ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Черт! – выругался Стас, мельком просмотрев перечень указанных в судебном решении фамилий. – Да тут же полгорода наберется!

– В список попало почти все руководство «Апсауги», – терпеливо, словно разговаривала с идиотом, пояснила адвокатесса. – Плюс трое наших бывших клиентов, пытающихся обвинить вас… нас в рэкете и вымогательстве… И еще один наш экс-коллега…

– Крыса! Первым сбежал… к ним и ушел, в «Апсаугу»! – процедил Стас. – Не погнушался взять «выходное пособие» за полгода… хотя сел на измену… и ушел к нашим конкурентам! Да его, кстати, никто и пальцем не тронул… хотя за такие вещи надо наказывать.

– Всего в списке указано четырнадцать граждан, с которыми вам запрещено контактировать, – уточнила Ирма. – В любой форме! А также перечислены адреса и названия учреждений, где вам также не следует появляться вплоть до отмены данного судебного решения! На следующей неделе я попытаюсь опротестовать решение судьи в данной части. Но сейчас следует поостеречься: если вы нарушите это требование и это будет зафиксировано, вы очень быстро вновь окажетесь в «Лукишкес»… Вот почему, Стас, я так занервничала, когда к нам подошел этот… А вдруг провокация?

– Юж така умна кобета… Наши законы знает! – продолжала восхищаться подругой Бася. – А Римас поехал… стол накрывать!.. Сказал, чтобы мы вас, начальник, сразу – на самоход! И чтоб ехали за город! Вас же из-за стола забрали! Так файно все начиналось… на крутой тачке подъехали, как настоящие крули[18]! Ну ниц! На цо нам той ресторан?! Мы и на хуторе сможем добже час провести…

– По двум эпизодам, которые взялись расследовать оперативные службы, – продолжила Ирма, – мы имеем дело с явной фальсификацией фактов и улик со стороны заявителей. Примерно за сутки до ареста на даче нашего бывшего коллеги, – она назвала фамилию перешедшего в штат «Апсауги», – была обнаружена растяжка. Граната «Ф-1», прикрепленная к двери веранды, не сработала вроде как чудом…

– Ну а мы тут каким боком? – мрачно спросил Стас.

– Бывший коллега написал заявление, что вы ему неоднократно угрожали и что в свое время именно так вы пытались припугнуть одного из партнеров по бизнесу. По другому эпизоду – о якобы «неоднократных угрозах физической расправы» в адрес… – Она назвала фамилию их бывшего самого крупного клиента. – Там есть какие-то аудиозаписи с вашими голосами… Наверное, записи смонтированы? Гм… Я потребовала сделать экспертизу этих записей!.. Но оба потерпевших, как я узнала сегодня после полудня, отозвали – как бы не сговариваясь, но почему-то в одно время – свои заявления… Еще по трем эпизодам… подобного рода… ведется досудебное следствие… Так что судья не счел нужным продлевать вам с Римасом срок пребывания под стражей…

Стас с чувством пожал ее ладонь, вложив в этот жест многое шедшее от сердца.

Джип, выехав из города, теперь ходко шел по Укмяргскому шоссе. Они уже приближались к нужной развилке. Стас взял у Ирмы ее сотовый – свой разрядился окончательно – и позвонил Мажонасу.

– Ну? – прозвучал в трубке голос напарника. – Где вы там застряли?! Я уже стол накрыл! А сейчас вот баньку протапливаю…

Стас, перекинувшись несколькими словами с приятелем, в очередной раз порадовался за него: у Слона настолько толстая шкура и устойчивая психика, что даже визит в тюрягу не способен выбить его из душевного равновесия…

«Наверное, Ирма права, – поняв, от кого конкретно исходит эта вот инициатива отправиться на пару-тройку дней вон из столичного города, – подумал Стас. – Ясно, что упекли в СИЗО Полковник и Ко… через свои связи в полиции и прокуратуре. Значит, всерьез опасаются, что дело в арбитражном суде, тянущееся еще с Рождества, они могут с треском проиграть… Даже для их крупной фирмы это будет серьезный финансовый урон, не говоря уже о том грязном пятне, которое ляжет на их и без того далеко не безупречную репутацию… Ладно, черт с ними со всеми! Действительно, не стоит горячиться, нужно спокойно выждать несколько дней… И вообще, не о том ты сейчас думаешь, Стас… У тебя ведь есть дела и задумки поважнее, нежели давние дрязги с конкурентами по бизнесу…»

Стас только сейчас заметил, что прохладная ладошка адвокатессы покоится в его ладонях. Ирма сидела тихо, как мышка. Она казалась чуточку испуганной. Так они и сидели молча, держась за руки, пока Бася, проехав еще километров пять от поворота по нырнувшему в лесной массив проселку, не доставила их в старую сельскую усадьбу…

– А где хозяйка? – спросил Стас, обменявшись с напарником крепким рукопожатием. – М-да… неслабо нас подставили эти мужички из «Апсауги»…

– Бог с ними! Потом поговорим, Стас… Бабушка Онуте сейчас у родни, немного хворает. Приймак ее, Вирас, один тут крутится… – Увидев, что «младший детектив» достала одну за другой из багажника джипа две довольно объемистые сумки, Слон ухмыльнулся. – Ты чего, Баська? Весь свой гардероб приволокла? А на цо? Тут тебе не венская опера… Ватник… сапоги… ну а в баню – так вообще без ничего!.. Я уже веники приготовил… Держись, девушка, буду тебя парить!

– Так не пойдет, – рассмеялась Бася, закидывая поочередно сумки на плечи. – Хлопы – отдельно, кобеты – розно от хлопов. Хотя… бимбера выпьем, там будет видно…

Стас хотел забрать у нее сумки и занести их в дом, но не тут-то было.

– На цо? Сама донесу! Вы отдыхайте, шеф! И ты, Ирма, – тоже! А я Римукасу помогу… будет у нас бардзо добжий банкет!..

Стас умылся, сбрил двухдневную щетину и наконец избавился от дурацкого смокинга. Кто-то из девушек, Бася или Ирма, предусмотрительно прихватил из офиса его «тревожный» чемоданчик – точнее, это была дорожная сумка, – где имелся в числе прочего и запасной комплект одежды.

Надев чистую сорочку и простеганный «форменный» свитер, он вновь почувствовал себя человеком. У-упсст! Едва не забыл бархатный футляр с колечком! Положив вещицу в нагрудный карман, Стас некоторое время еще в задумчивости стоял посреди небольшой, обставленной просто, по-деревенски, комнаты…

– О чем задумался, командир? – спросил заглянувший в комнату Римас. – Я в саду стол накрыл, под тентом. Нормальная погода, ветра нет, че нам в доме торчать?! Кстати… забыл тебе рассказать. За полчаса до вашего приезда звонил этот… русский… Женя Иванов из Москвы. Просил передать, чтобы ты, Стас, перезвонил ему при первой возможности…

– Не сегодня! – сказал Нестеров, у которого мысли сейчас были заняты совершенно другими вещами. – У меня не деловое настроение.

– И то верно! – ухмыльнулся Мажонас. – Не будем пока голову морочить.

Они прошли через летнюю половину этого просторного, почти векового, но еще довольно крепкого дома и вышли на небольшую лужайку, примыкающую к старому фруктовому саду. За жердяной изгородью, над почерневшей стеной подступающего почти вплотную леса дотлевали остатки неяркого прибалтийского заката. Погода стояла вполне весенняя, в воздухе приятно попахивало доходящим на углях шашлыком. Приймак Вирас, который обретался на хуторе уже третий год, – хозяйка называла этого немого, косматого, немного странного мужчину лет пятидесяти «божьим человеком», что не мешало ей взвалить на него всю мужскую работу по хозяйству, – сам подключил проводку с гирляндой лампочек, после чего, по обыкновению, куда-то испарился, отказавшись от рюмки и угощения.

Еще минуты две или три царила суета. Ирма устраняла огрехи в сервировке, переставляя туда-сюда какие-то наполненные снедью вазочки, тарелки из обливной керамики и емкости с разнообразными напитками, в том числе и домашнего приготовления. Баська пыталась влезть в процесс приготовления шашлыка, но Мажонаса таким вот вещам учить не нужно. Наконец расселись за столом, под освещенным гирляндой лампочек полосатым тентом…

– Один момент, командир! – увидев, что Стас поднялся со своего кресла и готовится произнести какой-то тост, сказал Мажонас. – Давай-ка с того места, когда на нас в ресторане «антитеррор» наехал! Интересно же… с чего это ты нас вдруг на лимузине катал! Ты же хотел что-то важное сказать?

вернуться

18

Короли (польск.).

11
{"b":"25368","o":1}