ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Крейн чертыхнулся и выскочил из машины, позади уже показался приближающийся передний танк. Оставался один последний, отчаянный, казавшийся безнадежным шанс.

— Мы не сможем убежать от него! — прокричала Полли. — Слишком далеко! Они догонят нас...

Впервые ее голос звучал по-настоящему испуганно. Их положение могло вогнать в страх самый твердый характер.

— Идемте, — сказал Крейн и побежал к разбитому грузовику.

Их башмаки громко стучали по дороге, дыхание с хрипом вырывалось из напряженных глоток.

Крейн помнил, что видел канистру с газолином в кузове грузовика рядом с чемоданами. Если жар, испепеливший алмазы, не коснулся канистры... Он остановился у грузовика, вытер лоб, сделал пару вдохов, затем вытащил канистру и потряс ее.

— Пустая!

— О, Рол... что мы можем сделать? Что мы можем сделать?

Лязгающие чудовища неустанно приближались. Не было времени на какие-либо ухищрения. Крейн выхватил из кармана складной нож, открыл его и, бросившись под грузовик, нашел бак с горючим. Он начал бешено откручивать винты. Через полдюжины оборотов бак накренился. Газолин полился наружу, красный и казавшийся очень красивым.

— Черная марка, — сказал Крейн. — Мне бы следовало догадаться.

Он подставил канистру под струю. Когда она наполнилась, Крейн подхватил ее и побежал по дороге, не заботясь о выливавшемся напрасно топливе. Он спешил назад к машине.

— Оставайся там! — крикнул он на бегу.

Полли побжавшая было за ним, сразу же послушалась и вернулась к обломкам. На бегу Крейн с изумлением понял, что впервые она услышала его командный голос. Дрожащими пальцами он отвернул крышку бачка «остина» и стал переливать в него горючее из канистры. Руки его тряслись, газолин плескался на машину, стекал по ней и капал на дорогу. Он лил, пока двухгаллоновая канистра не опустела наполовину, затем подбежал к водительскому месту и бросил канистру на пассажирское сидение. Садясь, он услышал позади угрожающее лязганье, повернул ключ зажигания и нажал на стартер...

Стартер завизжал. Еще раз. Двигатель чихнул — и замолк... Снова завизжал стартер. Двигатель зачихал и вдруг заработал ровно. Крейн переключил скорость и поехал вперед. В зеркальце он увидел, что переднее чудовище находится уже в двадцати ярдах от него. Завизжали шины. Он резко затормозил возле Полли.

— Прыгай! — прокричал он, и они помчались вперед. — Бензин в грузовике должен был испариться за столько лет. Должно быть, вы правы. Время здесь не идет.

— Быстрее, Рол! Быстрее!

Он гнал автомобиль по дороге, вдавив акселератор в пол, и лязг гусениц позади стал слабеть. Два, подумал он со вспыхнувшей надеждой, да, они сделали это. Крейн почувствовал такое облегчение, что даже стал думать, какие истории они могут рассказать потом об этой безумной выходке. И кроме того, у них были драгоценные камни... Свет неподвижного солнца внезапно начал делаться все ярче. Тени заколебались и унеслись прочь от ослепительной точки, расположенной где-то над машиной. Полли закричала. Крей наклонил голову, чтобы посмотреть, что там, но крыша машины закрывала обзор. Свет стал такой интенсивный, что ослеплял его.

— Не смотри вверх! — закричал Крейн.

Машина, визжа покрышками, виляла из стороны в сторону.

Крей, стиснув руль, вел ее наугад, почти не глядя на дорогу. Стекло разлетелось со звоном на мелкие кусочки. Лопнула шина. Машину поволокло вправо, Крейн испытал тошнотворное чувство потери управления, машина затряслась и с грохотом ударила бамперов в край канавы. С неба донесся гул. Выстрелом лопнула еще одна шина.

Крейн и Полли, невредимые, скорчились на сидениях, как их охватило свирепое сияние.

Но кроме сердцебиения, которое, должно быть, продолжалось целую вечность, ничего не случилось. Крейн рискнул приоткрыть один глаз. Свет все еще был очень сильный, все еще сверкал так, что слезились глаза, но он уже мог видеть и быстро скользнул взглядом по дороге. Он присел на корточки в тени разбитой машины. В быстрых огненных вспышках он попытался понять, что происходит. Первым и наиболее важным было зрелище передового танка, надвигавшегося на него с протянутыми руками, его красный корпус нестерпимо блестел в этом свете. Большие, подобные абордажным крюкам клещи угрожающе раскачивались. Крейн достал гранату, чувствуя горячий металл, и швырнул ее как можно лучше.

Взрыв повалил атакующий танк.

Крейна охватила паника. Нужно убираться отсюда как можно быстрее.

— Полли! Теперь можно рискнуть приоткрыть глаза. Вылезайте. Нужно бежать.

Полли вылезла из машины, ее короткая кожаная куртка сверкала.

— Эти проклятые штуки...

— Бежим, Полли. До оторванного края карты и тумана уже недалеко. Бежим!

В воздухе над ними все так же сверкало. Они стремглав понеслись по дороге, их тени, черные и искаженные, неслись перед ними. Крейн почувствовал себя насекомым, удирающим от света фонаря, и в нем закипел гнев. Он остановился, повернулся и метнул еще одну гранату. Вспышка взрыва растворилась в ужасном сиянии с неба. Но надвигающийся танк замедлил ход и, потеряв гусеницу, забуксовал. Его машущая рука ударила по крыше машины. Удар прозвучал, как гонг, и смял сверкающий металл. Задыхаясь, они побежали дальше. Неуверенный в своих ориентирах, Крейн не знал, когда они достигнут тумана, еще невидимого для них перехода между мирами. Он мог только бежать, страстно желая, надеясь, отчаянно заклиная, чтобы при каждом новом шаге вокруг них начал, наконец, образовываться этот туман. Впереди, насколько хватало глаз, а они уже привыкли к ужасному сиянию, тянулась дорога и сельская местность. Местность, которую, как он знал, он никогда не достигнет, пока в его кармане находится порванная карта.

— О, Боже! — воскликнула Полли. — Глядите!

В воздухе, паря в нескольких футах над землей прямо перед ними, появился тусклый, мигающий ромб света. Он мерцал, отражая льющееся с неба чудовищное сияние. Крейн попытался остановиться, отпрянуть назад, отшатнуться от ужасного призрака. Он столкнулся с Полли, его левая рука схватила ее за запястье, и они оба, шатаясь, двинулись вперед. Крейн слышал дыхание девушки, прерывистое, затрудненное, понудившее его к немедленному действию. Он выхватил гранату и с ясным намерением приготовился бросить ее прямо в лучистый овал света.

Его рука была уже поднята, а ладонь приготовилась к толчку, когда раздался голос. Огненный ромб вибрировал, пока звучали слова.

— Не борись больше, человечек. Мы забираем тебя...

Из последних сил Крейн метнул гранату. Огненный ромб распухал, рос, раздувался, распределяя бегущий по нему живой свет, льющийся через край, как вода из фонтана. Крейн понял, понял, что чуждый овал света впитывает в себя энергию взрыва гранаты, питается ей, нейтрализует ее. Затем живой свет ринулся вниз, чтобы поглотить их. Чернота выстрелила огнем агонии и ударила Крейна так, что он закричал в гневе бессилия. Полли упала в его объятия, ее тело под распахнувшейся кожаной курткой было твердым и прижалось к нему, голова опустилась на его плечо. Он крепко сжал ее в безрассудном неповиновении тому, что должно произойти. Окутавшая их тьма, должно быть, лежала в сердце живого света, как чуждый парадокс, отрицающий человеческую природу.

— Неправильное понимание — вечный удел тех, кто желает улучшать миры, — произнес голос.

Крейн попытался ответить и объявить о своем неповиновении, но не мог произнести ни слова. Он чувствовал, как стучит его сердце, сильно и часто, совсем рядом с Полли. Затем ветер ударил в него, призрачный ветер с неземных небес, и Крейн почувствовал с глубоким шоком и паникой, что тело Полли ускользает от него.

— Кто тот человек, который владеет Амулетом? — спросил голос.

И откуда-то издалека ответил еще один:

— Он не Трангор... Он человек, как и другие... Но он владеет Амулетом...

И руки Крейна стиснули пустоту. Полли исчезла. Его нога ударилась о поверхность дороги. Он оступился, словно неуклюже падая со стены. Сквозь слезы в глазах Крейн увидел белую от пыли дорогу, залитую солнечным светом. Беспорядочные мысли метались в его ошеломленном мозгу. Откуда-то сзади до него донесся лязг. Крейн отшатнулся, приподняв защищающимся жестом руку, и обернулся. По дороге к нему несся танк. За ним следовал второй. Крейн увидел остатки «остина» в кювете, за ним разбитый грузовик Коллы и взорванный танк. Но не осталось ни следа яростного сверкания в небе и огненного ромба, которые принесли с собой ужас и забрали... Полли. Крейн не мог думать. Ужас неизвестности заставил его мускулы действовать сами по себе, улепетывать от этих надвигающихся чудовищ уничтожения. Он бежал по белой дороге, как трясущийся от страха жалкий идиот. Кожаная сумка с гранатами колотила его по бедру, и если бы было время, он выкинул бы ее, так как она мешала бежать.

20
{"b":"2537","o":1}