ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Смысл легенды заключается не только в этом. Она символизирует также вечное течение времени: среди прочих титулов Коатликуэ считается богиней земли. Каждое утро она рождает Уицилопочтли, Солнце, которое передвигается по небесному своду благодаря Шиукоатлю, или огненной змее. В этот момент оно побеждает луну и звезды, ее братьев, и победоносно правит в течение дня. С наступлением сумерек Солнце укрывается науалем, подобием маскировочного костюма, и осматривает потусторонний мир, а утром снова появляется на свет благодаря своей матери-земле.

Ацтеки, не без основания называемые Альфонсо Косо «народом солнца», назначили себя избранниками, отвечающими за существование солнца. Однако поскольку солнце одновременно было богом войны и нуждалось в человеческой крови, ацтеки превратились в воинственный и кровожадный народ, требовавший многочисленных человеческих жертвоприношений.

Легенда легендой, однако в действительности, видимо, существовал какой-то Уицилопочтли, называемый также Меши, который был одним из первых ацтекских вождей, а затем, после победы над Койольшауки и ее братьями, был обожествлен.

Таким могло бы быть мифическое объяснение подлинных военных сражений, которые происходили между различными этническими группами и с которыми ацтеки должны были столкнуться во время своего длительного похода на юг, со своей родины в долину Мехико. Поскольку ацтеки двигались с севера, племена, с которыми они сталкивались, несомненно были южанами. В любом случае эта легенда отражает явление, называемое М. Леоном-Портильей военно-мифическим видением Вселенной.

Интересно отметить, что одновременно с этим видением тламатиниме, или мудрецы-науа ацтекского периода сохраняли традиции мифического мировоззрения Кецалькоатля, о котором мы рассказывали выше.

Ацтеки стали прямыми наследниками древней идеологии, зародившейся в Теотиуакане, где находятся истоки культуры науатль, полученной через тольтеков. Однако во времена правления ацтекского тлатоани Ицкоатля в результате радикальных действий против таких взглядов Кецалькоатля подобное видение мира существенно изменилось и уступило место мифически-воинственным взглядам. Не случайно среди текстов, переданных индейцами монаху Бернардино де Саагуну, встречается так много противоречивой информации, отражающей эти две тенденции.

Существует также кодекс, написанный после похода Э. Кортеса и носящий название «Полоса странствий» или «Кодекс Ботурини», где ацтеки отмечали, с указанием дат, мест и фактов, все события, сопутствовавшие им во время длительного похода с покрытого тайной места их происхождения до обоснования на берегах озера Тескоко. Их родина носила название Астлан, или места, где живут цапли. От этого топонимического названия и происходит прозвище «ацтек». На первой странице кодекса рассказывается как раз о первых ацтеках, выходцах с острова, пересекающих воды озера. По мнению Хименеса Морено, существовала мифическая местность Астлан, расположенная в лагуне побережья Найярита, где до сих пор существует селение под названием Астлан.

П. Кирхгоф указывает, что задолго до выхода из мифического Астлана ацтеки были кочевниками, а в легенде говорится и о другом месте их происхождения – Чикомостоке (Семь Пещер или Горная порода), расположенном в Кулуакане, неподалеку от Юририи, штат Гуанахуато. Факты говорят о том, что ацтеки действительно происходили из нынешнего штата Гуанахуато, из какой-то местности, расположенной в прямоугольнике Саламанка – Селайя – Сальватьерра – Юририя. Жизнь ацтеков с выхода из Астлана и до прихода в Тулу овеяна тайной, однако хорошо известны даты, события и миграционные пути этого народа с момента его прихода в Тулу и до основания ацтекской столицы Мехико – Теночтитлана. Вероятно, ацтеки были последними среди племен-кочевников, существовавших задолго до них, мигрировавших по северной части современной Мексики и по неизвестным причинам вынужденным направиться на юг.

Ацтеки считали, что во главе их всегда стоял Уицилопочтли (Колибри), изображение которого появляется на первой же странице кодекса. В одном из индейских текстов приводятся следующие слова Уицилопочтли:

«Я буду вашим проводником, я укажу вам путь. И сразу же туда начали сходиться ацтеки, собираются, разукрашенные, и называют на ацтекском языке все места, где проходили мексиканцы. И когда пришли мексиканцы, которые блуждали, не знали, куда идти, и они были последними. И когда они продолжили свой путь, никто и нигде их не встречал. Повсюду их порицали. Никто не знал их в лицо. Повсюду их спрашивали: откуда вы, кто вы? И нигде не могли они обосноваться, везде их преследовали и отовсюду изгоняли. Они прошли Коатепек, они прошли Толлан, они прошли Ичпучко, они прошли Экатепек, а затем Чикиутепетитлан и сразу пришли в Чапультепек, где собралось много людей. Уже существовал Аскапоцалько, Коатлинчан, Кулуакан, но еще не было Мехико. Там, где теперь Мехико, были камыши и болота». (Испанская версия М. Леона-Портильи. – Прим авт. )

Этот удивительный текст напоминает собой указатель для «Кодекса Ботурини». Исторические данные, особенно последние, чрезвычайно точны, хотя и синтезированы, поскольку события, о которых они рассказывают, в действительности происходили на протяжении многих лет. Абсолютно достоверно, что, когда пришли ацтеки, уже существовало поселение в Аскапоцалько. Там обосновались текпанеки, выходцы из долины Толука, где в значительной степени сохранилась тольтекская культура. На некоторое время они покорили ацтеков и обосновались на территории, бывшей последним оплотом теотиуаканской культуры. Эти события произошли примерно в 1230 г. Однако, как мы уже рассказали в одной из предыдущих глав, другим древним все еще существовавшим поселением была первая тольтекская столица Кулуакан. С этими двумя группами и столкнулись ацтеки, придя в долину Мехико.

После падения Тулы большая волна кочевников направилась на юг, уничтожая все на своем пути. Среди них было одно племя, по тем временам совершенно незначительное, однако позже ставшее могущественным. Речь идет об ацтеках, которые, вне всякого сомнения, участвовали в разрушении последних остатков тольтекской культуры и даже осели там на некоторое время, что подтверждается обнаруженной в Туле керамикой. Возможно, именно тогда они превратили своего бога-покровителя в бога Солнца.

Покинув Тулу, ацтеки предприняли неудачный поход. Повсеместно их оскорбляли и эксплуатировали до тех пор, пока неизвестно каким образом они не достигли Чапультепека. Оценив важное стратегическое расположение места, ацтеки обосновались там на длительный период, до 1299 или 1323 г. В то время они уже не были «дикарями». Их ум позволял ассимилировать культуру встречавшихся на пути народов, равным образом как и своих соседей: рядом с ними в Чапультепеке жили кулуаканцы и текпанеки. К тому времени они уже, очевидно, научились использовать передовую земледельческую технологию – чинампы. Известно также, что в то время у ацтеков уже были кодексы или рисованные книги, календарь, цикличные праздники и даже грубые строения из камня.

Уицилопочтли позаботился о том, чтобы все соседи возненавидели ацтеков и объединились для их завоевания. Посредством предательства ацтеков выманивают из укреплений и берут в плен. Тогдашний предводитель ацтеков Уицилиуитль был казнен в Кулуакане, а ацтеки попали в плен к кулуа. Несколько позже правитель Кулуакана Ачитометль предоставил ацтекам земли в Тисапане, к югу от современного Мехико. Разумеется, передача земель не означала акта великодушия: Ачитометль надеялся, что кишевшие в тех местах змеи покончат с ацтеками. Однако когда через некоторое время посланцы правителя были направлены в эти места посмотреть, что случилось, они увидели, как ацтеки жарили и ели змей. В индейском тексте так рассказывается об этом:

«Ацтеки очень обрадовались, увидев змей, и всех их зажарили, их зажарили всех, чтобы съесть, всех их съели ацтеки». (Испанская версия М Леона-Портильи – Прим авт. )

Обосновавшиеся в Тисапане ацтеки получили новый приказ Уицилопочтли: «Послушайте, мы не останемся здесь, а пойдем дальше, где находятся те, кого мы победим и над кем будем властвовать. Мы не будем напрасно фамильярничать с кулуаканцами, а объявим им войну. Я вам приказываю попросить у Ачитометля его отпрыска, его юную дочь, его собственную любимую дочь; я знаю, и я вам ее дам».

29
{"b":"25377","o":1}