ЛитМир - Электронная Библиотека

Дольникова встревожилась. Поморщившись от боли в плече, ушибленном обломком стены, она обняла мальчика за худенькие плечи и еще крепче прижала к себе.

– Сержант, может, пропустишь без шмона?

Эту реплику явно подал водитель «КамАЗа». Его тут же поддержал коллега, выбравшийся из кабины другой машины, той, что шла замыкающей.

– Скоро будет смеркаться, а нам еще два «блока» надобно проскочить!

– Успеется, – раздался в ответ сиплый голос. – Давайте, господа бандиты, все на выход! Вещи оставьте в машине! И приготовьте документы для проверки!

Глава 8

Блокпост, занятый небольшим подразделением внутренних войск, был оборудован на изгибе шоссе Ростов—Баку, в точке, равноудаленной от станицы Ассиновской и села Новый Шарой.

Функционировать режимный пост начал сравнительно недавно, поэтому служба здесь никому медом не казалась. С наступлением холодной, ненастной погоды немногочисленный гарнизон страдал от неустроенности жизни. Приземистое каменное сооружение, частично разрушенное, по-видимому, еще в первую чеченскую, отдали в распоряжение солдат-срочников. Все – или почти все – были жутко простужены, двух бойцов пришлось даже отправить на излечение в госпиталь. Хотя «мохоры», как именовались несколько презрительно срочники, круглосуточно топили «буржуйку», тепло через многочисленные щели свободно утекало наружу. Так что внутри было холодно и сыро, как в могильном склепе.

«Отцы-командиры» облюбовали себе вагончик. У этих быт более или менее устроен. В вагончике тепло, и печка не так коптит, как в казарме. Койка, опять же, у каждого своя, а «молодым» приходится спать по очереди.

Вместе с летехой в вагончике квартируют трое контрактников. Вот они-то здесь, на «блоке», реально и командуют, эти крепкие, почти тридцатилетние мужики, а вовсе не лейтенант внутренних войск Завидеев.

Этот самый Завидеев, хотя в лицо ему такого, конечно, никто не скажет, – натуральный раздолбай. У него вечно какие-то приключения: то понос, то золотуха… Недавно, например, зубами маялся. Так его, горемычного, припекало, что чуть не на стенку кидался, достал, короче, всех окружающих… Потом ему письмо из дома пришло, от молодой женушки. Что там она прописала своему мужику, героически сражающемуся с международным терроризмом, можно только догадываться, потому что письмецо по прочтении было изорвано в клочки и отправлено в пылающее чрево «буржуйки». Наверное, какие-то мерзости там содержались, иначе летеха, которому только недавно стукнуло двадцать четыре годка, не лежал бы на койке часами с потухшим взором – опасались даже, что он надумал застрелиться, а потому прятали от командира все стволы.

Замкомвзвода Гонтарь, контрактник в звании старшего сержанта, решил излечить командира от смертной тоски одним из самых известных и распространенных на Руси способов. Благо здесь, на «режиме», разжиться спиртным не проблема. Но лучше бы он этого не делал. Завидеев мало того, что ударился в запой, так нашел еще себе достойного собутыльника на соседнем «блоке», где командует его однокашник по милицейской школе. Ездит он туда на броне, снимая с поста «бээмпэшку», и случается, что возвращается только под утро. Людей и без того некомплект, а он с собой еще двух или трех солдат берет – в качестве личной охраны.

Раздолбай, короче. И добавить тут больше нечего.

Но ничего этого, естественно, беженцы не знали. Да и незачем, своих проблем хватает. Большинство из них – в ступоре. Лиха им пришлось хлебнуть полной мерой, и еще неизвестно, что каждого ждет в будущем. Усталые и почти равнодушные ко всему, они мало обращают внимания на окружающую действительность. Их трудно чем-либо удивить. Людей с оружием они видели в своей жизни предостаточно.

Двое молодых парней в камуфляжной форме, в бронежилетах, с автоматами за спиной осуществляют проверку документов. Поскольку среди беженцев исключительно женщины, дети и старики, дело у них спорится.

Еще двое, по всему видно, что контрактники, принялись досматривать крытые кузова «КамАЗов». Вряд ли они надеялись обнаружить там укрывшихся среди тряпья боевиков или заныканные в узлах и баулах стволы и взрывчатые вещества. Просто, пользуясь оказией, почти внаглую рылись в чужих вещах, и среди чеченок по этому поводу прокатился глухой ропот.

Сотрудники МЧС ни во что не вмешивались. Они курили в стороне, делая вид, что все это их не касается. Каждый здесь отвечает сам за себя и предпочитает не лезть в чужие дела. Нередко случается, что на «блоках» задерживают людей, представляющихся беженцами. На то и существует «режим», чтобы нохи хребтом усвоили новые порядки. А поскольку бандиты наловчились выдавать себя за «мирных», то при подобных проверках нужна бдительность и еще раз бдительность.

На столбе, вкопанном в землю возле шлагбаума, – полоска жести с предупредительной надписью:

СТОЙ!
ПОСТ ОХРАНЫ ПОРЯДКА
МОБИЛЬНАЯ ГРУППА ВН. ВОЙСК РФ

Мимо столба с надписью проходили те, кто прошел проверку; а вскоре уже и водители стали сигналить, давая понять, что пора всем рассаживаться по местам.

Проверка не заняла и получаса.

Когда «КамАЗы» с беженцами и их скарбом продолжили путь, в одном из них стало на двух пассажиров меньше.

Снаружи было еще светло, но в вагончике, куда заставили пройти Дольникову, царил полумрак. И воздух здесь – тяжелый, спертый, помещение не помешало бы как следует проветрить. Раскладушки убраны и сложены в штабель в дальнем углу. Там же высится стопка из одеял и подушек. Два крошечных окошка. В одно выведена труба от «буржуйки». Подле другого, смотревшего в проем между бетонными плитами, ограждающими с трех сторон периметр укреплений, стоит колченогий стол, покрытый обрывком камуфляжной накидки. Три или четыре табуретки, шаткие и скрипучие. Над печкой и сбоку протянуты веревки, на них развешивают сушиться влажную одежду. Электричества здесь нет, как нет его пока и в окрестных селах, хотя обещали починить линии еще в ноябре. Обещали выделить для нужд блокпоста дизель-генератор, но так и не завезли. Поэтому приходилось пользоваться для освещения фонарями и обычными керосиновыми лампами.

Дольникова была в панике. И снова она почувствовала боли внизу живота. Ее усадили на табуретку у самого входа. Дверь была закрыта неплотно, и через щель в спину тянуло сквозняком. Ее заставили снять верхнюю одежду, и один из военных, длинный как жердь, с узким лошадиным лицом, тщательно прощупывал своими худыми нервными пальцами карманы, швы и подкладку куртки. Другой, плотный коренастый ефрейтор, натужно сопя, рылся в дорожной сумке Дольниковой. Третий, с лычками старшего сержанта, уставился тяжелым, немигающим взглядом на беженку. Время от времени он подносил к глазам «документ» – справку установленного образца, зарегистрированную на КПП «Кавказ-22».

В понимании Гонтаря такая вот «справка» не стоит и ломаного гроша. Филькина грамота – вот что это такое. Даже удивительно, что эта стриженая стерва не позаботилась о подходящем документе. Небось поцапалась с «чичиками» и решила рвать из Джохара когти, пока работодатели вместо расчета ей черепушку не прострелили. А пацана с собой для маскировки взяла, он, похоже, и правда глухонемой.

Подозрительная личность. Потому что без документов. И еще потому, что пришла с «той» стороны. Чеченская подстилка. Не исключено даже, что снайперша.

На сей раз ей крупно не повезло. Мимо Гонтаря ни одна крыса не проскочит. Ни одна вражина не просквозит. Глаз у него наметан. Хоть на «рыжье» или другие ценности. Хоть на таких вот тварей, которые маскируются под мирных жителей.

Ему бы в таможне работать, с его талантами. Разные металлодетекторы, рентгены и прочие технические навороты ему не требуются. У него чутье – как у полицейской ищейки. Он все эти баулы и свертки без рентгенустановки насквозь просвечивает. Так наловчился шмонать эту публику, что порой сам себе удивляется: откуда взялась такая прыть и сноровка? В роду у него вроде энкавэдистов и вертухаев не имеется, сам он выходец из шахтерской семьи. Отец и дядья рубили уголек на северах, в объединении «Воркутауголь». Сам Петр тоже в забой спускался, пока бабки не перестали окончательно платить. А потом шахту и вовсе прикрыли. Так что Петр в свои двадцать четыре, не успев еще жениться, остался без работы и без всяких жизненных перспектив.

14
{"b":"25370","o":1}