ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В заключение заявляю: я не берусь выставлять свидетельство морали такому старому, заслуженному в партии и преданному товарищу, как т. Ганецкий. Я могу только подчеркнуть, что мы находим сотрудничество т. Ганецкого для Заграничного представительства абсолютно необходимым.

8/XI.17. К. Радек

Из протокола заседания ЦК РСДРП(б)

8 ноября 1917 г.

1. О Ганецком:

Постановлено создать комиссию по расследованию этого дела; комиссия должна быть составлена т. Свердловым и список ее должен быть представлен в ЦК; решено привлечь в комиссию представителей от левых с.-р.

Письмо Исполнительного комитета групп СДПиЛ[782] в России и ЦК РСДРП(б)

28 ноября 1917 г.

В Центральный Комитет Р.С.Д.Р.П.

Уважаемые товарищи!

Выслушав доклад избранной Исполнительным Комитетом групп СДПиЛ в России комиссии для рассмотрения поставленных против тов. Ганецкого обвинений, которая получила показания, между прочим, и от тт. Гранаса, Козловского, Лещинского, Радека, Бухарина, Спиро, Урицкого, Чудновского, а также В. Розанова, – Исполнительный Комитет принял предложенную комиссией резолюцию.

При сем прилагаем письменный доклад комиссии для вынесения Центральным Комитетом своего решения.

Исполнительный Комитет групп СДПиЛ в России

Ф. Дзержинский

Бобинский

И. Уншлит

Петроград, 28 ноября 1917 г.

Доклад комиссии Исполкома групп СДПиЛ в России по делу Ганецкого

26 ноября 1917 г.

Комиссия, выбранная Исполнительным комитетом групп СДПиЛ в России для рассмотрения дела т. Якова Фюрстенберга-Ганецкого в связи со всеми теми обвинениями, которые возводились на т. Ганецкого буржуазной и социал-империалистической прессою, а также агентами старого Временного правительства, пришла к следующим выводам.

Обвинения эти разделяются на две категории: одни обвиняли Ганецкого в том, что он состоит агентом германского правительства и в качестве такового субсидирует немецкими деньгами большевистскую агитацию, другие сводили свое обвинение к тому, что т. Ганецкий, будучи представителем партии большевиков, в то же самое время занимался (во время войны) грязной и темной торговой спекуляцией, не стесняясь даже входить в столкновение с уголовными законами.

Первая категория обвинений – об агентстве германского правительства – базировалась обвинителями на одном факте: на торговом и политическом (по мнению обвинителей) сотрудничестве с известным социал-империалистом германофилом Парвусом.

По отношению к этому комиссия пришла к убеждению, что факт личных сношений и совместных торговых операций отнюдь не влечет за собой факта политического сотрудничества. Личное знакомство и политическое сотрудничество – две разные вещи. Многие русские социалисты, также оборонцы (в том числе и Розанов), поддерживали личные сношения с Парвусом в то время, когда он был уже германским социал-патриотом, однако их никто не обвиняет в политическом с ним сотрудничестве. Одно указание на политическое сотрудничество Ганецкого с Парвусом делается Э. Гуревичем во 2-м номере листка «Без лишних слов». Там Гуревич рассказывает, что летом 1915 г. т. Козловский предложил ему по поручению Парвуса взять на себя редакцию большого марксистского ежемесячника, который Парвус обязывался финансировать. «Затем, – говорит Гуревич, – зимою 1915 г. (в декабре) в бытность мою в Стокгольме, ко мне снова явились Ганецкий и Козловский и повторили просьбу Парвуса о встрече».

Сам Гуревич здесь говорит только о том, что Ганецкий «повторил просьбу Парвуса о встрече». Не упоминает он ни словом о причастности Ганецкого к проектируемому издательству журнала. Т. Козловский в своем показании говорит, что предложение Парвуса об издательстве журнала он передавал Гуревичу летом 1915 г., что Ганецкий об этом не знал, что в декабре 1915 г., когда он (Козловский) вместе с Ганецким были у Гуревича, об издании журнала никаких разговоров не было и что все, что Ганецкий говорил о встрече Гуревича с Парвусом, сводилось к тому: «Интересно было бы, – сказал Ганецкий, – если бы встретились две таких полярных противоположности» (т. е. русский социал-патриот Гуревич и германский – Парвус). Показания Ганецкого об этом разговоре с Гуревичем совершенно совпадают с показаниями т. Козловского. Наконец, факт политического сотрудничества Ганецкого с Парвусом отвергается целым рядом товарищей, живших в это время в Копенгагене и принимавших участие в политической жизни. Тт. польские социал-демократы Лещинский, Гранас и Радек устанавливают, что, наоборот, Ганецкий из своих денег поддерживал издание в Польше, занятой Германией, той интернационалистской революционной прессы, которая боролась против германского империализма, за что жестоко преследовалась германскими военными властями. Розанов в своем показании по делу Ганецкого говорит, что в политической честности последнего он не сомневается.

Отвергая с негодованием всякие обвинения о состоянии Ганецкого в качестве германского агента, комиссия констатирует полную неосновательность обвинений Ганецкого в политическом сотрудничестве с Парвусом.

Другая категория обвинений – занятие торговлей во время войны, спекуляция и контрабандная деятельность. Помимо общих обвинений, обвинители указывают здесь на один факт: в конце 1916 г. Ганецкий был арестован датскими властями и наказан судебным порядком за вывоз без разрешения медикаментов. По показанию Ганецкого и Радека, а также свидетелей тов. Спиро и датского министра Стаунинга, дело обстояло так: экспедитор фирмы торгово-экспортной компании, где Ганецкий состоял заведующим, отправил без разрешения известное количество медикаментов в Россию, вывоз которых в это время был запрещен. О том, что медикаменты были отправлены без разрешения, Ганецкий не знал ничего. Но как ответственное лицо фирмы был арестован и наказан денежным штрафом без суда в административном порядке. По показаниям Розанова и других, все те лица из эмигрантской среды, которые знали Ганецкого в этом инциденте, отнеслись к нему сочувственно.

Ввиду всего вышеизложенного комиссия считает вышеуказанный факт не имеющим существенного значения для этого дела.

Обвинение, что Ганецкий занимался спекуляцией с целью взвинчивания цен, является также лишенным всякого основания. Никто никаких фактов, указывающих на это, не представлял. Наоборот, показания тт. Спиро, Лещинского, Гранаса и других говорят против этого. На вопрос, что заставило т. Ганецкого заняться торговой деятельностью, последний ответил, что недостаток средств к существованию для него и семьи является единственной этому причиной.

На основании всего вышеизложенного выбранная Исполнительным Комитетом групп СДПиЛ в России комиссии для разбора дела т. Фюрстенберга-Ганецкого в составе 3-х лиц – Б. Веселовского, К. Циховского и С. Пестковского – постановила:

1) Обвинение т. Ганецкого в том, что он состоял агентом германского правительства, считать абсолютно недопустимым.

2) Обвинение в том, что Ганецкий являлся политическим сотрудником Парвуса, абсолютно лишено всякого основания.

3) Обвинение в том, что Ганецкий занимался контрабандой, вполне опровергается. Административное взыскание, наложенное на него датскими властями за вывоз в одном случае не разрешенных к экспорту медикаментов, – факт чисто случайный.

4) Обвинение Ганецкого в том, что его торговая деятельность носила спекулятивный характер, является лишенным основания.

На основании всего вышеизложенного комиссия по делу т. Ганецкого считает его и впредь заслуживающим личного и политического доверия и не видит никаких препятствий к дальнейшей его партийной деятельности.

Б. Веселовский

С. Пестковский

К. Циховский

Петроград, 26 ноября 1917 г.

Дополнительные показания тт. Бухарина и Урицкого не вносят никаких существенных изменений в фактическую сторону дела, почему и комиссия остается при прежнем решении.

вернуться

782

Имеются в виду социал-демократические организации Королевства Польского и Литвы.

77
{"b":"25366","o":1}