ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ненавижу эту сучку
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Арктическое торнадо
Прошедшая вечность
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Перстень Ивана Грозного
Соблазни меня нежно (СИ)
Нить Ариадны
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!

— Быстрее, скотина! — закричала Полли.

Крейн вспомнил отца и рев их старого красного автомобиля. Он покрылся потом. Граната попала точно. Передний танк накренился на один бок, как искалеченная лошадь, гусеница была сорвана с ведущих колес и крутилась все медленнее и медленнее, наматываясь на ось. Удары металла о металл явственно донеслись сквозь рев мотора «остина». Плохой замысел, мельком подумал Крейн, глядя, как второе лязгающее чудовище нагоняет их с каждым ярдом. Несколько секунд до него было рукой подать. Но тут прекрасный «остин» показал свою скорость, и лязгающий, изрыгающий огонь экипаж стал отставать, заколебался и пропал из виду.

— Эта штука была близко, — совершенно спокойно сказала Полли. Руки ее, держащие руль, были тверды и не дрожали. Вероятно, она была потрясена, когда Крейн замешкался снаружи.

— Слишком близко. — Крейн, сощурившись, поглядел назад через разбитое стекло. Лязгающее чудовище все еще ехало по белой ленте дороги. Солнце сверкало золотом на его боках. Только сейчас Крейн осознал, что эти штуки были ярко-красными, сверкающими, без всякой камуфляжной окраски, прекрасно видные на безмятежной зеленой местности. Красное пятно безжалостно следовало по белой дороге.

— Я полагаю, вы знаете, что мы направляемся прямо в центр Страны Карты? — спросил Крейн.

— Я заметила это.

— Ну и что?

— Именно там может быть Аллан. Вы можете поразить этих лязгающих тварей, танки или что они есть, гранатами. Вы уже сделали это и можете повторить.

И в этом, с замирающим торжеством подумал Крейн, вся Полли Гулд.

Пока машина мчалась по пустой ленте дороги, вокруг них разворачивалась местность, зеленые долины постепенно переходили в широкую монотонную равнину, усеянную группами деревьев и перерезанную блестящими ленивыми речками. Далекие пурпурно-серебристые горы уходили за пределы видимости, вздымая пики в небо. Небо по-прежнему оставалось высоким, голубым и обширным, усыпанным лениво плывущими ватными облачками. В воздухе носились запахи дикого тмина и полевых трав, цветы с тяжелыми головками наполняли мир чудесными букетами. Это была страна, в которой дух человека мог избавиться от давления железобетонных стен, а его легкие дышать чистым воздухом, неиспорченным угольным дымом и смогом. При других обстоятельствах эта сцена могла бы быть прекрасной и очаровывающей. Но не сейчас, не в диких, туманных болотах Ирландии, не когда они прошли через дождливую ночь и завесу тумана.

Солнце не было на надлежащей для этого времени года высоте. Крейн достал карманный компас — без которого не обходится ни один энтузиаст географических карт — и попытался определить страны света. Через секунду он глубоко вздохнул, прикрыл глаза, открыл их и вновь взглянул на компас.

— Для информации, Полли, — медленно проговорил он. — Северный магнитный полюс теперь находится где-то в районе южного. Я подумал, что вы можете заинтересоваться этим.

— Но почему вы так уверены? О, да, я знаю, что север должен быть слева от нас, но мы могли постепенно развернуться и ехать в другую...

— Не говорите вздор, Полли. Здесь две причины. Одна заключается в том, что, много работая с картами, я прекрасно ориентируюсь на местности. Заведите меня в лабиринт, и я знаю — правда, не знаю, как — где там правильный выход.

— Да вы счастливчик!

— Не важно. Вторая причина висит в небе. Мы могли изменить курс лишь так, что едем на запад вместо востока, и я могу ошибаться, думая, что моя ориентировка действует также в Стране Карты. Но солнце показывает, что мы едем на восток. И тогда северный магнитный полюс должен лежать на юге. Взглянув на лицо Полли, Крейн удивился. Он ожидал увидеть на нем недоверчивость или девическое безразличие к странным научным фактам. Вместо этого Полли уверенно кивнула и заявила:

— Но ведь северный магнитный полюс был в Антарктике несколько миллионов лет назад, в прошлом?

— В прошлом?

— Ну, даже я знаю, что за время развития Земли полюса несколько раз менялись местами. Я уверена, что несколько миллионов лет назад компас показывал бы на юг. Разве не в результате этого возникали ледниковые периоды?

— Значит, вы предполагаете, что Страна Карты существовала миллион лет назад, и мы пропутешествовали в прошлое?

— Может быть.

Полли была проклятой материалисткой, проворчал про себя Крейн, слишком уверенной и бойкой... Или это просто он напоминает перепуганную старуху с цыплячьим сердцем? Так все отставал от них, один на дороге, неровности которой были весьма сглажены, но все же заставляли лязгать его металлическое, ярко-красное тело. Плоская равнина на деле напоминала рябящий океан, вздымаясь и опадая длинными, очень пологими волнами.

— Здесь только одна проклятая дорога, — процедила сквозь зубы Полли.

— Мы не можем вернуться, — согласился Крейн. — Это уж точно, если мы не выведем из строя второй танк. — Он упорно заставлял себя думать об этих лязгающих монстрах, как просто о танках. Вероятно, они были роботами или дистанционно управляемыми. Крейна не волновало, кто или что могло вести их.

Машина мягко пересекла гребень дороги, скользнув на противоположную сторону, и затем, когда Полли повернула руль, опять вернулась на левую сторону. Крейн взглянул на Полли.

— Я не думаю, что здесь пользуются Правилами дорожного движения, — сказал он, — и вам не обязательно ехать по левой стороне. Но для чего было это отклонение? Он еще не придумал, как бы предложить пересесть за руль ему без того, чтобы не обидеть Полли или избежать взрыва защитных насмешек. Полли покусала губу.

— Не знаю, Рол. Машина проделала это сама... О, смотри, снова!

Машина завиляла по дороге. Крейн вцепился в дверную ручку и почувствовал тревогу.

— Я знаю, у нас был напряженный день после странной ночи, и я чувствую, что устала, — продолжала Полли. — Но это делаю не я. Возможно, все дело в воздухе, но я чувствую себя более живой, чем все прожиты годы.

— Я тоже.

Полли работала рулем, возвращая машину на прежнюю сторону дороги, когда она виляла в сторону. Хмурая сосредоточенность ее лица, угрюмо сжатые губы добавили Крейну страха.

— Может, управление осуществляется по какому-то проводу... Медленней!

Крейн как раз глядел на нее, однако, его внимание привлекло движение за ее головой. Деревья на равнине пришли в бешеное движение. Крейн увидел, как их странные кроны наклоняются до тех пор, пока не коснутся земли, а затем со свистом возвращаются обратно так быстро, что он был уверен, их стволы должны трещать.

— Медленнее! — снова закричала Полли, впадая в беспричинную панику.

Вся равнина пришла в движение. Длинные волны травы действительно покатились, вздымаясь вперед и вверх-вниз, как чудовищные волны штормового моря. Рот Крейна приоткрылся от ужаса, взгляд остановился, когда он увидел бушующую твердую почву, и он съежился на сидении машины.

— Боже мой! — закричала Полли и ударила по тормозам.

Машина заскользила по инерции. Теперь они ясно увидели извилистое движение дороги. Как покрытая рябью по всей длине белая лента, она извивалась перед ними.

— Что происходит?

— Не знаю. Но здесь может случиться все, что угодно... и очевидно, случилось!

— Меня тошнит, Рол...

— Это всего лишь от страха, присущего каждому человеку, Полли. Земля под ногами является частью повседневной жизни, такой естественной и постоянной, что мы вообще не думаем об этом. Но когда вы попадаете в землетрясение и земля под вашими ногами начинает двигаться, тогда вы встречаетесь с уничтожением самого здравого смысла. Вы можете спрятаться от грома и молнии, найти защиту от дождя и града, пытаться бороться с наводнением и даже убежать от извержения вулкана. Но землетрясение, когда сама земля трясется в страхе... От этого некуда скрыться, Полли, некуда убежать. И ваш разум н может принять это. Если вы только позволите подсознательным инстинктам взять верх, это будет конец. Вы должны подумать и убедить себя успокоиться — это единственный способ... Крейн отчаянно хотел бы знать, сколько еще он сможет вести эту беседу, прежде чем Полли хоть немного придет в себя и к ней вернется насмешливость и ершистость. Она сидела, откинувшись назад, вжимая тонкие плечи в кожаное сидение, и глубоко дышала.

16
{"b":"2537","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поденка
Девушка из тихого омута
Королевская кровь. Огненный путь
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Вино из одуванчиков
Темная страсть
Монах, который продал свой «феррари»