ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самый одинокий человек
Мы взлетали, как утки…
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Жена по почтовому каталогу
Затонувшие города
Дело о бюловском звере
Ветер на пороге
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Прах (сборник)

Да, таков он, этот труднодоступный район горной Чечни. Для военных же сама гордая, непокорная страна вайнахов словно кость, застрявшая в горле…

Когда Чермоев вышел наружу из штабной землянки, часы показывали четверть восьмого утра. Не время еще для жары.

Асланбек хотя и здорово походил внешне на своих старших братьев – из одного семени произросли, – все же во многом отличался от них как обликом, так и характером. Он был несколько выше, массивнее, крепче в кости, нежели Руслан и Тимур, а чертами лица погрубее. Возможно, сыграло роль и то, что он с юных лет знался с оружием, бывал во многих переделках, часто находился на волосок от смерти, почти всегда командовал малыми и большими отрядами, а значит, нес на себе груз ответственности, нападал и отходил, убивал сам и давал убивать тем, кто хотел отомстить за погибших родственников, равно как не отказывал братьям-единоверцам из других стран или наемникам, готовым за «зеленью» отправиться хоть в саму преисподнюю. И хоронил, хоронил, хоронил…

Да, он не столь предприимчив, как Руслан, который наловчился делать баксы едва не из воздуха, и не так образован, как Тимур, которому не в диковинку общаться с дипломатами и журналистами и который изъясняется на английском так же свободно, как и на своем родном горском наречии. Но он не делец и не мастер кружевных интриг. Он воин, его ремесло – война с проклятой, ненавистной Россией, страной дебилов, пьяниц, отморозков и тупых, кровожадных ублюдков. Что может быть почетнее для вайнаха, чем участие в такой войне, когда не только можно, но и нужно, и даже почетно взрывать, расстреливать, резать и рубить на куски навалившегося потной вонючей грудой тело врага? И таким святым богоугодным образом превращать всех этих «омоновцев», «собровцев», «супер-пупер-спецназовцев», являющихся на деле плохо обученным сбродом, вкупе с тыловиками и тонкошеими срочниками, перебздевшими не только от увиденного здесь, но и от самого факта своего пребывания в Чечне, – превращать в падаль, в раздувшиеся, смердящие трупы, в тяжелые деревянные домовины, коих «черным тюльпанам» отсюда таскать не перетаскать.

Ему было доподлинно известно, что данные на него занесены – по некоторым сведениям, еще весной 96-го года – в картотеку Разведупра ОГФС[1]. Асланбек Чермоев, если его имя всплывало в той или иной связи, проходил по различным ориентировкам и сводкам разведданных в качестве командира отряда самообороны селения Алерой. Другими словами, он возглавлял местное «ополчение», подчинявшееся совету старейшин и в какой-то степени временной администрации, численностью до полусотни человек – но это была лишь видимая федералам верхушка айсберга.

Время от времени к братьям Чермоевым проявляли интерес российские спецслужбы. Возникали опасения, что они явно не те лояльные или по крайней мере нейтральные по отношению к федеральным властям люди, за кого себя старательно выдают. И что Асланбек, в частности, воинственный нохча, настоящий волк, вырядившийся маскировки ради в овечью шкуру.

Но мало ли что разносят по ветру досужие языки? В отличие от некоторых неумных полевых командиров, склонных к позерству и самолюбованию, Асланбек никогда не допускал к себе журналистов и ни при каких условиях не афишировал свое истинное лицо. Что же касается подозрений… Их, как известно, к делу не подошьешь.

Сам Чермоев, кстати, с легкостью входил в сношения с российскими военными. И даже считал подобные контакты полезными. Ему даже незападло было, например, стоять рядом с известными генералами, когда в его родном селении прошел «торжественный» митинг по случаю освобождения Алероя от «банд террористов». Если того требовала ситуация, он раздавал направо и налево обещания, поддерживал, поддакивал, клялся в дружбе и верности… и с такой же легкостью отказывался от взятых на себя обязательств.

В настоящий момент дела у младшего Чермоева шли ни шатко ни валко. В Алерое и прилегающих к нему населенных пунктах осели, легализовались и теперь ожидают сигнала к действию до трех сотен одних только вайнахов призывного возраста. Почти все они прошли ранее выучку в полевых лагерях, действующих под эгидой Чермоева, а затем начиная с августа прошлого года – это не считая ветеранов прошлой войны – участвовали в сражениях нынешней, еще более кровопролитной кампании. Многие из них были ранены, но теперь их подлечили, поставили на ноги, и они горят желанием дать новый бой ненавистным русским свиньям. Даже у тех вайнахов, кому не посчастливилось в жизни и довелось пройти через ужасы и пытки «фильтров», боевой дух отнюдь не сломлен. Из ближних и дальних краев возвращены также те, кто способен заменить выбывших из строя командиров и организаторов, – тот же Ваха Хурциев, к примеру, который некоторое время состоял личным телохранителем при Руслане Чермоеве.

В плане финансов он также сейчас упакован как никогда. Благодаря усилиям старших братьев в руках Асланбека и местного казначея тейпа Чермоевых сосредоточены нынче такие огромные суммы наличных долларов – не говоря уже о наштампованных здесь же и весьма недурно сработанных «чеченских баксах», – что их хватило бы с лихвой на содержание контингента бойцов впятеро больше того, каковым он сейчас реально располагает. Руслан гребет деньги лопатой под самым носом у свинячьего отродья, а Тимур удачно разрабатывает богатую «исламскую» жилу, черпая средства преимущественно из саудовского источника.

Набрать людей при столь обильном финансировании – не проблема. Страна настолько разорена, что для многих вайнахов, обремененных к тому же семьями, война остается единственным источником существования. Не проблема еще и потому, что Чермоевы через своих жен породнились с влиятельными горскими тейпами – «ведено» и «беной». И хотя братья давно вывезли своих домочадцев за кордон, местные родственники из числа породненных горцев никогда не откажут им в поддержке.

И это не говоря об иноземных единоверцах и профессиональных наемниках. Тот же Тимур обещает уже в ближайшие недели командировать в родные края до двух сотен отборных моджахедов, которых нужно сорганизовать в отряды, вооружить, зарядить деньгами и наркотиками – и они будут резать бидинов-безбожников без устали, до последнего вздоха.

Есть только одно «но» – острейший дефицит оружия и боеприпасов. Федералам удалось-таки перекрыть основные каналы поставок оружия в мятежную республику. В армейских частях и подразделениях вновь возрожден институт особых отделов. Контрразведчики рьяно взялись за дело. Если раньше сплошь и рядом можно было выкупить оружие у тех же федералов, то сейчас и этот канал перекрыт почти целиком. Собственные же арсеналы заметно оскудели. Да и российские спецслужбы не дремлют: то транспорт с контрабандным грузом накроют, то один из оставшихся немногочисленных тайников с оружием вычислят. Да и в горах нынче неспокойно, там рыскают мелкие разведывательно-поисковые группы, которые действуют на манер горных егерей.

Кое-что удается выкупать у местных жителей, но это крохи. Мелочь и те военные трофеи, что достаются боевикам после нападения на федералов. Примерно в таком же положении находятся и другие полевые командиры. Неудивительно, что цены на оружие, боеприпасы и прочее армейское снабжение резко возросли. И даже при наличии денег приобрести внутри Ичкерии добрую партию оружия очень и очень трудно.

Едва ли не единственным крупным оптовиком на этом рынке нынче является так называемая «фирма Джабраила». Далеко не с каждым они соглашаются делать свой бизнес. Требование предоплаты в полном объеме, скрупулезно выверенные и просчитанные схемы банковских переводов через «офшоры», исключение сделок, где фигурируют «наличка» или бартер, те же наркотики в качестве платы за товар, закрытость самой организации и высочайшая степень конфиденциальности любой сделки, любого шага – вот лишь часть из того, с чем приходится сталкиваться, когда имеешь дело с людьми Джабраила.

Чермоевы сотрудничали с «фирмой» довольно активно. В отличие от многих других авторитетных нохчей, вынужденных в данном случае действовать через посредников, Асланбек и его братья контачили с представителями Джабраила напрямую – у них были не только средства, но и возможность аккумулировать их на счетах указанных им банковских учреждений. Таким образом, они могли закупать оружие и военные припасы по сравнительно умеренной цене, затем втридорога перепродавая «товар» тем, кто в нем нуждался.

вернуться

1

ОГФС – Объединенная группировка федеральных сил на Северном Кавказе.

3
{"b":"25369","o":1}