ЛитМир - Электронная Библиотека

Обе девушки довольно привлекательны. Они, конечно, наделены талантом лицедейства, обучены кое-каким фокусам, а потому могут сыграть десятки женских типажей, будь-то невинная юница или многоопытная кокотка, портовская шлюха или послушница женского монастыря, секретарша, наркоманка, нимфоманка, лесбиянка и т. д., и т. п. Но сейчас, кажется, они предстали перед ним в своем естественном облике. У светловолосой Марго внешность скандинавки; нежный овал лица, на котором выделяются синие блюдца-глаза, в ее облике преобладают спокойные, мягкие тона; у нее, судя по всему, хорошенькая фигурка, но в точности об этом, равно как и о ее характере, говорить пока рановато. Виктория – брюнетка, с короткой, почти мальчишеской стрижкой, гибкая, подвижная, с чуть смугловатой матовой кожей, смешливая, с бесенятами в карих глазках. В отличие от своей подруги, коренной москвички, Виктория родилась на юге России, в Сочи, утверждает, что ее предки были потомственными казаками.

Им по двадцать четыре года. Много это или мало? Как посмотреть. Мокрушин, будучи примерно в их возрасте, уже рейдировал во главе небольшой разведгруппы по зеленке в чеченских предгорьях – летом 95-го года. Командовал он ребятами, старшему из которых было двадцать два года, а потому бойцы смотрели на старлея Мокрушина как на умудренного боевым и жизненным опытом ветерана.

Так вот… Рейндж всегда считал, что женщины – это существа с другой планеты, а потому изучить их целиком невозможно. Однако же о своих подопечных знал если не все, то очень и очень многое. Агентам же известно лишь то, что счел необходимым сообщить об их новом «старшем брате» начальник подотдела: «куратор» обладает более высоким служебным статусом, у него «черная» лицензия, знакомы они с деталями его нынешней залегендированной биографии – короче, знают о нем ровно столько, сколько требуется в нынешней конкретной ситуации.

Приятно, конечно, поболтать за завтраком с хорошенькими девочками, но надо же и о деле помнить.

– Я не намерен здесь утруждать себя чем бы то ни было, – бодро сообщил «старший брат». – По правде говоря, я заслужил себе этот отдых. Если будете вести себя тихо, как мышки, то и вас особо гонять не стану… Ну что, договорились?

Агенты в знак согласия дружно покивали головой. Марго вдобавок забросила ногу на ногу, эдаким плавным царственным жестом – а-ля Шарон Стоун. Халатик, и без того короткий, доходящий едва до середины бедра, сбился вверх, обнажив стройные загорелые ножки почти во всю их немалую длину. Знает ведь, шельма, что Рейндж взволнуется, и тем не менее личико у нее спокойное-преспокойное, лишь в уголках чуть припухших губ таится слабое подобие усмешки.

– Кхм… Кто у нас отвечает за связь с внешним миром?

Он строго, и это ему почти удалось, посмотрел на Вику, поскольку именно она отвечала за этот участок работы. Спецаппаратуры у них при себе не было, поскольку добирались они сюда вполне легальным маршрутом через Грецию. Да и на фига им сейчас спутниковый терминал? Достаточно обычного походного ноутбука, чтобы в случае нужды подключиться к Интернету, вдобавок у каждого – сотовый телефон.

По своему богатому опыту он знал, что Родина-мать, если ты вдруг ей понадобишься, разыщет и достанет тебя в любой точке земного шара.

– Вчера в десять вечера был сделан контрольный звонок, – доложила «радистка Кэт». – На данный момент времени никаких инструкций в наш адрес не поступало.

Вика была прикинута по-курортному: в короткие облегающие шорты и лимонного цвета топ, сквозь который заметно просматривались маленькие острые соски. Убедившись, что «старший брат» переключил внимание именно на нее, она по-кошачьему выгнула спинку, потянулась всем телом, да так, что ее небольшая упругая грудь едва не выпорхнула наружу из-под узкой эластичной полоски топа – и все же зоркое око Рейнджа успело сфотографировать и два нежных холмика, почти целиком открывшихся его взорам, равно как и зафиксировать такую пикантную деталь, что на левой груди у Вики, у основания, имеется небольшая родинка.

– Так, так… – протянул он несколько озадаченно. – Оч-чень хорошо! Меня, знаете ли, даже радует, что нас никто не беспокоит! Вы сможете под моим началом продолжить учебу, причем в условиях… кхм, приближенных к боевым! Марго, ты отвечаешь за учебный процесс, верно? Что там запланировано на сегодняшний день?

– Зачитать весь список? Первое…

– Так много? – удивился «куратор», не дав ей больше произнести ни слова. – Придется подкорректировать учебную программу. Я буду читать вам по одной лекции в день. Поверьте, этого будет вам вполне достаточно.

– О, как интересно, – промурлыкала «Кэт». – Босс будет сейчас читать нам лекцию…

Рейндж на короткое время задумался. Знанию специальности этих двух молодых агентов уже обучили опытные наставники – а вот он отнюдь не теоретик, не педагог, а практик. Во-вторых, и что самое главное – на фига все это сдалось? Здесь, да еще в такой компании, надо оттягиваться по полной программе, а не тратить время на разную ерунду и не устраивать самому себе какие-то непонятные напряги.

Ему захотелось закурить. Он так и поступил: смачно затянувшись «мальбориной», стал излагать собственные мысли:

– Что самое важное в нашем деле? Скажу одним словом – радость! Удивлены? Вас этому не учили, верно? Для начала научитесь получать радость от творческого, умственного или даже физического труда, все остальное, поверьте, тут же приложится! Да, не забудьте о том наслаждении, которое способны доставить любовные отношения… Если энтузиазм вас не покинет, то вы без труда сможете справиться с любым самым сложным делом! Я из собственного опыта знаю, что кайф, который ты получаешь от своей работы, и при том отсутствие всяких сомнений и терзаний – это и есть успех в чистом виде.

Закончив свой импровизированный доклад, он с усмешкой посмотрел на притихших кадетов.

– В следующий раз я познакомлю вас с одним правилом, которое каждая из вас должна зарубить себе на носу, – я называю его «одиннадцатой заповедью»! Ну а на сегодня, пожалуй, достаточно будет…

Марго, хотя и сохраняла по ходу «лекции» задумчивый вид, все же сумела перехватить взгляд Влада, устремленный на бар-холодильник, расположенный аккурат позади нее. Напиток она тоже выбрала безошибочно – Рейндж только подумал о том, что неплохо бы промочить сейчас горло пивком, как перед ним была поставлена банка «Карлсборга».

– Любопытный подход. – Марго бросила на «куратора», присосавшегося к жестянке, заинтересованный взгляд. – Действительно, в «школе» нас такому не учили.

– Сильно сказано, – стрельнула в его сторону глазенками агент Виктория. – Особенно про «любовные наслаждения»… Что у нас дальше по графику, Влад? Между нами говоря, Кипр – это ужасная дыра…

Допив свое пивко, Рейндж одарил стажерок безмятежной улыбкой. Глупенькие… Надо радоваться жизни. Кипр – не самый худший вариант. Существуют ведь и другие края, не столь благословенные. Те самые края, откуда всего две недели назад вернулся их «старший брат»…

– Я не только работать, но и мозгами шевелить не собираюсь. – Скомкав в ладони жестянку, Рейндж прицельно метнул ее в корзину. – Сами что-нибудь придумайте. Для начала меня устроит небольшая обзорная экскурсия по злачным местам славного города Лимасола…

Глава 5

Землянка, в которой устроились на ночь люди Джабраила, была хоть и тесноватой, с низким бревенчатым потолком, но зато сухой, с раздельными лежанками, а матрацы и одеяла – о постельном белье, естественно, в таких условиях и не мечтать – еще не успели пропитаться запахами давно немытых тел.

Понимая, какой на завтра предстоит ему шебутной денек, Андрей, как только отвял от него со своим скользким базаром Асланбек Чермоев, выдал самому себе ЦУ – «спать!» – и часов эдак пять прокемарил.

Спал он чутко, а потому даже сквозь сон слышал, как ворочались ночью на своих жестких ложах двое приданных ему бойцов, как они тяжело вздыхали в унисон каким-то своим мыслям и как они поочередно выходили покурить на свежий воздух – «очко»-то не железное… Сторожевые датчики, конечно, и в эту глухую пору продолжали бодрствовать.

8
{"b":"25369","o":1}