ЛитМир - Электронная Библиотека

– Меня очень беспокоят события на Кавказе, – еще раз выразил свое беспокойство премьер. – И даже не столько ход военной кампании, сколько сопутствующая ей закулисная сторона событий.

– Это и есть самое главное, Владимир Владимирович. Именно по этой причине я счел своим долгом обратиться к вам с докладной запиской. В принципе ситуация в Чечне находится пока под контролем. Но есть немало признаков того, что вскоре позиции там пошатнутся.

Премьер кивнул в знак согласия. Он сейчас во многом зависел от «партии войны». Как у одного из сказочных персонажей, у В.В.П. имелся свой секрет жизни и смерти. Так называемая «Кощеева игла». Эта самая «игла», как понимают многие, запрятана где-то в Чечне. А если смотреть правде в глаза, она в руке «партии войны». И в любой момент «иглу» могут сломать, причем не важно, умышленно сломают или нет.

Если дела в Чечне – или вокруг этой мятежной республики – ухудшатся самым кардинальным образом и если эти неприятности произойдут до выборов, то премьеру не видать верховной власти. И тогда вместо почти гарантированного восьмилетнего президентского срока – политическая смерть.

– Виктор Константинович, я считаю целесообразным сформировать заново группу «Мерлон». Надеюсь, для этого не требуется издавать закрытый Указ Президента?

На губах Эма появилась едва заметная усмешка.

– Вполне достаточно вашего указания и моих собственных полномочий.

Пальцы премьера выбили дробь на столешнице. Затем ладонь его легла на папку, как раз поверх тисненой надписи «Документы для Совбеза».

– Группа «Мерлон», в состав которой следует включить только тех аналитиков, которым, Виктор Константинович, вы доверяете, как самому себе, должна осуществлять тщательный мониторинг всех ключевых событий, имеющих отношение к нашей военно-политической акции в Чечне. Ежедневно готовьте сводку, к началу рабочего дня документ должен лежать у меня на столе. Выделите двух надежных офицеров для осуществления связи, контакт для них – с моим личным помощником. Если появится срочная информация в контексте нашей с вами беседы, можете связываться со мной в любое время дня и ночи.

– Будет исполнено, Владимир Владимирович. Но если возникнет нужда возродить другие структуры А-центра, например, тот же подотдел активных мероприятий, то для этого одного вашего устного указания будет недостаточно.

– Я помню об этом, – кивнул премьер. – Кстати, где сейчас проходят службу лица из названного вами подразделения?

– Большей частью это сотрудники ГРУ, – сказал Эм. – Все возвращены, скажем так, по своей служебной принадлежности. Где они сейчас? В Чечне… преимущественно. Вы же сами распорядились, чтобы «лучшие кадры» отправили на Северный Кавказ.

– Гм… это для них вы требовали, как бы это поточнее выразиться… лицензии на убийство?

– В ходе той нашей давней беседы я говорил о другом. О том, что некоторые из наших сотрудников в ряде случаев вынуждены действовать… вне правового поля. В таком случае они должны быть неподсудны с точки зрения существующего законодательства. Другими словами, за свои действия они не могут быть подвергнуты уголовному преследованию. Я ставил также вопрос о повышенных окладах для спецов подобного класса и о том, что их жизни следует застраховать на достаточно крупные суммы.

– Если они, то есть непосредственные исполнители указаний А-центра, неподсудны, то кто возьмет в таком случае на себя всю ответственность? В случае, скажем так, провала?..

Эм пристально посмотрел на собеседника:

– В Израиле, США и ряде других стран этот вопрос уже давно разрешен. Как именно – думаю, вам известно. В нашей стране пока никто из правителей – о прежних я не говорю – не решается взять на себя такого рода ответственность. И поэтому мы до сих пор лишены возможности воздействовать на негативные для нас процессы жестко, молниеносно, самым решительным образом.

Теперь уже губы премьера дрогнули в усмешке.

– Я подумаю над вашими словами… Хотел только уточнить одну деталь. Если кто-то из ваших… наших людей, обладающих такими своеобразными «лицензиями», вдруг наломает дров, совершит серьезную ошибку, отклонится от сценария… Что тогда прикажете делать?

– Думаю, это понятно, – спокойно проговорил Эм. – У того, кто совершит фатальную ошибку, будет отобрана… «лицензия».

Председатель правительства покинул здание на Старой площади примерно через четверть часа. Папку вместе с ее содержимым он увез с собой.

Ситуация последних дней хотя и тревожила его, но не настолько, чтобы он решился передать «матрицу» в чужие руки.

Глава 5

Пригородный поселок Ханкала был отбит у федералов после мощного контрудара, предпринятого в утреннюю предрассветную пору. В результате дерзкой акции чеченским сепаратистам удалось вновь занять базу российских войск, оборонительные сооружения которой позволяли контролировать огнем южные и восточные подступы к осажденному городу. При этом нападавшими было уничтожено большое количество бронетехники, а также захвачены богатые трофеи в виде военного имущества. На аэродроме же сожжены два штурмовых вертолета «Ми-24». Потери федералов исчислялись многими десятками убитых, раненых, взятых в плен солдат и офицеров.

Это сообщение, вброшенное с утра пораньше в западные СМИ кем-то из числа «стрингеров», вольных якобы и независимых журналистов, работающих в действительности на стороне нохов, не исключено даже, что по наводке из-за «бугра», вдобавок было растиражировано, пусть даже с нотками сомнения в его достоверности, в утренних сводках новостей некоторых отечественных телекомпаний.

Когда вертушка с бойцами ГРУ приземлилась после полудня на территории базы в Ханкале, Бушмин смог воочию убедиться, что «сенсационное» сообщение о «мощном контрударе» на деле является полной туфтой. И это еще мягко сказано.

Поселок и его окрестности запружен разнообразной военной техникой, хотя она вроде бы сожжена. Палаточный городок и уцелевшие строения заняты подразделениями Минобороны и МВД. Здесь и волгоградцы, и 33-я бригада внутренних войск, и десантники из 45-го разведполка ВДВ, и разрозненные подразделения ОМОНа и СОБРа, а также артиллеристы, летчики, связисты и еще много всякого военного люда.

До передовой отсюда в принципе рукой подать. Отчетливо слышна стрельба, где-то километрах в четырех завязалась довольно оживленная перестрелка. По окраинным кварталам Октябрьского и Ленинского районов бьют самоходные установки, от них не отстают минометчики и дивизион гаубиц «Д-30». В воздухе постоянно находится пара «двадцать четвертых». Они производят залпы НУРов[9] над самой окраиной поселка – до противника рукой подать – и тут же садятся на «дозаправку». После чего штурмовые «Ми-24» по новой взмывают в воздух. Из подбрюший вертолетов вырываются дымные стрелы – всего в комплекте двенадцать ракет, дюжина гостинцев для нохов и наемной швали.

…Опять приземлились на площадку, перезарядились, приподнялись, загребая воздух лопастями винтов, выпустили ракеты по целям в осажденном городе. Сели, перезарядились, поднялись. Залп!..

Такая вот карусель. Все работают, все заняты, каждый при деле. Как и на любом другом хорошо отлаженном производстве.

Но кое-кого такая картинка не радует. Так и норовят сыпануть песок в шестеренки и сочленения военной машины федералов. У этой войны есть немало темных сторон. Подлая деза, распространенная нынче в СМИ, – один из таких грязных приемов. Людей, участвующих в «информационной войне» на стороне чеченских бандитов, распространяющих по всему миру насквозь лживые сведения, следовало бы рассматривать как террористов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Успокоившись этой мыслью, Бушмин погрузился вместе со своими бойцами в присланный за ними тентованный «Урал», после чего они отправились на поиски своих, взяв курс на восточную окраину поселка.

Володю Мокрушина, командира РДГ «Город», он обнаружил в одном из кунгов, в компании знакомого офицера из разведотдела «северных».

вернуться

9

НУР – неуправляемая ракета.

9
{"b":"25370","o":1}