ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Культура Ла-Венты

Развитие культуры Ла-Венты, представляющей собой наиболее яркий пример ольмекской культуры, началось по меньшей мере около 1500 г. до н. э.; культуры Ахальпан – в 1500– 900 гг. до н. э.; Чиапа-де-Корсо и Которра – около 1400 г. до н. э.; Ла-Виктория в Гватемале (этап Окос) связана с Чиапа-де-Корсо; культура Чоррера – к 1500—800 гг. до н. э.; в Перу керамика появляется около 1200 г. до н. э., месоамериканское влияние проникает туда около 1000 г. до н. э., а затем распространяется в Бразилию.

Ла-Вента расположена на низменной равнине побережья в штате Табаско, включающей невысокие возвышенные участки, окруженные болотами и небольшими горами. Таким образом, эта культура расцвела в месте, крайне удобном для выращивания кукурузы, охоты и собирательства. В этом районе, однако, нет камня, поэтому местные жители должны были доставлять огромные каменные глыбы для своих монументальных скульптур из очень отдаленных районов по воде, при помощи больших плотов, или же по суше.

Ольмеки обрабатывали андезит, базальт, яшму, кварц, диорит, нефрит и другие камни, полученные благодаря торговому обмену. Они также занимались резьбой, используя в качестве исходного материала драгоценные и полудрагоценные камни голубовато-зеленого цвета, из которых затем изготовлялись великолепные украшения и изящные фигурки.

Ольмекское искусство отличается простотой и реализмом формы, динамичными и оригинальными концепциями, однако перенасыщено изображениями хищников семейства кошачьих, составляющими его основу. Эта одержимость ягуароподобными мотивами, вызванная религиозно-магическими верованиями данной племенной группы, находит эстетическое проявление во всех изделиях, изготовленных как из камня, так и из глины.

Вначале основным поделочным материалом была глина, из которой изготавливались фигурки в сидячем положении, с отдельными детскими или ягуароподобными чертами, трапециевидным ртом и приподнятой верхней губой, раскосыми глазами, низким и полным туловищем. Иногда можно наблюдать жировые складки, особенно у очень реалистичных фигурок, получивших название «baby face». Для керамики Ла-Венты характерен хороший обжиг и преобладание черных, белых и серых тонов. Встречаются также изделия розовато-белого, лощеного белого, серо-кремового, черновато-кофейного, пурпурного и других цветов, особенно тарелки и плоскодонные сосуды, чаши сложной формы, горшки и другие виды утвари. Для украшения использовались орнаменты, сделанные с помощью «шагающего штампа» точечные узоры и угловатые ямки, а также геометрические и символические мотивы, главным образом лапы и имитация пятен шкуры ягуара.

В период расцвета своей культуры ольмеки специализировались на скульптуре и барельефах, изготавливаемых из базальта, серпентина и яшмы. Выделяются монументальные головы, нередко с ягуароподобными и негроидными чертами, изготовленными так, что воспринимаются как закрытые блоки, как масса, имеющая геометрическую форму куба, очертания которого никогда не прерываются. Совершенство этих голов наводит на мысль, что опыт их изготовления развивался в течение многих веков.

Эта монументальность проявляется и в других скульптурах Ла-Венты, таких, как «Абуэлита» («Бабушка») или Монумент-5, где изображен персонаж с детским лицом и с, чашей в руках, в скульптуре сидящего человека-ягуара с лицом-маской ягуара, запрокинутым к небу (в настоящее время находится в музее г. Вильяэрмосы).

Заметное развитие скульптуры приводит к тому, что в период расцвета ольмекской культуры керамика становится грубой (III период Ла-Венты). В это время производятся изделия красно-песчаного, красновато-кремового, песчано-кремового, сероватого, красновато-кофейного и других цветов, сохраняющихся вплоть до позднего классического периода.

Отсутствие камня не отразилось на развитии монументальной архитектуры. В качестве строительных материалов использовались адобы, плиты песчаника, бревна и солома, т. е. недолговечные материалы, не сохранившиеся в течение столетий.

В результате, как пишет Коваррубиас, эти скульптурные изделия представляют собой «вершину благородного и проникновенного искусства, нашедшего выражение в замысловатом, но достойном и строгом эстетическом пафосе.

Ольмекское искусство – одновременно монументальное и простое, поучительное и оригинальное. Будучи величественным, оно свободно от сложного символизма и пафоса, характерного, например, для классического барокко, теснейшим образом связано с периодом формирования основных месоамериканских культур; чем старше эти культуры, тем сильнее их «ольмекский дух».

Теотиуакан

Теотиуакан расположен к северо-востоку от Мехико. Хотя этот город и известен всему миру, его история все еще полна тайн, являющихся достоянием нескольких специалистов. Будучи крупнейшим в Месоамерике чрезвычайно важным городским и церемониальным центром, оказавшим в классический период наибольшее влияние на формирование и развитие других культур, Теотиуакан стал объектом научных исследований, позволивших раскрыть некоторые страницы его прошлого.

Следует отметить, что указанные исследования не ограничивались только археологическими раскопками. Благодаря мексиканскому антропологу Мануэлю Гамио, создателю теории интегральности, они охватили также колониальный и современный период и дают возможность сравнить развитие зоны Теотиуакана на различных исторических этапах.

Для изучения этой культуры в доиспанский период чрезвычайный интерес представляют для нас археологические данные. К сожалению, в отличие от других месоамериканских культур они не могут быть дополнены письменными источниками.

В текстах, составленных после Конкисты как аборигенами, так и европейцами, лишь иногда упоминается Теотиуакан. Поскольку эти тексты очень поздние, то упоминания носят мифический характер, т. е. больше отражают высказывания ацтеков о событиях в Теотиуакане в легендарный период сотворения богов, главным образом Солнца и Луны. На практике подлинно научное изучение Теотиуакана может осуществляться лишь на основе использования археологии и ее методов.

Тем не менее для придания большей жизненности археологии мы пытаемся сопоставлять данные раскопок с версией, изложенной в текстах науа, полученных от индейцев монахом Бернардино де Саагуном, членом ордена Св. Франциска, где говорится о сотворении богов в Теотиуакане. Таким образом мы попытаемся обобщить основные сведения, имеющиеся в настоящее время об этом величественном городе.

Много веков назад, примерно в 300 г. до н. э., в долине, на месте будущего Теотиуакана, возникли два селения, занимавшие площадь около четырех квадратных километров к северу от современного города. Жизнь сельских жителей была предельно проста: главным образом они возделывали кукурузу, тыкву, перец и фасоль. Среди них были и искусные ремесленники, имевшие высокое по тому времени мастерство изготовления керамики, плетения корзин, резьбы по камню и, возможно, ткачества. У них существовала сложная религия, основными божествами считались бог огня и бог воды; практиковались также сложные погребальные культы. Возможно, они строили каменные здания, например по три в каждой группе, для почитания своих богов.

Однако точно не известно, откуда происходили жители этих двух селений, насчитывавших около 5 тыс. человек. Возможно, это часть населения, покинувшая Куикуилько – город круглой пирамиды, расположенный у подножия вулкана Ахуско,– в результате драматического извержения Шитли, которое разрушило здания Куикуилько и образовало своими потоками лавы современный Педрегаль де Сан-Анхель. Можно также гипотетически предположить, что другая часть населения происходит от ольмеков, этой таинственной культуры, зародившейся на побережье Мексиканского залива, о которой мы рассказывали в предыдущей главе. С течением времени оба селения слились и на основе сочетания двух культурных традиций создали теотиуаканскую культуру. (см.Предисловие )

16
{"b":"25377","o":1}