ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну? О чем думает наша Нюра? – повернув к ней голову, спросил Маркелов.

– Вот тот мужчина, что подошел… и выручил нас… вместе с фээсбэшниками…

– Ну?! Не тяни кота…

– Мне кажется, что он и есть наш Иван Иванович…

Глава 8

Осторожность, осторожность, осторожность, господа!

Понедельник, первая половина дня

Начальника УФСБ Керженцева попросили прибыть на экстренное совещание в обладминистрации, посвященное разбору вчерашнего ЧП в Новомихайловске. Открылось оно необычно рано – в восемь утра, а провел это мероприятие в качестве председательствующего лично Виталий Алексеевич Воронин, который сразу же попытался дать понять всем присутствовавшим, в том числе и местным силовикам, среди которых, кроме Керженцева, были также милицейский генерал, начальник УВД и облпрокурор, кто именно сейчас в доме хозяин и чью политику здесь должны проводить чиновники.

Пробыв на этом инициированном Ворониным мероприятии немногим более полутора часов, генерал Керженцев около десяти утра прибыл в Управление. Поднявшись к себе в кабинет, он сказал поджидавшему его помощнику, что обычного «понедельничного» совещания не будет.

Оказавшись на своем рабочем месте, Керженцев первым делом сделал два телефонных звонка: один в Москву, своему давнему другу и однокашнику, возглавляющему нынче один из ключевых департаментов Федеральной службы безопасности и являющемуся заместителем директора ФСБ, другой в Нижний, зампреду по Приволжскому федеральному округу, которого он, Керженцев, если не случится ничего экстраординарного и если он не согласится принять другое предложение, должен будет сменить на этом перспективном посту уже осенью этого года.

«Дружеские рекомендации», которые он выслушал от этих двух людей, были размытыми, совершенно неконкретными. Керженцев, да и некоторые другие губернские «зубры» в последнее время словно потеряли под ногами надежную почву: сигналы, которые транслировали в их адрес высокие чиновники и представители имеющих здесь свой интерес бизнес-элит, были весьма противоречивы, а порой и взаимоисключающие…

Генерал, немного поразмыслив наедине над сложившейся ситуацией, стал по одному выдергивать к себе ключевых сотрудников Управления.

Первым он вызвал к себе в кабинет Германа Карахана.

Карахан, как и большинство сотрудников УФСБ, с уважением относился к своему начальнику. Человек он был строгий, суховатый, со всеми без исключения по имени-отчеству и на «вы». Рано поседевшие волосы коротко острижены, носит очки с чуть затемненными линзами. В работе требователен, порой, как кажется некоторым, даже придирчив, способен намылить холку любому из подчиненных, не прибегая к крепким выражениям. Но уважают его здесь за другое: за то, что «своих» не сдает ни в каких ситуациях и на своем посту делает то, что позволяет существующая вокруг них реальность.

Например, в свое время Управление вело тяжкую – хотя и подковерную – борьбу с местными крупными милицейскими чинами. Одно время Хозяин, кое-чем обязанный этим людям в прошлом, закрывал глаза на то, что эти люди, прекрасно находившие общий язык с Ворониным, позволяли себе кое-какие «шалости». Но дело постепенно зашло далеко. Так далеко, что «милицейская» и «воронинская» крыши в Н-ске и области стали котироваться более высоко, нежели благосклонность и поддержка самого Хозяина или, скажем, его давнего товарища, городского главы Мельникова. Тот же начальник ОБЭП Черняев со своими сотрудниками принялись внаглую «строить» губернских предпринимателей, при поддержке, естественно, своих покровителей, главным среди которых был вице-губернатор Воронин. Дело приняло нешуточный оборот, поскольку, помимо откровенного рэкета, уже не только мелкому и среднему бизнесу, но и крупным по губернским масштабам предпринимателям было велено переводить свои денежные счета из контролируемого губернатором через своего племянника «Волжского Народного» в «Коммерцбанк» к Михаилу Гуревичу, а это уже означало экономический подрыв самих устоев прежней губернской власти, не говоря уже о прямых убытках для «семейного бюджета».

Наконец подчиненным Керженцева удалось-таки застукать обнаглевшего Черняева и некоторых из его самых опасных подчиненных, что называется, на горячем: менты похитили и увезли за город, на одну из своих «точек», человека, державшего с личного соизволения Хозяина в Н-ске производство крепких спиртных напитков. В акции по поимке рэкетиров в погонах участвовала также прибывшая из Москвы бригада сотрудников ГУСБ[6] (местной же опергруппой, составленной, во избежание утечки информации, исключительно из надежных, проверенных сотрудников УФСБ, руководил Карахан). На «точке», помимо водочного короля, в ходе силовой акции был обнаружен еще один предприниматель, похищенный несколькими днями ранее в соседней губернии (от него, как выяснилось, лично Черняев потребовал переписать принадлежащую тому мебельную фирму на нужного человека).

Всего в течение суток в Н-ске и области были задержаны почти два десятка сотрудников милиции, офицеров младшего и среднего звена. Менее чем через трое суток большинство из них, включая арестованных на «точке» Черняева и сотрудников ОБЭП Фомина и Ломова, оказались на свободе, выйдя под подписку. Вспыхнул скандал: двое прокурорских работников и судья вынуждены были покинуть свои кресла… но размеры взяток, полученных ими в те дни, надо полагать, позволили им легко пережить горечь от расставания со своими служебными постами.

Таким образом удалось убрать из органов Черняева и еще некоторых наиболее одиозных персон. Пару-тройку мелких сошек даже посадили, но дело на начальника ОБЭП и его ближних помощничков развалилось, не дойдя до суда. По указанию из Москвы в Н-ске произошла «ротация кадров» – на смену несколько подзагадивших свои служебные мундиры начальнику УВД и областному прокурору пришли новые кадры.

Ну и что из всего этого вышло?

Эти самые «новые кадры», кажется, окончательно поставили на вице-губернатора Воронина.

А Черняев вот уже более года руководит крупнейшим в городе и области охранным предприятием, где сейчас, в числе прочих сотрудников, трудятся и те, кто ранее составлял костяк ОБЭПа и кто с таким трудом был сравнительно недавно вычищен из органов внутренних дел…

Генерал, что, в общем-то, редко с ним случалось, слушал доклад своего подчиненного рассеянно и даже оборвал Карахана, не дав тому высказаться до конца.

– Достаточно, Герман Анатольевич. Картинка в общем-то и так ясна…

Карахан слегка пожал плечами. Какое-то время Керженцев молчал, устремив задумчивый взгляд куда-то в заоконные дали. Герман кашлянул в кулак, затем, когда начальник вновь направил на него упрятанные за притемненными линзами глаза, ровным тоном произнес:

– Могу я задать вам вопрос, товарищ генерал?

– Задавайте.

– Есть какая-нибудь реакция из Москвы? Нет, не на вчерашние события… а вообще?

– В каком смысле?

– В самом широком, товарищ генерал. Я говорю о ситуации в нашем регионе…

Помолчав немного, начальник суховатым тоном сказал:

– Положение дел, думаю, у нас мало чем отличается от других, соседних регионов.

– Наверное, так и есть, – криво усмехнувшись, сказал Карахан. Но существует цепь событий, выходящих, так сказать, из ряда вон. Взять хотя бы попытку захвата группой известных лиц Новомихайловского комбината! Возможно, вам не понравится мой вопрос, товарищ генерал… Но почему Москва… наше центральное ведомство никак не реагирует на здешние события?! Неужели тех материалов, что мы здесь собрали, недостаточно для принятия мер политического… и специального характера?!

Генерал, сняв очки, принялся протирать линзы чистым носовым платком. Карахан уже успел подметить про себя, что Керженцев в последнее время выглядит несколько уставшим, да и действует не так энергично, как прежде. Сказывается, конечно, потеря такого важного ресурса, как многолетняя дружба с действующим губернатором (с Ворониным у Керженцева, наоборот, отношения были холодными, натянутыми… Они почти не общались между собою). Да и до пенсионной черты осталось около года: фээсбэшному генералу, конечно, и после увольнения из органов по выслуге лет не проблема найти подходящее место в тех же госструктурах, но и наживать себе в такой вот жизненной ситуации влиятельных недругов, вроде тех же Воронина и банкира Гуревича… на такое далеко не каждый отважится…

вернуться

6

Главное управление собственной безопасности МВД РФ.

18
{"b":"25374","o":1}