ЛитМир - Электронная Библиотека

— Две машины, гоняющиеся друг за другом в тумане — это смешно, — отозвался Крейн. Он чувствовал себя так, словно бил кулаками воздух. Если Мак-Ардл догонит Полли, неизвестно, что может произойти.

— Я вынуждена ехать медленнее, Рол, — пока Полли говорила, машина сбросила скорость. — Ни черта не видать в этом проклятом тумане.

Они пробирались через сплошную стену тумана, его щупальца залезали через разбитое заднее стекло, дыша холодом. Пару раз Крейн закашлялся.

Полли внезапно кивнула вперед.

— Это похоже на огонь. Что?..

Крейн стал вглядываться веред через клубящиеся волны тумана. Наверху показалось розовое свечение, напоминающее круглое раскаленное колесо, приближающееся по мере того, как машина пробиралась вперед. В завитках тумана отражались проблески серебряного и золотистого света. Краски становились глубже, ярче, приобретая призрачное золотистое сияние, которое что-то напоминало Крейну, что-то очень знакомое, будничное, но что сейчас ускользнуло из его памяти. Это было похоже на...

— Это напоминает солнечный свет в тумане, — внезапно сказал Полли, сидя очень прямо и крепко вцепившись в руль.

— Солнечный свет! — воскликнул Крейн. — Но ведь сейчас ночь!

Золотое свечение усилилось, заливая весь мир. Внезапно они выскочили на простор, туман остался позади, а вокруг раскинулась зеленая местность, купающаяся в лучах яркого солнца.

Полли резко затормозила, и они сидели, вбирая в себя тепло, безмолвные, застывшие, чувствуя пробирающую их дрожь. Крейн сделал глубокий вдох, облизнул непослушный языком губы и сказал:

— Добро пожаловать в Страну Карты!

— Страна Карты! — эхом отозвалась Полли Они оба сидели, глядя вперед, пытаясь привыкнуть к новому окружению и отсутствию опасности, совсем недавно гнавшейся за ними по дороге.

Дорога по-прежнему тянулась между изгородями и низкими каменными стенами, огибая пологие холмы, с далекими серо-пурпурными горами, оскалившими зубы обнаженных скал. Перед ними дорога шла под уклон, пустая, ждущая, зловещая.

— Это не дорога в Ирландии, — прошептала Полли.

— Может, нас лучше вернуться...

— А Мак-Ардл?

— По крайней мере, он человек. Здесь же мы можем встретить нечто совсем другое.

— Это верно. Но мне кажется, Мак-Ардл...

Они решили отложить спор. Крейн посмотрел на часы.

— Если Мак-Ардл следовал за нами, он сейчас где-то рядом. Согласитесь с этим, Полли. У нас есть карта — та половина, которая открывает вход в Страну Карты с востока, — а у Мак-Ардла ее нет. Мы ехали с этой картой и прибыли сюда. Он же этого не может.

— Это его затруднения. — Полли уставилась вперед, пытаясь разглядеть через гребень холма извилистое продолжение дороги. — Все правильно. — Она нахмурилась. — Но что там впереди?

Крейн посмотрел туда. Сначала ему показалось, что это пивной бак, но тут же он распознал останки разбитого грузовика.

— Это был Колла, — спокойно сказал он.

— Ну... — Полли перевела дыхание и поглядела на машину.

— По крайней мере, мы здесь. Так давайте сделаем то, что собирались сделать, когда попадем сюда. Пока они медленно катили вперед, Крейн понял, что события разворачиваются совсем не так, как он ожидал. Весь переход в Страну Карты был совершенно иным, чем он представлял себе. Совершенно иное, более странное дыхание неизвестности было вплетено в нынешние опасные события. Крейн ждал, пока машина подъедет к разбитому грузовику. Лайэм сказал правду. В расщепленном деревянном кузове лежали три чемодана. Они были покорежены и почернели, словно подверглись действию жары, и часть находящихся в них алмазов должна была сгореть. Но оставшиеся сверкали загадочным блеском в солнечном свете.

— Черт побери! — восхищенно воскликнула Полли.

— Полли, вспомните, что вы леди. Перенесем чемоданы в багажник. Вспомните, они стоили мне сто тысяч.

— Корыстный кровосос-капиталист, — ответствовала Полли.

Они оба за шутливыми словами пытались скрыть страх, который подгонял их поскорее уехать от этого места.

Крейн мельком оглядел кабину. Там не было ни следа Коллы.

— Послушайте, Полли, мы не можем ехать дальше. Это безумие. Мы нашли Страну Карты, но она совсем не такая, как мы ожидали. Мы совершенно уверены, что будем убиты. Давайте уедем отсюда.

— А как же Аллан?

— Он прибыл сюда пять лет назад, Полли. Вы должны были привыкнуть думать о нем, как о мертвом. Зачем пытаться изменить это теперь? И во всяком случае, — закончил Крейн с откровенной прямотой, вложив всю душу в этот аргумент, — он наверняка давно уже мертв. Как Колла.

На лице Полли появилось упрямое выражение. Крейн вздохнул и чувствуя приближение неминуемой грозы. Но к его удивлению, Полли сказала:

— А вы?

— Мы обнаружили, что здесь больше беспокойства о жизни, чем о карте или охотниках за ней. Я хотел вновь попасть в Страну Карты. Но теперь думаю, что вряд ли смогу помочь Адели. Я ошибался в этом, но мне это казалось непоколебимой истиной. И вот теперь я здесь. Но теперь мне хочется послать все это в ад! Полли издала странный смешок.

— Может быть, это невозможно. Может быть, мы уже в аду.

— Может быть. Уедем...

— Нет, Рол. Я очень извиняюсь. Послушайте, вы можете вернуться пешком к линии тумана и уйти на ту сторону в безопасность, если желаете. Но здесь светит солнце и нет никаких признаков немедленной опасности. Здесь все тихо и мирно, и я чувствую в себе мятежный дух. Я прибыла сюда найти Аллана. Я не могу сразу же развернуться и уехать, раз уж теперь я почти там, где и он, только потому что...

— Потому что вы можете быть убиты?

Полли поморщилась.

— Это не совсем так. — Она стояла рядом с Крейном в дорожной пыли, вздымая ее носком туфли. Местность лежала вокруг них тихая, мирная, очаровательная и покойная. — Во всяком случае, я проеду немного вперед. Она выглядела непреклонной. Она и была непреклонной. Вспомнив свою первую встречу с ней, Крейн не пытался больше спорить. В пыли на дороге лежала кожаная сумка, и он нагнулся, чтобы поднять ее. Гранаты! Он вспомнил, что Лайэм говорил о них. О, да, Крейн раньше имел с ними дело и выработал неплохую меткость броска. Он перекинул ремень через плечо и сумка удобно легка на левое бедро. Она была тяжелая, и штуковины, лежащие в ней, напомнили ему яркие рассказы опытных полковых гранатометчиков. Воспоминания о том времени, когда он использовал гранаты против террористов, всегда жили в нем — его меткость и точность уложила пятьдесят процентов из них. Но он никогда не подходил к этому как снайпер — эффективно, но беспорядочно.

Его пальцы коснулись кожаного ремня сумки и ржавой металлической пряжки, когда Полли закричала. Он быстро поднял взгляд.

Перед глазами вспыхнули воспоминания детства. Крейн почувствовал слабость в ногах.

Через траву под углом к дороге спешило выпрыгнувшее из ниоткуда, блестящее, огнедышащее, многорукое лязгающее чудовище.

Значит, детские воспоминания Крейна не оказались ложными. Может быть, отдаленный огонь, дым и башни, которые он видел ребенком, просто не видно отсюда — они, должно быть, на другой стороне этой фантастической страны, принимая во внимание, что сейчас у Крейна другая половина разорванной карты, — но чудовища оказались вполне реальными. Реальными, лязгающими и машущими цепкими руками — реальными и направляющимися прямо к нему.

Их было два. Критически, с опытом прожитых лет и умением отражать танковые атаки, отбрасывая обессиливающий сверхъестественный страх, Крейн увидел танковые гусеницы, суставчатые, похожие на щупальца руки, красноватые вспышки какого-то внутреннего источника энергии, извергающиеся через напоминающие вентиляционные отверстия, низкий, подобный орудийной башне нарост на главном теле машины... и Крейн смог распознать во всем этом военную машину, созданную кем-то... Но эти атакующие танки не были сделаны рукой человеческой. Его рука сама полезла в сумку и достала знакомый ананас гранаты, старой гранаты времен Второй Мировой войны, и он еще подумал, сработает ли эта древность, как тело само начало действовать, он выдернул чеку и изо всех сил швырнул гранату. Затем он нырнул в машину, Полли вдавила акселератор в пол, агонизирующе взревел двигатель, завизжали шины.

15
{"b":"2537","o":1}