ЛитМир - Электронная Библиотека

— Посмотрите внимательней, Крейн. Вы видите истинный облик проклятого предателя... Это Трангор!.. Крейн не успел ничего подумать, как винтовка сама заговорила в его руках. Он не знал, сколько раз нажал на спусковой крючок. Сквозь вспышки и дым было видно, как выстрелы отразились от хрустального экрана. Когда, наконец, он сумел разжать палец и испустил разочарованный вздох поражения, хрустальная стена по-прежнему стояла крепкой и неповрежденной, и слегка искрилась, отражая свет.

— Никакая сила не сможет разрушить защиту, которой Трангор окружил свое тело. — Варнат развернул кресло, собираясь улететь. До Крейна донесся его шепот:

— Трангор должен вернуться за своим телом, Крейн. Вот почему я привел вас сюда. Теперь... все в ваших руках...

Крейн остался один на один со своими мыслями о планах Мак-Ардла, угрожающих благополучию и самому существованию его родной Земли. Последовал еще один толчок, черная земля все сильнее сыпалась из расширяющихся трещин. Крейн прислонился спиной к стене и поднял винтовку. Когда Мак-Ардл со своими танками и землеройками пробьется сюда, то встретит здесь свою смерть — смерть от оружия, которое изобрел он сам. Крейн с удовольствием думал об этом. Футов через сто впереди него стены выгнулась внутрь. На секунду она показалась стеной карточного домика, разрушаемой толчком пальца, затем с грохотом, прокатившимся по коридору, рухнула на пол. Из пролома выкатилось что-то массивное, ярко-красное.

Танк, снабженный наспех приделанной бульдозерной лопатой, тут же принялся расчищать путь среди руин. Крейн остановил его одним выстрелом.

Его обломки рывком продвинулись вперед, разлетаясь в стороны. Блеснул ярко-красный металл и показался второй танк, убирая с пути своего подбитого собрата. Крейн уничтожил и его.

Рухнули еще несколько секций стены. Из проломов полезли Вардены. Крейн открыл по ним меткий огонь, стараясь подбивать их еще в проломах, чтобы они мешали проехать следующим. Дым наполнил коридор. Стало жарко, лицо Крейна и грудь под разорванной рубашкой заблестели от пота. Звуки боя разносились далеко по коридору. Крейна охватило чувство нереальности, когда он осознал, что ведет великую и решающую битву за два мира, и если бы у него был иной характер, он бы от возбуждения запел боевую песнь. Без сомнения, он наслаждался боем и лишь жалел, что Мак-Ардл послал вперед танки и не было пока никакой возможности поймать на мушку его загорелое сардоническое лицо и одним выстрелом разнести его на куски, как он обещал. Танки пробили стену в противоположном конце зала, и Крейн стрелял теперь навскидку в двух направлениях, рыча от наслаждения, когда после каждого выстрела танки превращались в неподвижные груды металлолома. Медленно, но неуклонно кучи обломков приближались к нему. Крейн вынужден был отступать, пока не нашел нишу у дальней стены, как раз напротив гробницы с телом Трангора.

Очередное размахивающее руками, лязгающее чудовище взобралось на обломки, расталкивая их вправо и влево. Крейн мгновенно прицелился в ярко-красный корпус танка и нажал спусковой крючок.

Выстрела не последовало.

Крейн нажал снова, сильнее, моля Бога, чтобы винтовка выплюнула оранжевый язык смерти. Ничего. Винтовка рассчитана на пять тысяч выстрелов, и он бы никак не сумел израсходовать их. Но с другой стороны, это были лишь слова Мак-Ардла... И тут из тени за горящими танками раздался голос, усиленный, искаженный, но все же легко узнаваемый голос Мак-Ардла, ликующий от предвкушения победы.

— Ты дурак, Крейн! Ты думал, я бы позволил, чтобы Лоти захватили тебя в плен с полностью заряженной винтовкой? Тупица! Теперь пришло твое время... Готовься к смерти! К нему приближалось лязгающее чудовище. Крейн схватил винтовку за ствол в тщетной попытке обороняться. Одна увенчанная клешней рука выбила у него винтовку, другая сшибла с ног. Крейн упал рядом с танком, извиваясь, как жук на булавке, зажатый между стеной и гусеницей. Затуманенными глазами он увидел в просвете между гусеницами ноги Мак-Ардла, пробирающегося через обломки. Охваченный нетерпением, Мак-Ардл стремился к хрустальной стене. Сознание мутилось, кровь шумела в ушах. С большим трудом удерживая сознание, Крейн видел, как Мак-Ардл остановился перед стеной, наклонился и что-то сделал... Увидел, как Мак-Ардл скользнул в гробницу и пробрался к узкой полке позади тела Трангора в кресле на сияющей чаше-раковине. Крейн понял, что настал момент наивысшего триумфа Мак-Ардла. Со знаниями землян и Лоти он легко завоюет оба мира. А Крейн не мог ничего сделать, прижатый к стене клешней и гусеницей лязгающего чудовища, воспоминания о котором преследовали его с самого детства.

Теперь в любой момент Мак-Ардл покинет земное тело, тело человека, которого звали Мак-Ардл, и вернется в свое собственное, в тело Трангора, прождавшее его столько времени. В полном отчаянии и бессилии Крейн закрыл глаза. Ослепительная вспышка резанула даже через зажмуренные веки. Звуковая волна больно ударила его. Боль пронеслась по всему телу... и накатила темнота.

Для Роланда Крейна все перестало существовать.

ЭПИЛОГ

— Будет справедливо, если мы разделим это поровну, — кивнул на чемоданы Крейн.

— Вы можете получить их столько, сколько хотите. Нет никаких проблем с их производством. — Варнат улыбнулся и годы слетели с него при этой улыбке.

— Конечно, и старый Лайэм будет не обижен. Должно быть, он весьма огорчился, когда грузовик попал в ловушку и появились эти лязгающие жути. — Колла не держал зла на своего тестя. Интересно, подумал Крейн, как он отреагирует, когда обнаружит, что является отцом парня, у которого уже пробиваются усы?

— Нам пора лететь. — Варнат кивнул на космический корабль у портала. Остальные Лоти были уже на борту и только Варнат задержался, чтобы попрощаться. Полли улыбнулась старику в чудесном кресле.

— Прощайте, Варнат. Мне очень жаль, что вам не удалось приручить этот мир. Это ужасное место, но почти все места ужасны, пока не приходит человек, чтобы приручить их и создать условия для своей жизни.

Аллан Гулд вышел из развалин желто-голубого здания, лежащего теперь в хаосе под стать хаосу снаружи, за белыми стенами. Через плечо у него висела винтовка, такая же, какая была у Крейна.

— Я нашел ее, — сказал он. — Должно быть, Мак-Ардл ее бросил, когда у вас кончились боеприпасы, шкипер. Он был слишком самоуверен.

— Да, слишком самоуверен, чтобы хорошо кончить, — отозвалась Полли, держа Крейна под руку. — Он не знал то, что знали Лоти. Хотя он и был талантливым техником, но не имел научных основ. У него не было необходимого образования в высшей технологии...

— Вы все чувствуете жалость к этому негодяю, — сказал Крейн, поглаживая щетинистый подбородок. — Даже после того, что он сделал, потеряв карты и разыскивая их, прорвался сюда, используя меня как передовой отряд для ослабления сопротивления, прорвавшись туда, где хранилось его истинное тело, попытавшись вернуться в него и...

— Лоти сказал, что результат будет ужасен.

— Это разрушило все, — заметил Гулд, оглядывая развалины. — Хорошо еще, что корабль не опрокинуло.

— И слава Богу, что ты был защищен корпусом Вардена! — воскликнула Полли, стискивая руку Крейна. Гулд отвел от них взгляд и повернулся к Шарон. Шарон подошла к нему и вяла под руку. С чувством неимоверного облегчения Крейн понял, что этот потенциальный четырехугольный треугольник распался. Он желал Полли, и ему казалось, что она тоже желает его. Но было приятно узнать, что призрак Аллана Гулда не будет висеть над их будущим счастьем.

Варнат помахал на прощание. Его кресло на сияющей чаше взмыло вверх, в пронизанное солнечным светом небо, и полетело к открытому люку корабля.

— Прощайте, люди этой планеты, — сказал он, — хотя вы и не из этого измерения. Может, в один прекрасный день мы еще встретимся... Кто знает?

Но Крейн, как и остальные, знал, что это было сказано лишь из вежливости. Лоти улетали с Земли навсегда. Люк закрылся. Быстрая дрожь сотрясла почву. Затем спокойно, без всякого пламени, корабль вздрогнул и стал подниматься, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, замерцал и... исчез.

28
{"b":"2537","o":1}