ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы идиот! — взорвалась она, когда Крейн замолчал. — Простофиля! Вы полный осел! Вы... вы... Крейн сел.

— Я думал, что вы... — начал он и тут же перебил себя.

— В чем дело? Я не позволил Мак-Ардлу запугать себя. Так я вам и рассказал.

— Не в этом суть!

— Я был готов, если бы он попытался сделать какую-нибудь глупость. Я бы не удивился, если бы он попытался уложить меня. Он же мог подумать, что карта у меня с собой. Крейн изучающе посмотрел на нее. Полли глядела на него с такой яростью, что Крейн удивился, как не загорится стена позади него.

— Вот что, Рол! Это беда — беда с тобой! Ты был готов... Боже мой! Ты был готов, сжав кулаки на случай, если он попытается вытрясти из тебя правду. Ну, ты, благодушный простофиля, почему ты не схватил его? Ты встретился с человеком, который знает ответы, и ты позволил ему уйти! Рол, что с тобой? Ты должен был схватить его, завернуть ему руку за спину и привести сюда, чтобы мы могли немного поболтать с ним. А?

Крейн ничего не ответил.

Конечно, он мог сказать, что это не пришло ему на ум. Он мог сказать, что, во всяком случае, даже если бы и пришло, он не привык хватать незнакомцев на улице и волочь их силой. Он мог сказать, что Мак-Ардл вознегодовал бы от такого обращения и позвал на помощь полицию. Это, по крайней мере, были бы разумные причины. Он мог бы много что сказать, но вместо этого опустил голову и отвел взгляд. Черт побери! Эта девушка толкала его на преступление.

— Извините меня, — тихо сказал он, наконец.

Полли медленно встала. Пепел с ее сигареты упал в чашку с кофе.

— Утром мы все же поедем в графство Тирон? Ведь Мак-Ардл в Белфасте. Имеет ли это смысл?

— Я думаю, да. — Крейн почувствовал усталость, заболела голова. — Я думаю, да. Аллан прошел этим путем и, если уж мы верим во все, то когда-то и я тоже. По дороге я могу что-нибудь вспомнить...

— Слабая надежда, — сказала Полли по-прежнему холодным и отстраненным голосом, глядя на чашечку кофе. — Но по крайней мере, это хоть что-то. Спокойной ночи, Рол. Если вы снова пойдете на встречу с Мак-Ардлом, то, по крайней мере, дайте мне знать. Может, тогда мы получим что-нибудь. И она ушла, стуча каблучками.

Глядя ей вслед, Крейн вернулся к прежней философии.

— Будь проклята эта карта, — сказал он про себя. — И будь прокляты современные женщины. И пошел спать.

***

На следующее утро «остин» мягко катил по серой дороге на запад. Небо было в рваных облаках, через которые проблескивало солнце. Утро началось с натянутых отношений между охотниками за картой, и машину наполняло глухое молчание. За окошком проносились пустоши, округлые холмы и болота. Это были края торфа. Воздух дышал свежестью. Вопреки собственной бессильной злости, Крейн начал чувствовать облегчение. Он почувствовал, что мир в самом деле огромный и прекрасный. Они проехали мимо нескольких ферм. Домишки, отгороженные полосками деревьев, выглядели жалкими и покинутыми, словно аванпосты человечества, забытые, ждущие конца света. Овцы казались белыми пятнышками на склонах холмов, так издалека могли бы выглядеть белые кровяные тельца в венах гигантов, погруженных в многовековой сон.

Дорога ничего не говорила Крейну. Задумчивая земля, чувство изоляции и свежий ветерок — все это не высекало ни искры воспоминаний. Крейн глядел через ветровой стекло на дорогу. Полли ловко вела машину.

— Ничего, Рол? — впервые за много миль заговорила она.

— Никаких проблесков. Извини.

— Ради Бога! Не беспокойся.

— Из... Ладно. Может, нам стоит выбрать другую дорогу.

— Может. На север от Белфаста ведет еще одна, но она длиннее. Попробуем ее завтра.

— Завтракать будет в Омаге?

— Посмотрим.

Было восстановлено какое-то подобие дружеских отношений.

— Так кто же этот Мак-Ардл? — сказала чуть позже Полли.

— Мне нужна карта, потому что я верю, что она приведет меня к Аллану. Тебе она нужна из-за случившегося в детстве. Мы оба хотим добраться до основ испытанного потрясения. Две разумные причины. А почему ее хочет добыть Мак-Ардл?

— Откуда я знаю? — ответил Крейн. — Казалось, он хотел создать впечатление, что предупреждает меня, желая мне добра, больше с сожалением, чем с гневом. Я предположил, что если он отыщет эту карту, то просто сожжет ее. Он не опроверг это, хотя и не согласился. — Крейн помнил мельчайшие подробности встречи под дождем на улице Белфаста, весь разговор в темноте. — Но взрыв страстей, когда он закричал, что карта принадлежит ему, дал мне ясно понять, что он в этом уверен. Он напомнил мне душу грешника в аду, которая мучится от недостижимого и знает, что это существует и может быть достигнуто, если люди не станут у него на пути.

— Ужасно.

— Да, да, Полли, ужасно. «Эта карта не для вас и не для любого человека из этого мира». Он не мог бы выразиться яснее.

Машина сделала поворот и поехала вниз по длинному пологому склону холма.

— Если ваша идея — которую вы позже отвергли — случайно окажется права, и после того, как люди уходят в Страну Карты в качестве жертв, карта вновь возвращается сюда, тогда, может быть, Мак-Ардл когда-то прошел сюда и теперь ищет путь назад.

— Мне бы хотелось увидеть его получше. В дожде и темноте он казался лишь расплывчатой тенью. Дождевые капли, стекая с полей его шляпы, образовывали настоящую завесу.

— Очень мило... но это не поможет.

— Да.

— Гм... Впереди какой-то город.

— Это Омедж. Да, — задумчиво сказал Крейн, — может быть, Мак-Ардл был в Стране Карты и теперь отчаянно ищет путь вернуться туда. Если это так, то мне немного жаль этого человека.

Полли искоса взглянула на него, лицо ее стало резким и расчетливым.

— Почему вам жаль его? Что заставило вас сказать это?

Крейн мог достаточно легко угадать, о чем она думает. Ее острый ум вынашивал идею, что, возможно, он, Крейн, рассказал ей не всю историю, что он мог утаить какую-то важную деталь. Она наполовину предполагала, что он, быть может, также ищет возможности вернуться в Страну Карты для... Для чего?

— Что заставляет нас заниматься поисками? — спросил Крейн с явно звучащим в голосе сарказмом. — Гурии, фонтаны вина, секрет бессмертия, лампа Алладина или горшок с золотом в месте, где кончается радуга?

Щеки Полли порозовели. Машина увеличила скорость и поехала быстрее, чем хотелось бы Крейну.

— Мы должны действовать заодно, Полли, — продолжал Крейн. — Возможно, у нас разные причины, и может быть, мы не видим пути вперед в абсолютно идентичных терминах. А, да, у меня много денег, а вы вынуждены зарабатывать себе на жизнь. Но сейчас мы должны работать единой командой. Договорились?

— Договорились! — Полли улыбнулась, расслабившись.

Омедж оказался приятным маленьким торговым городком, лежащим на холмах. Они нашли место для стоянки и пообедали. Затем сомнения, грызшие Крейна, возросли. На что он надеялся, согласившись поехать сюда? Он не увидел ничего знакомого по дороге. Мак-Ардл в Белфасте. Полли была обеспокоена. Они нашли книжную лавку, задали вопрос и получили ожидаемый ответ. Нет, у нас нет карты, разорванной посредине, нет вообще, ни по какой цене. Продавец не упомянул Мак-Ардла. Крейн не знал, хороший это признак или плохой. По дороге к машине Крейн сказал, пытаясь казаться уверенным:

— В таких местечках, как это, слухи разносятся быстро.

Если кто-то знает о карте, порванной посредине, он бегом прибежит, когда почует деньги.

Полли только фыркнула.

На стоянке перед машиной они немного задержались. Полли стояла, глядя на Крейна и ничего не говоря. Крен уже взялся за ручку дверцы, пытаясь принять деловой и решительный вид. И тут они увидели человека, который, казалось, решил подтвердить недавние слова Крейна, потому что бежал и кричал:

— Эй! Пожалуйста, подождите минутку!

Крейн резко повернулся, мысленно успокаивая себя. Возможно, только возможно, что они, наконец, напали на след карты.

Человек был молодой, крепко сложенный, с квадратным загорелым лицом. Крейн успел заметить упрямство в линии его рта и подбородка, странную шаткую походку. Затем в воздухе над человеком появился бледный овал серебристого света, напоминающий раскрывающуюся лилию. Крейн стоял, открыв рот, застывший, и молчал глядел на происходящее.

8
{"b":"2537","o":1}