ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 4

Шел по улице малютка, посинел и весь дрожал

Суббота, вечер

По прибытии в Н-ск журналисты разместились в гостинице «Спутник», расположенной на Волжском бульваре, всего в десяти минутах ходьбы от здания областной администрации. Свободные номера там имелись в изобилии; верные своей привычке держаться вместе – так безопаснее, да и за имуществом проще следить, – они устроились не поодиночке, в одноместных номерах, а сняли – для начала на двое суток – спаренный полулюкс, состоящий из двух крохотных помещений и ванной комнаты. То ли Маркелов сумел чем-то обаять пышногрудую администраторшу, то ли укоренившийся уже и в этих краях капитализм сломил-таки наконец ханжеские порядки кондовой советской поры, но вопрос с размещением двух разнополых личностей в одном номере был разрешен быстро, легко, без всякой доплаты сверх тарифа. Володя, правда, чисто для отмазки сказал, что они являются братом и сестрой, пользуясь тем, что их с Анной отчества совпадают. Но тетечке было, судя по всему, наплевать, кто они такие, лишь бы оплачивали номер и вели себя в гостинице культурно.

От администраторши они узнали, что здесь, в Н-ске, как в той же Москве и некоторых других крупных российских городах, существует строгий порядок, согласно которому приезжие граждане обязаны встать на учет – пройти регистрацию – в органах внутренних дел Н-ской области по месту временного проживания и обязаны сделать это в трехсуточный срок. Журналисты прикинули, что им это ни к чему, и, хотя администраторша предложила устроить им временную регистрацию, они отказались, решив, что уже в понедельник, чтобы не привлекать к себе внимания местных органов, они, вероятнее всего, выпишутся отсюда и переберутся в другую гостиницу, где при вселении в гостевой анкете укажут свежую текущую дату, а в графе «Цель вашего приезда» напишут то же, что и сегодня, – «проездом»…

Что же касается контактов с представителями властей и местной «деловой элиты», то Зеленская решила, что попытается связаться с этими людьми после того, как они с Маркеловым завершат здесь свое расследование.

Зеленская приняла душ, высушила волосы феном, переоделась в спортивный костюм и домашние шлепанцы, после чего вышла в гостиную, где ее напарник, устроившись на диванчике с банкой пива в одной руке и пультом в другой, смотрел по телевизору местные новости.

– Самое интересное, подруга, ты пропустила, – сказал Маркелов, кивнув на не слишком качественную телевизионную картинку. – Вчерашнюю пресс-конференцию в новостях показывали… Оказывается, местного губернатора кондрат хватил…

– В смысле?

– Обширный инфаркт миокарда… Показывали ролик, как местная челядь посещала Кардиоцентр, где он сейчас лежит. Вроде как все, отслужил свое на благо народа…

Взяв шаткий стул, Зеленская уселась рядышком с ним.

– Так что выходит? Будут проводить внеочередные выборы?

– Да, как раз об этом на пресс-конференции местное начальство журналистам объявило.

– А кто будет до перевыборов рулить областью? – спросила она.

– Как кто? Местный вице-губернатор… Он, кстати, на брифинге тоже присутствовал.

– Воронин? – поинтересовалась Зеленская, одновременно вспоминая о том, что было сказано в переданном стрингерам пакете информации об этом человеке. – Так-так… Ты записал этот сюжет?

Маркелов, выцедив остатки пива, протянул ей пустую банку.

– Будь хорошей девочкой, выброси это в урну.

Когда напарница выполнила его просьбу, Маркелов пожаловался:

– Че-то я притомился сегодня, подруга… Да еще гаишники нервы потрепали! Писать ихние новости я не стал, сама видишь: картинка – дрянь! Будут повторы, тогда и запишу… Когда чуток акклиматизируемся тут, осмотримся маленько, я попытаюсь законтачить с местными телевизионщиками. «Исходник», конечно, вряд ли удастся раздобыть, но непорезанную копию мне удастся у них выцыганить или на крайний случай выкупить…

– Ужинать не пойдем?

– Не, не хочу. Я уже перекусил бутербродами. Там и на твою долю осталось.

Анна взглянула на часы: времени было еще только половина девятого.

– Хорошо, Володя, будем отдыхать, – сказала она. – Но сначала я хочу сделать пару звонков…

Она достала из сумочки свой органайзер, который среди всего прочего выполнял функции электронной записной книжки. Найдя нужную запись, стала накручивать диск городского телефона.

– Кому это ты звонишь? – поинтересовался напарник.

– Есть тут один такой журналист – Павел Кормильцин. Его здесь называют «человек-газета». Помаленьку подкусывает местные власти, кое-что печатал и на тему кризиса вокруг Новомихайловского комбината. Андрей говорил, что уже пересекался с ним, когда приезжал по каким-то своим делам в эти края. Перед тем как отправить нас сюда, он созванивался с этим самым Кормильциным, и тот вроде бы не против законтачить с нами.

Она набрала номер домашнего телефона Кормильцина раз и другой, но в трубке слышались лишь длинные гудки.

– Попробую еще на сотовый ему позвонить, – сказала Анна, доставая из сумочки свой «Нокиа». – Может, удастся договориться с ним встретиться уже завтра, может, что полезное от него узнаем…

– Мобиляка фурычит здесь? – поинтересовался Маркелов. – Как с роумингом?

– Сотовый у него отключен, – сказала Анна, пряча «Нокиа» обратно в сумочку. – Ладно, попробуем завтра утром его достать…

Она поднялась со стула и хотела было уже пожелать напарнику спокойной ночи, как вдруг запиликал спрятанный ею только что в сумочку сотовый телефон.

Голос, прозвучавший в трубке, Зеленской был совершенно не знаком.

– Добрый вечер, – сказал незнакомец ровным, хорошо поставленным голосом. – У нас есть один общий знакомый, которого зовут Андрей… Я получил от него сообщение о том, что вы прибудете в наш город сегодня, во второй половине дня. В сообщении также был указан номер вашего сотового… Вы меня слышите?

– Да-да, конечно, – сказала Анна в трубку и тут же показала напарнику большой палец. – Хорошо, что вы позвонили… Здравствуйте!..

Это был не кто иной, как «аноним», который на условиях полной конфиденциальности снабжал Андрея Уралова прелюбопытными сведениями о некоторых событиях, происходящих в Н-ской области. Сообщение было послано на его компьютерный адрес (других зацепок не существовало). Этот человек, безусловно, мог быть чрезвычайно полезен журналистам в их расследовании, но уверенности в том, что он выйдет на контакт, не было никакой.

К счастью, он вышел на контакт, причем довольно быстро.

– Надеюсь, добрались без приключений? – поинтересовался незнакомец. – С жильем уже определились?

– Да, все в порядке, – сказала Зеленская, решив опустить эпизод с гаишниками. – Я хотела бы встретиться с вами, кое-что обсудить…

– Когда?

Зеленская хотела спросить, сможет ли «аноним» встретиться с ними – или же с ней одной – завтра, в воскресный день, но с губ у нее неожиданно сорвалось совсем другое:

– А если мы встретимся сегодня, не откладывая в долгий ящик? Я, правда, не знаю, где вы сейчас находитесь…

Напарник, сделав возмущенные глаза, хотел ей что-то возразить, но Зеленская жестом велела ему не вмешиваться.

– Вы это серьезно? – после небольшой паузы спросил незнакомец. – Но сейчас уже вечер, а вы, как я понимаю, совершенно не ориентируетесь в нашем городе.

Анне когда-то, еще в студенческую пору, доводилось бывать в Н-ске, где проводился молодежный семинар на тему демократических СМИ, но города этого она в общем-то не знала, незнакомец был прав.

– Да, я вполне серьезно, – сказала она. – Где вам будет удобнее всего встретиться со мной?

Последовала еще одна пауза.

– Хорошо, я согласен, – наконец произнес в трубке мужской голос. – Но при одном условии…

– Каком?

– При условии, что вы и ваш сотрудник будете в точности выполнять все мои пожелания.

Спустя примерно полчаса они вышли из парадного гостиницы и прогулочным шагом двинулись по этой же стороне бульвара в направлении, противоположном городскому центру (таково было требование «анонима»).

10
{"b":"25374","o":1}