ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это легко понять.

— Да. Да, наверное, так. — И он принялся за еду.

После обеда Полли объявила, что должна заняться какими-то таинственными женскими делами перед поездкой, и оставила его одного. Крейн слонялся по гостиной. Тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов, пугала его. Ночь была чудной, прохладной, но сухой, и Крейн решил походить по Белфасту. Он выбросил из головы все свои теории о Стране Карты. Он хотел, чтобы его мозг был совершенно открытым и позволил несвязным фактам самим выстроиться в истину, без вмешательства сознания. Теперь он был уверен, что происшедший в детстве случай был действительно в Ирландии, но тогда как — если принять во внимание, что это случилось в болотистых землях графства Тирон — можно принять объяснение тумана и огня индустриальным заводским городком? А это был только один так называемый факт из многих. Нет, Крейн не забыл, что они ищут парня и девушку, исчезнувших здесь пять лет назад. Заморосил мелкий дождь. В нем не было ничего необычного, но он заставил Крйна повернуть к отелю. Тусклый свет блестел на мокрой мостовой, машины с шипением проносились мимо.

— Вы не скажете, как пройти к Квин Бридж?

Крейн вздрогнул, настолько внезапно из-за завесы дождя появился человек.

— Ну... Ну, это в ту сторону, — показал он.

— Благодарю вас... мистер Крейн, не так ли?

— Да... Что? — Крейн мгновенно очнулся от раздумий. — Кто вы?

— Это не важно. Я только хочу сказать вам пару слов.

Шляпа человека скрывала лицо. Были видны лишь тонкие губы и выступающий подбородок. Они стояли в темноте между двумя фонарями. Дождь барабанил по мостовой и дождевику незнакомца, журчал в сточном желобе.

— Уезжайте домой, мистер Крейн. Уезжайте в свою Англию. Мы не хотим, чтобы вы были здесь.

Крейн слышал о тех временах в Ирландии, когда Англичанин, отправившийся поздно вечером на прогулку, рисковал не вернуться. Но этот человек был изысканно вежлив. Крейн подавил первую вспышку удивления. Он напряг ноги, готовый отпрыгнуть в сторону при малейшей опасности.

— Мистер Мак-Ардл? — спросил он.

— К вашим услугам, мистер Крейн. — Возможно, незнакомец иронически склонил голову, но в темноте этого было не видно.

— На каких основаниях вы настаиваете, чтобы я уехал домой?

— Теперь, когда вы знаете о моем существовании, основания изменились. Прежде я мог бы сказать — на тех основаниях, что вы англичанин, что мне не нравится ваше лицо... все, что угодно. — Голос незнакомца напоминал скрежет напильника. — Но теперь вы узнали мое имя и достаточно быстро сообразили, что незнакомец, заговоривший с вами, это я... Ну, могу лишь поздравит вас за хорошо проделанную работу, а также предупредить. Вы попадете в крупные неприятности, если будете настаивать на поисках карты. Она не для вас. Она никогда не предназначалась для вас... и ни для кого другого. Забудьте о карте, мистер Крейн, и уезжайте домой!

— Почему вы так отчаянно ищите эту карту, Мак-Ардл?

— Если бы я послушался своего совета... Но это не касается вас.

Незнакомец в темноте смущал Крейна.

— Но это касается меня, Мак-Ардл, — сказал он. — Нам нужна одна и та же карта. Почему бы нам не соединить свои силы и не попытаться найти ее вместе? Мак-Ардл издал странный звук, напоминающий шум дождя, но это был не смех. Уж не сумасшедший ли он? — мелькнуло у Крейна в голове. Но разве любого человека, так упорно занимающегося поисками какой-то там старой карты, нельзя назвать сумасшедшим? Однако... это не обычная карта. Крейн вспомнил об Аллане Гулде. Его кулаки сжались сами собой, когда он заговорил.

— Вы не хотите говорить мне, почему ищите эту карту, Мак-Ардл. Но вы наверняка знаете, чего ищу я.

— Слепой, ищущий труп во тьме. Вот кто вы, Крейн.

— Труп! Значит, Аллан Гулд мертв?

— Мертв, закопан, кремирован... откуда я знаю? Он прошел... туда, куда прошел. — Мак-Ардл шагнул ближе, заставив Крейна напрячься. Его голос изменился, стал чуть ли не просительным. — Бросьте это дело, Крейн. Девушка, которая с вами, никогда не найдет своего кузена. Это я обещаю. Как только вы попадете... ну, туда, вы умрете отвратительный смертью, Крейн, очень неприятной смертью. Вы думаете, что с картой вы найдете Гулда. Но я говорю вам, что карта не для вас... как не для любого человека из этого мира! Я пытаюсь помочь вам, Крейн, предупредить вас. Я знаю, что делать с картой, когда найду ее...

— Если найдете ее, — яростно сказал Крейн. — Я полагаю, вы сожжете ее. Всю историю человечества люди, подобные вам, так и поступали, сжигали то, что не могли понять.

— Но я-то как раз понимаю, а вот вы — нет. Но я не могу ничего рассказать вам об этой карте.

— Не можете или не хотите?

— Выбирайте сами. Вы сделали безумное предположение, что если найдете карту, то найдете и Гулда. Я говорю вам, что это не так...

— А как?

— Ну ладно... Найдете вы Гулда или нет, но вы также уничтожите себя!

Впечатления Крейна от Мак-Ардла резко менялись в течение их разговора. Этот человек менял эмоции с такой же легкостью, как хамелеон свой цвет. Теперь Крейн почувствовал, как в его собеседнике вспыхнула истерическая, почти не контролируемая ярость.

Эта карта никогда не будет вашей, Крейн! Никогда! Она моя! Я — я один — буду владеть этой картой! Вы все вонючие дураки, гоняющиеся за вещами, которые все равно не сможете заграбастать, за чудесами, которые не способны понять... вы мешаете мне, путаетесь у меня под ногами! Но я вырву вас с корнем, всех вас!.. Эта карта моя!

Дрожащий от ярости голос смолк, когда Мак-Ардл остановился перевести дыхание. Его сутулая фигура выпрямилась в потоках разошедшегося дождя.

Крейн понял, что этот человек больше ничего не скажет ему. Все, что нужно узнать о карте, он должен найти сам. И установка сделать это всплыла из черной глубины внутри него вместе со злостью.

Мимо проехало такси с зажженными фарами, но никто из двоих не заметил его. Серебристые облака бросали на землю копья дождя, блестящие в свете фонарей. Ветер обернул плащ Крейна вокруг ног, ударил порывом ему в лицо. Крейн почувствовал растущий ночной холод. Мак-Ардл стоял, высокий и прямой, дождь стекал с полей его шляпы. Ветер раскачивал фонарь на ближайшем столбе и на мгновение Крейн увидел нечто большее, чем просто человека, стоящего на прозаическом, мокром от дождя тротуаре Белфаста.

Затем Крейн взглянул через плечо, чувствуя просачивающуюся за воротник влагу, и вернулся мыслями к настоящему. Только что Мак-Ардл был человеком. То, что Крейн что-то вообразил, показывало, насколько он потерял душевное равновесие. Эта проклятая карта — и все это проклятое дело — делала из него бесхарактерного простофилю. Он разжал кулаки и пошевелил пальцами, чувствуя, как к ним приливает кровь.

— Если вам больше нечего сказать, Мак-Ардл, тогда доброй ночи!

Крейн повернулся, чувствуя, что напряжение не оставляет его, готовый ко всему, что может случиться. Мак-Ардл не сделал глупостей. Его скрипучий голос призрачно донесся из дождливой темноты:

— Вам также доброй ночи, Крейн. Забудьте все эти глупости и уезжайте домой. Я делаю вам одолжение. Крейн не ответил. Он ушел под шум дождя, засунув руки в карманы плаща.

Будь проклят Мак-Ардл! И будь проклята карта! Фактически, принимая во внимание все, что случилось, будь проклято все это дело!

Затем он вспомнил о Полли и немедленно переменил решение. Не будет карты, не будет и Полли.

Карта, по крайней мере, делала ему кое-что положительное. Думая о Полли, Крейн наслаждался приятным теплом, разливающимся внутри. В отель он вернулся уже в хорошем настроении.

Полли ждала его в гостиной, держа на коленях раскрытый женский журнал. На столике стояла чашка остывшего кофе, в губах у девушки была сигарета с длинным столбиком готового вот-вот упасть пепла. Когда Крейн вошел, Полли слабо улыбнулась.

Пока Крейн рассказывал ей о встрече с Мак-Ардлом, ему показалось что-то странное в реакции девушки. Улыбка ее исчезла, а в глубине синих глаз засветился ужас.

7
{"b":"2537","o":1}