ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все, командир, нохи заняли высотки, – доложил Подомацкий. – Последние четверть часа никакого движения.

Это означает, что команда «капитана Андреева» в данный момент находится в разрыве между первым, передовым, и вторым эшелонами противника. Именно этого момента терпеливо дожидался Бушмин с бойцами.

– Добро, пора начинать!

Бушмин уселся в джип, украшенный флагом «независимой Ичкерии». Взглянул на Зайцева, сидевшего за рулем. Потом глянул на часы – чтобы доложить о событиях с предельной точностью.

В Москве было половина одиннадцати вечера. В Джохаре, где время измеряется по-другому, – около полуночи.

Глава 10

Небольшая автоколонна со скоростью черепахи продвигалась от южной окраины в направлении центра Джохара.

Удовольствие от такой езды – ниже среднего. Мало того что дорога паршивая и уличное освещение напрочь отсутствует, так еще в любой момент могут нохчи показаться. Хорошо, если просто окликнут или помашут дружественно ручкой – а ты им в ответ «Аллах акбар!»… А вдруг сразу пальбу откроют? У них ведь тоже психов более чем достаточно.

Во главе колонны – микроавтобус «Форд». Темно-ржавого окраса, под цвет битого кирпича. Закрепленный на древке, гордо полощется стяг Ичкерии. За рулем сам Мокрушин. Он и его бойцы из группы «Город» знают Джохар если не как свои пять пальцев, то не хуже обосновавшихся здесь боевиков. Володе, кажется, пора сменить свое давнее прозвище – Рейндж, сокращенно от «рейнджер», – на другое, более подходящее к нынешней обстановке. Например, на кличку Сталкер. Начальство регулярно посылает его в «зону» – дабы выяснил, что представляет собой нынче Джохар, и, пользуясь случаем, приволок из запредельной зоны что-нибудь ценное и полезное, будь то разведданные или плененные «чичики».

Вторым идет джип «Тойота». Впереди сидят Зайцев и Бушмин, на заднем сиденье устроились Подомацкий и Авиатор, у ног которого между сиденьями стоит сумка с комплексом связной аппаратуры.

Замыкающим следует темно-серый «рафик», на борту которого семь человек во главе с Черепановым, они – группа прикрытия.

Еще трое бойцов ГРУ, своими стволами и внешним прикидом смахивающие на «масхадовскую тройку», продвигались пешим порядком. Но не в сторону Ханкалы, куда проследовали бандиты, составляющие первый оборонительный эшелон, а в обратном направлении, туда, где на границе Октябрьского района, у развилки дорог, у «чичиков» оборудован опорный пункт – что-то вроде гаишного КПП.

Мокрушин ехал не таясь, подсвечивая себе синими фарами, снабженными светомаскировочными фильтрами. Вдобавок ко всему он вставил в прорезь магнитофона кассету и врубил звук почти на полную мощность.

Вот таким образом, с музыкой, развевающимися на ветру флагами и включенными фарами, они миновали некую незримую черту и оказались на «той стороне», в Джохаре.

О том, что у развилки находится опорный пункт, являющийся составной частью внутренней линии обороны Джохара, стало известно из данных радиоперехвата. Точное местонахождение ОП, представляющего собой приземистый бетонный бункер с узкими бойницами, было установлено РДГ «Город» в ходе одного из недавних рейдов. Теперь они видели этот бункер воочию. И еще темные силуэты, которые направились к остановившейся по их команде автоколонне.

Боевики подошли к головной машине. Их было трое. Двое – молодые ребята лет шестнадцати, может, чуть старше. Одеты в гражданку, но при «калашах». Третий – плотный коренастый парень лет двадцати пяти, в черной униформе.

Навстречу им из «Форда» выбрался Мокрушин в камуфляже черно-белого окраса. Следом за ним – Дангулов в черном кожане и вязаной шапочке. Иса Дангулов – наполовину даргинец, наполовину ингуш, на чеченском говорит как на родном. Шувалов обычно держит его при себе в качестве толмача, человек он надежный и проверенный.

– Никак заблудились? – спросил человек в черном на чистейшем русском языке. – Надо было правее взять… Вы где повернули, у крайней высотки?

Мокрушин чуть рот не раскрыл от удивления. У него загодя была приготовлена фраза, но произносить ее он передумал, решив потянуть время и попытаться выяснить, за кого, собственно, эти трое их принимают.

– Темно, брат, – уклончиво сказал он. – Ни черта не разберешь… Говоришь, правее надо взять?

Боевик – судя по всему, это наемник из русских – был заметно навеселе. Его слегка пошатывало, к тому же от него несло водкой.

– По параллельной улице. – Боевик указал направление. – Там ваш «коридор»… Да, темень, блин, хоть глаз выколи… Я тоже, бывает, по городу плутаю… Сигареты есть, брат? А то у нас курево подходит к концу…

Иса тем временем успел обменяться репликами с одним из чеченских подростков. Мокрушин в этот момент насторожился, но вскоре выяснилось, что повода для опасений пока нет.

Бушмин через открытое боковое окно наблюдал за группой «переговорщиков». Со своего места он слышал почти все. Поэтому понял, что Рейндж в силу каких-то причин вынужден отказаться от ранее согласованного сценария.

Тем временем трое бойцов ГРУ, высланные боковым дозором, хотя и передвигались на своих двоих, успели к обусловленному сроку обосноваться в непосредственной близости от опорного пункта на развилке дорог. Они готовы были действовать, коль возникнет необходимость.

Мокрушин же внешне спокоен. Полез в карман бушлата, извлек оттуда пачку сигарет и заодно, как бы невзначай, мельком продемонстрировал свой «вездеход». Вытащив одну сигарету для себя, презентовал пачку боевику. И тут же вручил «брату» бутылку водяры, причем это была его собственная инициатива. Дангулов же тем временем передал молодым чеченцам небольшой сверток – как выяснилось, «чехи» попросили курнуть, но интересовала их травка, а не сигареты. Почему бы не угостить «добрых людей»? Пусть себе травятся.

– О-о, спасибо, друг, – обрадовался водке «братан». – Гуляем, однако… Слыхали, какой сабантуй Руслан устроил? Народ здесь уже вторую ночь подряд оттягивается.

– Что за праздник?

– Не в курсе? Будешь через Минутку проезжать, сам все увидишь.

Отморозок, сжимавший в лапе презентованную ему бутылку, издал гнусавый смешок.

– Смотри только, чтобы у самого голова на плечах осталась. Они сегодня какие-то чумные…

Мокрушин подал знак Дангулову, мол, возвращайся в машину. Затем и сам запрыгнул на водительское сиденье.

– У первого же дома сворачивай направо, – сказал напоследок наемник в черном. – Если поедешь по этой дороге, через каждые сто метров будут останавливать. Оно тебе надо? Назад, кстати, тоже сподручнее по «коридору»! Ну все, приятель… Надеюсь, еще увидимся!

– Непременно, – криво усмехнулся Мокрушин, выруливая со стоянки. – Я тебя, «братан», хорошо запомнил…

Воспользовавшись советом «черного», Мокрушин свернул в первый же проезд направо. За ним последовали джип и «рафик». Отъехав на безопасное расстояние от бункера, притормозили – следовало дождаться «тройку», а заодно накоротке посовещаться.

Трое командиров стали дружно чесать в затылках.

– Хоть убейте, не пойму, за кого эти уроды нас приняли? – озадачился Мокрушин. – И что это еще за «коридор»?

– Руслан – это скорее всего сам Исмаилов, – сказал Черепанов. – А тот козел что-то про сабантуй говорил?

– Да, типа того, – кивнул Рейндж. – Какое-то веселье сегодня у «чехов». Но по какому поводу, я не врубился, а выспрашивать поостерегся.

– У этих собак своя свадьба, у нас своя, – сказал Бушмин. – Но сценарий придется маленько скорректировать…

Появились наконец трое пеших бойцов. Бушмин жестом велел им рассаживаться на свои штатные места. И тут послышался глухой рокот – звук моторов.

Командиры дружно насторожили уши. Черепанов вскинул вверх три пальца. Мокрушин же показал четыре. Бушмин, озадаченный, покачал головой. По соседней улице двигалась автоколонна – то ли три, то ли четыре машины; причем, судя по завываниям движков, это были тяжеловесные грузовики.

18
{"b":"25370","o":1}