ЛитМир - Электронная Библиотека

Бегущий человек что-то держал в руке, какой-то ярко-голубой обрывок, и протягивал его Крейну.

Внезапно поняв, что бежит в потоке серебристого света, человек изо всех сил рванулся вперед. И закричал. Крик превратился в визг, высокий, хриплый, наполненный ужасом. Световой овал колебался и мерцал. Он упал вниз, как призрачный парашют, как ужасное покрывало, и окутал человека, начиная с головы, пробежал вниз по плечам, обволок тело и завернулся под его бегущими ногами.

Человек скрылся из виду, на стоянке остался лишь высокий узкий овал жидкого света, сверкающее солнце, облачка на высоком небе и маленький городишко вокруг.

Мгновением позже остались лишь солнце, облака и город.

Глава 4

— О, Боже мой! — слабым голосом сказала Полли. Крейн повернулся к ней, освободившись от гипнотических чар и положил руку ей на запястье. Полли уставилась на него, лицо ее было бледным.

Крейн обошел машину, открыл дверцу и усадил Полли на сидение. Затем сам сел за руль, завел двигатель, врубил скорость и медленно вывел «остина» со стоянки. Он действовал машинально. Внезапно пошел дождь, и Крейн включил «дворники». Его глаза невольно следовали за их равномерным, как у метронома, движением взад-вперед по ветровому стеклу. Он ничего не говорил. Он молча сидел, управляя машиной, гладя на блестящую от дождя мостовую.

Говорить было нечего. Ничто уже не могло помочь.

Полли дрожала на сидении. Потом начала приводить себя в порядок — накрасила губы, подвела карандашом ресницы. Она не глядела на Крейна. Он тоже не поворачивался к ней, глядя только на дорогу, пока они покидали город, не зная, куда едет.

Ливень начался внезапно тяжелыми потоками дождя и так же внезапно кончился. Небо просветлело, по нему мчались серые рваные тучи. Сквозь них тускло проглядывало на мокрую землю умытое солнце.

— Куда вы едете, Рол?

— Что?.. — Он взглянул на Полли, призадумавшись. — А, еду... Черт, я не знаю, куда. Куда-нибудь. Куда-нибудь подальше от этой проклятой стоянки и этого... этого...

— Теперь мы влипли в это по самую шею. Вы понимаете это, не так ли? — Голос Полли был тверд и серьезен.

— Да. На сей раз мы оказались замешаны в это, не зная, как далеко все зайдет. Кто этот бедный парень? Чего он хотел? Что...

— Что толку задавать вопросы, Рол? Я не знаю ответов.

— А кто знает?

Крейн притормозил, развернул машину и снова вывел ее на дорогу, ведущую в Омедж. Стиснув зубы, он попытался расслабиться. Решение вернуться в назад помогло.

Полли тихонько тронула его за локоть.

— Вы возвращаетесь? А стоит ли?

— Стоит или нет, это единственное, что мы можем сделать. Может быть, этот бедняга лежит там на земле, раненый, умирающий. Мы не можем отмахнуться от ответственности. Ведь мы свидетели происшествия.

— Вы говорите так, словно это был несчастный случай на дороге.

— Конечно! Может быть, это удар молнии.

— Вы когда-нибудь видели такую молнию, Рол?

— А вы видели кого-нибудь, пораженного молнией?

— Ну... — Полли поерзала на сидении. — Нет. Нет, не видела. Но это же просто увертка.

Они уже ехали по главной улице, быстро приближаясь к стоянке.

— Ну хорошо, Полли. Скажите мне, что вы думаете о случившемся.

— Вы видели то же самое, что и я.

— Прекрасно. Это цивилизованная страна, Полли, хотя вы и не верите в это. Вы не можете отрицать свою ответственность только потому, что думаете, будто во всем этом... ну... есть что-то странное.

— Это не цивилизованный поступок, Рол, — сердито сказала она. — И вы прекрасно знаете это. Этот человек был убит — похищен, исчез, украден. Он не лежит на дороге, сожженный ударом молнии. Поверните машину, Рол. Уедем отсюда!

Неистовство ее слов, дрожание голоса испугали Крейна. Полли была сильной девушкой, однако, она явно очень перепугана, хотя и пытается скрыть страх под гневом. Что же касается его, Крейн чувствовал явственное желание продолжать исследования, найти хоть что-то еще. А теперь Полли, к которой Крейн относился как к железному стержню все их экспедиции, настаивала, чтобы он увез ее отсюда.

— Мне нравятся люди, которые сохраняют спокойствие, пока не узнают всех подробностей, — медленно сказал он. — Не так ли Полли?

— Конечно. Вы можете повернуть на следующем углу.

— Я не боюсь этой... этой вспышки света. Возможно, это просто молния. Бывают очень странные эффекты с шаровыми молниями. Но, Полли... — Он посмотрел на нее и тут же отвел взгляд, когда машина подпрыгнула на выбоине. — Боюсь, когда я задумаюсь, то могу попасть в аварию. Если вы действительно думаете так, то мы едем в Белфаст и ближайшим самолетом возвращаемся домой.

После долгого времени, в течение которого Крейн останавливал машину на обочине, Полли медленно заговорила.

— Нет, Рол, мы не можем уехать отсюда. Вы знаете так же хорошо, как и я, что этого человека не ударила молния. Дождь тогда еще не начался, во всяком случае, вы же не слышали ударов грома? Кто бы там ни был... что бы там ни было... это прекратило то, что он — или оно — приняло за попытку вступить с нами в контакт.

Крейн вспомнил свои мысли, возникшие в тот момент, когда человек бежал к ним.

— Это предположение, — сказал он.

— Но довольно-таки убедительное предположение, не так ли? — Полли бросила на него быстрый взгляд, глаза ее были расширенными, нижняя губка закушена белыми зубами. Крейн понял, что должен принять решение, решение, которое, как он уже знал, будет неправильным. Как обычно, он нашел довод, откладывающий это решение. На противоположной стороне дороги стояла маленькая чайная с узкой красной дверью. В маленьких окнах были выставлены горки чашек и блестящая разноцветная мишура. Манящий запах горячих свежеиспеченных булочек донесся через омытую дождем дорогу. Маленькая чайная прямо-таки зазывала, единственная веселая постройка в длинном ряду хмурых, даже без садиков домов.

Крейн запер машину и провел Полли через дорогу, не встречаясь с ней взглядом, зная, что она угадала причину его действий. Но им обоим действительно нужно было выпить по чашке чая. Происшествие на стоянке и их попытка рационализировать его, подействовали и на без того напряженные нервы. Над чашкой чая и булочками с маслом Крейн снова вернулся к проблеме.

Во всем этом деле они достигли перекрестка. Они могут вернуться домой, благодаря судьбу за то, что живы, и забыть о Стране Карты. Вернее, попытаться забыть. Но по крайней мере, они бросят это дело. Или... Они могут пойти дальше, покопаться поглубже, встретиться со смыслом, скрывающимся за этим ужасным овалом серебристого света и нестерпимым желанием Мак-Ардла завладеть картой, а если им повезет, то найти карту и войти в Страну Карты. Крейн знал, что должен сказать: «О'кей, если вы хотите, мы сейчас же возвращаемся домой». Но неожиданное дьявольское любопытство, обитающее глубоко в нем, с негодованием отвергло такое завершение дела. Крейн вспомнил, как он всегда желал, чтобы не иссякал у него порох в пороховнице. И теперь он почувствовал, что, возможно, это его единственная надежда на изменение монотонности жизни.

Он очень долго хотел найти Страну Карты. Для Полли он хотел найти ее, чтобы помочь ее кузену, а для себя он хотел сделать это, чтобы помочь Аделе. Но и для Полли и для него находка Страны Карты означала терапию и излечение от ран. И он чувствовал себя не в прав отвергать все это теперь. А самым важным во всем этом дел было отсутствие у него страха.

Он допил чай и уставился на выставку кексов в окне. Маленький взъерошенный парнишка вошел в чайную, уставился на них и попытался. Глаза его сфокусировались на Крейне и Полли. Он остановился, дернулся вперед и тут же выскочил наружу, словно ударился головой о притолоку. Дверь захлопнулась за ним.

— Что это с ним? — безразлично спросила Полли.

Крейн ничего не ответил. Они выпили по второй чашке чая, когда дверь снова открылась и вошел старый, согнутый, седой человек. Его волосы были чисто-белые, длинные и свисали по сторонам. Его тонкое морщинистое лицо было темно-коричневым и казалось дубовой рамой вокруг голубых глаз, таких голубых, что они казались почти что белыми. Он подошел к Крейну осторожной походкой, появляющейся с возрастом, и без разрешения сел за их столик.

9
{"b":"2537","o":1}