ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нетленный
Академия Грейс
Отец Рождество и Я
Роковое свидание
Хтонь. Зверь из бездны
Нелюдь
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Один год жизни
Алхимик

В личной жизни Бельской повезло меньше, хотя на отсутствие мужского внимания жаловаться ей было бы грех. Алина «сходила» замуж за шеф-редактора европейского бюро «Космо», но уже через два месяца вернулась из Лондона обратно в суетную, безалаберную московскую жизнь, а на расспросы знакомых отвечала одинаково: «Лондонский район Челси, конечно, неплох, как и знаменитые английские газоны… Чего нельзя сказать о британских мужчинах – сплошь мизантропы, вырожденцы и просто говнюки!»

Вот такая любопытная личность с утра пораньше явилась в скромный офис Сарычева, причем явно в дурном расположении духа.

– Я возмущена до крайности, – процедила Бельская. – Почему ты вдруг решил отозвать своих ребят?! Да еще в самый последний момент, когда у меня не осталось времени, чтобы подыскать себе новых помощников!

Сарычев, оставаясь внешне невозмутимым, приготовил кофе себе и своей гостье, после чего предложил ей присесть на один из стульев.

– Послушай, Алина, что я тебе скажу…

– Нет, это ты послушай! – перебила его журналистка. – На вчерашний вечер, если ты еще не забыл, была намечена разведакция в клубе «Замоскворечье». Я приехала на место даже чуть раньше, чем мы уговаривались. Со мной был знакомый оператор видео, которого я зафрахтовала на этот вечер, чтобы он при помощи скрытой камеры помог мне задокументировать все происходящее. Почти точно известно, что в этом «найт клабе» приторговывают «антигером». У меня, короче, все было на товсь! И тут случился полный облом!

– Тебе надо было сразу сказать, что ты охотишься именно за «антигером».

– А то ты не знал, – хмыкнула Бельская. – Мы с тобой уже говорили на эту тему.

– Но я не знал, что именно «антигер» интересует тебя в первую очередь.

– Ни фига подобного! Меня, моих издателей и моих спонсоров, уверена также, что и читателей, и телезрителей…

– Алина, кончай вешать мне на уши лапшу!

– …интересует, вернее, серьезно беспокоит наркооборот и то новенькое, что изобретается для насыщения этого рынка, – закончила мысль Алина. – В том числе и препарат, который обозвали «антигером».

Слегка успокоившись, журналистка все же присела на краешек стула и, отдавшись на время своим мыслям, принялась отхлебывать из чашки мелкими глотками горячий кофе. Сарычев невольно залюбовался ею. Светлые волосы с платиновым отливом прекрасно гармонировали с зеленым цветом ее глаз. Симпатичная, но когда злится, как сейчас, выглядит недотрогой. Рост чуть выше среднего, на каблуках и вовсе высокая. Хорошо сложена и, коль возникает такая необходимость, вовсю пользуется своими природными данными, оставаясь притом в рамках приличия: мило улыбнется или по-особенному посмотрит, будто что-то пообещает этим взглядом – смотришь, иной мужик от такой малости уже пошатнулся, готов сделать все, что бы она ни попросила.

А вот ум у нее не по-женски острый и беспощадный, так что те мужики, – а среди них есть думцы и поп-звезды, бандиты и сотрудники спецслужб, все, кто может быть ей хоть чем-то полезен, – которые строили в отношении не планы, делясь своими связями и возможностями, сами оставались ни с чем.

– Николай, может, мне переспать с тобой? – задумчиво произнесла Бельская. – Если я займусь с тобой сексом – хочешь, прямо здесь и сейчас, – ты поможешь мне?

– Ничего не получится, – усмехнувшись, сказал Сарычев, бывший мент, но в душе глубоко порядочный человек. – Попробуй действовать другой «отмычкой».

– Ну вот, опять не вышло. – Журналистка наморщила лоб. – Хорошо, я могу заплатить. Ты знаешь, я сейчас работаю над серьезным проектом, меня круто проавансировали, так что деньги – не проблема. Я могу заплатить не только за информацию, но и тем людям, без чьей помощи я не смогу безопасно продолжать работу над своим проектом.

– Я не торгую информацией…

– Николай, у тебя полно лазутчиков в молодежной и особенно в студенческой среде!

– Повторяю, Алина, я не торгую информацией! Сколько раз я делился с тобой сведениями о наркотрафике, но разве я с тебя требовал деньги за эти сведения?!

– Еще чего не хватало! – фыркнула журналистка. – Почему ты снял с задания своих ребят? Я ждала их у клуба, ждала… Потом позвонила одному из них, так он мне сказал, что ты запретил им участвовать в моей разведакции… Ну а отправляться на дело без дружественного прикрытия я как-то остереглась.

Сарычев пригладил ладонью поредевшие на темени волосы. Он был почти на пятнадцать лет старше своей собеседницы, что, впрочем, не мешало им быть на «ты». За то время, пока они знакомы, он успел неплохо изучить Бельскую, а потому знал, что остановить ее, заставить отступиться от намеченных планов очень трудно.

– Пойми, Алина, те ребята, которых я выделил тебе в сопровождение, чтобы ты чувствовала себя в безопасности во время своих походов по злачным местам, – обыкновенные молодые парни. Да, крепкие, воевали в Чечне и все такое прочее… Но они безоружны перед известной тебе шпаной! Ни у кого из них нет даже лицензии сотрудника какой-нибудь частной охранной структуры! Ты не хуже меня знаешь, что многие из «точек», кстати, и клуб «Замоскворечье», «крышуют» либо непосредственно менты, либо те, у кого есть серьезные завязки в органах. А теперь представь себе на минутку… Ты или, скажем, кто-то из твоих помощников вышли прямо на дилера, обслуживающего эту конкретную «точку», и попытались закупить у него товар… А там тоже не дураки собрались, фишку секут, будь уверена! И я не исключаю, что эти люди попытаются устроить какую-нибудь подлянку! Кого-нибудь из наших могут элементарно загрести, а если товара при нем не обнаружат, то тут же подбросят – будь уверена! И что дальше?! Представляешь, как трудно будет потом отмазать нашего человека, если его загребут в ментовку, да еще с поличным!

– Хватит мне лекции читать! – жестко произнесла Бельская. – Я сама не первый день замужем! Лучше подскажи, к кому мне обратиться за помощью, раз ты не хочешь больше со мной «дружить». Может, мне в «Возрождение» обратиться? Они ведь напрямую контачат со спецслужбами, да и охранную структуру, насколько я слышала, давно создали для собственных нужд…

Сарычев неопределенно покачал головой.

– Свое мнение об этом фонде я тебе уже высказал. Организация, конечно, мощная, мы рядом с ними просто мелюзга. Что-то полезное они делают, те же наркоцентры опекают… Есть только одно «но»… Помнишь анекдот про компартию США? О том, что единственным коммунистом в Америке был Гесс Холл, а остальные партийцы являлись внедренными агентами ФБР? Так вот… Примерно так же дела обстоят и в фонде «Возрождение», причем наряду с агентурой отечественных спецслужб там имеются свои наблюдатели и от наших наркобаронов.

– Нет, к ним, пожалуй, я обращаться не буду, – задумчиво сказала журналистка. – Черт, что же мне делать? По секрету скажу, я уже подняла кое-какие свои знакомства в охранных структурах, но нужных людей пока не нашла.

– Не знаю, что ты задумала, Алина, но тебе лучше от этого отказаться. – Юрисконсульт потряс в воздухе газетой, которую взял со стола. – Ты как, читаешь газеты?

– Не только читаю, но иногда даже пописываю, – огрызнулась Бельская. – Ты имеешь в виду случай двухдневной давности? Михеева из 8-го отдела МУРа кто-то на тот свет спровадил… Это?

– И это тоже, – мрачно сказал Сарычев. – За компанию с ним под пули попал Матицын, а он, по некоторым данным, держал наркосбыт в Балашихе. В столице на него тоже какие-то мелкие ребятишки работали… «Антигер», который так тебя интересует, опять же по непроверенной информации, поступал откуда-то из восточных районов области. Не знаю, есть ли тут какая-то связь, но все же… Ученого одного на днях убили, он специалист в области химического синтеза… Есть и другие сигнальчики, что кто-то тайно продвигает «антигер» на наш отечественный рынок, но вбрасывает этот препарат малыми партиями. Вообще, сейчас странные вещи стали твориться…

Не окончив фразы, он передал своей собеседнице листочек, на котором по ходу разговора написал авторучкой пару телефонных номеров.

10
{"b":"25373","o":1}