ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

О времени первоначального проникновения человека в Западное полушарие и о темпах освоения просторов гигантского материка можно судить по археологическим находкам. В Мексике, в местности Тлапакойя (долина Мехико), были обнаружены грубые орудия из камня, лежавшие рядом с костями ископаемых животных. Радиоуглеродный анализ определил возраст этих находок: 24 000±500 и 22000+260 лет назад. (См.: Willеу G. R. Recent Researches and Perspectives in Mesoamerican Archaeology.In: Supplement to the Handbook of Middle American Indians, vol. I: Archaeology. Austin, 1981, p. 10—11. ) В Венесуэле и Перу древнейшие следы пребывания человека относятся к XII тысячелетию до нашей эры. А как обстоят дела с наиболее ранними находками на территории США? Не мог ли первобытный человек проникнуть туда с северо-востока Азии еще 40 000 лет назад, как пишет об этом Д. М. Соди, со ссылкой на ряд стоянок из Калифорнии и Невады? К сожалению, в настоящее время у нас нет каких-либо надежных археологических материалов, подтверждающих такую гипотезу. Известные пока древнейшие археологические памятники на территории США датируются временем не ранее 12– 10 тыс. до н. э. Что же касается приводимых в книге стоянок Льюисвилль, Санта-Роса-Айленд, Тьюл-Спрингс и др., то повторное их изучение заставило значительно изменить их прежние хронологические рамки в сторону омоложения. (См: Wi11еуG. R. An Introduction to American Archaeology, vol. I: North andMiddle America.EnglewoodCliffs. N. Y., 1966, p. 29—30 )

Таким образом, если учесть, что человек пришел в Америку из Азии с севера, а древнейшие памятники Мексики и Центральной Америки относятся примерно к 25—23 тыс. до н. э., то можно предполагать, что предки индейцев впервые вступили на американскую землю где-то около 30 тыс. лет назад, во времена второго появления Берингии.

Во всей этой картине древнейшего прошлого Нового Света недоставало одного важного звена. Длинная, хотя и редкая цепочка ранних находок, протянувшаяся от Патагонии до Аляски, обрывалась у холодных вод Берингова пролива. Предки индейцев пришли с северо-востока Азии, и с этим трудно не согласиться. Но вплоть до последнего времени найти на азиатской стороне пролива следы палеолитического человека не удавалось.

Лишь в 1964 г. археологическая экспедиция Сибирского отделения АН СССР, возглавляемая Н. Н. Диковым, обнаружила на Камчатке, в районе Ушковского озера, первую верхнепалеолитическую стоянку. Судя по данным радиоуглеродного анализа, она существовала 14—15 тысяч лет назад. (См: Диков Н. Н. Культурные связи между Северо-Восточной Азией и Америкой по данным позднеплейстоценовых и раннеголоценовых памятников Камчатки, Чукотки и верхней Колымы. – Сб.: Позднеплейстоценовые и раннеголоценовые культурные связи Азии и Америки. Новосибирск, 1983 ) А всего несколько лет спустя археолог Ю. А. Мочанов открыл на востоке Якутии сразу несколько палеолитических стоянок, среди которых Ихине и Дюктайская пещера на Алдане, несомненно, памятники выдающегося значения. В ходе раскопок там было найдено много костей мамонтов, бизонов, шерстистых носорогов и других животных ледниковой эпохи, а вместе с ними – каменные скребки, ножи, наконечники дротиков и копий. Возраст обеих стоянок, по наблюдениям геологов и данным радиоуглеродного анализа, составляет от 10 до 22 тысяч лет. «Известные сейчас остатки дюктайской культуры, – пишет Ю. А. Мочанов, давая общую оценку своим находкам, – имеют очень близкое сходство с изделиями палеоиндейских культур… существовавших на юге Северной Америки около 10—20 тысяч лет назад». (См: Мочанов Ю. А. Древнейшие этапы заселения Америки в свете изучения докитайской палеолитической культуры Северо-Восточной Азии. М., 1973. )

Что же касается проблемы происхождения керамики в Америке вообще и в Мезоамерике в частности, то здесь никак нельзя согласиться с мнением Д. М Соди о проникновении древнейших гончарных традиций на Американский континент с севера, из различных неолитических культур Сибири (2500 – 2000 гг. до н. э.). Во-первых, если такие связи и были, то они могли оказать какое-то влияние лишь на часть индейских племен северо-запада США и Канады. Во-вторых, самая ранняя глиняная посуда Нового Света встречается не на севере, а на юге Западного полушария. И в-третьих, древнейшая из известных нам на сегодняшний день керамика, найденная в Южной Америке, намного, почти на тысячу лет, старше по возрасту, чем упоминаемые в книге культуры сибирского неолита. Я имею здесь в виду прежде всего такие ранние керамические памятники, как Вальдивия в Эквадоре (3200 – 3000 гг. до н. э.), Пуэрто Ормига в Колумбии (3000 – 2900 гг. до н. э.), Монагрильо в Панаме (2130 г. до н. э.), Альтамира (этап Барра) на Тихоокеанском побережье Мексики (1800 – 1400 гг. до н. э.), Пуэрто Маркес (этап Покс) на Тихоокеанском побережье штата Герреро в Мексике (2440±140 г. до н. э.) и керамика этапа Пуррон в долине Теуакан, штат Пузбла, Мексика (2300 – 2000 гг. до н. э.). (The Prehistory of theTehuacanValley, vol. 3: Mac Neish R. S., Petersоn F., Flannery K. V Ceramics. Austin, Texas, 1970, p. 21 –25, Lowe G. W. Eastern Me-soamenca. Визд. R. Taylor and C. Meighan eas Chronologies in New World Archaeology New York, 1978, p. 337, 351—353, 362. ) Таким образом, для Мезоамерики приходится говорить скорее о южноамериканском или местном происхождении керамики, а уж никак не о северном.

Несколько категоричным и малообоснованным выглядит и утверждение Д. М. Соди о том, что культура ольмеков была самой первой цивилизацией Нового Света, а она, в свою очередь, послужила прочной основой для зарождения всех других высоких культур Мезоамерики и особенно цивилизаций майя, сапотеков и теотиуаканцев. Однако эта гипотеза носит весьма спорный характер, поскольку в настоящее время твердо доказано, что каждая из названных цивилизаций имеет длительный и непрерывный путь предшествующего развития, начало которого относится по меньшей мере к концу II тыс. до н. э. (CM: Demarest A. A. A re-evaluation of the Archaeological Sequences of Preclassic Chiapas. Middle American Research Institute Publication, № 22. New Orleans, 1976, p. 75—107. ) Подробное описание основных черт ольмекской культуры и историю изучения ольмекских древностей можно найти в специальной литературе. (См.: Гуляев В. И. Идолы прячутся в джунглях. М., Молодая гвардия, 1972; Гуляев В. И. Древнейшие цивилизации Мезоамерики. М., Наука, 1972. )

Не совсем прав автор и в том случае, когда он называет все города древних майя «ритуальными центрами». В действительности майяские города были в древности, подобно их собратьям в Старом Свете, прежде всего крупными населенными пунктами, выполнявшими политико-административную, экономическую (концентрация и перераспределение прибавочного продукта, ремесло и торговля), оборонительную (военную) и культовую функции.(См: Гуляев В. И. Города-государства майя. М., Наука, 1979. )

Несколько слов необходимо сказать здесь и относительно происхождения теотиуаканской культуры. Д. М. Соди называет два источника, породивших эту блестящую цивилизацию Центральной Мексики в I тыс. И оба – внешние, пришлые со стороны: во-первых, это поток иммигрантов, спасавшихся от извержения вулкана Шитли в районе Куикуилько на юге долины Мехико; а во-вторых, потомки ольмеков, пришедшие с побережья Мексиканского залива. Между тем сейчас уже не подлежит никакому сомнению то, что в формировании основных черт теотиуаканской цивилизации большую роль сыграл и местный субстрат – раннеземледельческое население долины Мехико, создатели памятников типа Тикоман, Тлапакойя, Эль-Арболильо, Сакатенко и др.

Слишком мало, на мой взгляд, говорится в книге и о цивилизации сапотеков в Оахаке (культура Монте-Альбана). Автор связывает ее происхождение исключительно с влиянием культуры Теотиуакана, не оставляя никакого места для собственно сапотекского субстрата. И видимо, совсем не случайно Д. М. Соди почти не приводит каких-либо оригинальных черт цивилизации Монте-Альбана I тыс. Между тем перечень таких черт, определяющих самобытный характер искусства и культуры сапотеков на фоне других великих цивилизаций Мезоамерики, совершенно необходим. Здесь можно назвать такие особенности местной культуры, как специфическая форма иероглифической письменности и календаря, своеобразный и очень сложный пантеон богов во главе с богом дождя Косихо и богом кукурузы Питао Кособи, характерная серая лощеная керамика с резным орнаментом, фигурные глиняные урны с изображениями богов и людей, каменные гробницы с нишами и многоцветными настенными росписями на мифологические темы и многое другое. (См: WiI1еуG. R. An Introduction to American Archaeology, vol. I, Englewood Cliffs, 1966, p. 145—148. )

2
{"b":"25377","o":1}