ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Аскапоцалько, которым в то время правил Маштла, пал в 1428 г., однако сам правитель бежал и укрылся в Койоакане. Лишь в 1433 г. после падения Койоакана он был наконец свергнут. После этого Несауалькойотль занимает трон в Тескоко и после длительного периода правления умирает в 1472 г.

В 1434 г. создается тройственный союз между городами Мехико, Тескоко и Тлакопаном (в настоящее время Такуба), они объединяются навсегда и принимают решение распределять поровну все завоевания и будущие военные трофеи. (Не совсем так: добыча между Теночтитланом (Мехико), Тескоко и Тлакопаном (Такубой) делилась в пропорции 2:2:1. )

После смерти Ицкоатля в 1440 г. на престол вступает его племянник, другой известный правитель Моктесума I или Илуикамина. Во время его правления значительно укрепило г. Теночтитлан и было положено начало так называемой «Мексиканской империи». Моктесума I завоевал Оахаку и побережье Мексиканского залива, покорив тотонаков, богатейшие земли которых в будущем стали житницей Теночтитлана. Толчком к этому завоеванию стала невиданная засуха, продолжавшаяся в Мехико с 1450 по 1454 г. и вызвавшая страшный голод.

Около 1469 г. вступает на престол Ашайякатль, также потомок Акамапичтли. Были предприняты новые завоевательные походы, важнейшим из них было завоевание соседнего Тлателолько, сохранявшего определенную автономию. Он завоевал также долину Толуки и пограничные области Герреро, где покорил тарасков. Однако его войска никогда не смогли пересечь реку Бальсас.

Тисок, сменивший Ашайякатля, правил только с 1481 по 1486 г. Видимо, в этом году он был отравлен. Однако в течение такого короткого периода ему удалось осуществить многочисленные завоевания, нашедшие отражение на великолепном монолите, который хранится в Национальном музее Мексики и получил название «камня Тисока». Затем к власти приходит Ауисотль, в год своего правления, 1487, торжественно открывший великий храм Теночтитлана. Говорят, что тогда было принесено в жертву 80 тыс. человек. Хотя эта цифра, видимо, существенно преувеличена, она вызывает неизгладимое впечатление. Кроме того, он завершил завоевание Оахаки и достиг границ современной Гватемалы. Ауисотль умер в 1502 г. смертью, недостойной великого завоевателя: в этот год прорвало плотину и случилось великое наводнение. Пытаясь убежать, Ауисотль ударился о притолоку и в результате умер.

После этого трон занял Моктесума II, завершивший плеяду великих мексиканских завоевателей и военачальников. Этот тлатоани, прославившийся как великий полководец, со временем превратился в деспота-мистика и посвятил себя придворному церемониалу. 17 лет его правления прошли в продолжительных войнах и в подавлении восстаний покоренных народов, бунтовавших против угнетения. Моктесума II находился в столице, предаваясь удовольствиям и религиозным церемониям. Наконец, в 1519 г. он получает ужасающее известие о возвращении Кецалькоатля, который должен занять трон. Так начинается Конкиста, рассказ о которой выходит за рамки данной работы.

К тому времени Теночтитлан стал удивительно красивым городом. Берналь Диас дель Кастильо дает описание столицы, когда рассказывает о том, как Моктесума и Кортес поднялись на главный храм Тлателолько, чтобы полюбоваться городом. В своей «Подлинной истории завоевания Новой Испании» он пишет:

«И тогда он взял его за руку и повел осмотреть великий город и другие города, находившиеся среди воды, и многие другие поселки в окрестностях той же лагуны. Если раньше я не смог хорошо разглядеть его большую площадь, отсюда я сумел ее лучше увидеть, и так мы ее рассматривали, потому что тот огромный проклятый храм находился так высоко, что все очень четко выделялось. С его высоты мы увидели три дороги-дамбы, ведущих в Мехико: истапалапская дорога, по которой мы вошли четыре дня тому назад, такубская, по которой мы убежали в ночь нашей катастрофы, когда Куэдлавака (Куитлауак), новый правитель, выгнал нас из города, о чем мы потом расскажем, и тепеакильская дорога. И увидели мы пресную воду, поступавшую из Чапультепека и снабжавшую город, а на этих трех дамбах повсюду были построены мосты, а вода переливалась из одной лагуны в другую. А в одной из этих лагун мы увидели огромное количество каноэ, одни приходили с различными грузами, другие плыли с разнообразными товарами. И видели мы, что все дома этого великого города и других городов находились в воде, а из дома в дом можно было попасть только по висячим мостам или на каноэ. И видели мы в этих городах языческие храмы и часовни, напоминавшие башни и крепости, и все они сверкали белизной и вызывали восхищение. А дома все были с террасами, а вдоль дамб стояли башенки и часовенки, тоже напоминавшие крепости. Рассмотрев все и оценив увиденное, мы снова повернулись к большой площади и к скоплению народа, собравшегося на ней; одни продавали, другие покупали, и раздавался такой гул и шум, что слышно было за целую лигу. Многие из наших солдат бывали в разных концах света, в Константинополе, во всей Италии, в Риме, и все они говорили, что такой красивой и такой огромной площади, где было бы столько народу, они никогда не видели".

Вскоре все, вызывавшее у конкистадоров такое восхищение, сравнялось с землей. Сразу после Конкисты неизвестный нам местный поэт, сохранивший в своей памяти сказочный облик города, писал в одном из своих произведений, получивших название «Печальных песен Конкисты»:

«И все это ушло вместе с нами. Мы это видели, мы этим восхищались. Нам грустно от этой ужасной и печальной участи. По всем дорогам валяются дротики и разбросанные волосы. Крыши домов сорваны, а стены облупились. На улицах и площадях копошатся черви, на стенах следы мозгов. Вода красного цвета, будто ее покрасили, а когда ее пьешь, она соленая, как селитра. Мы разбивали кирпичные стены, и нам в наследство оставались одни выбоины. Они прикрывались щитами, но разве можно укрыться за щитами от своего одиночества… Мы ели древесину, жевали соленый пырей, кирпич-сырец, ящериц, крыс, дробленые камни, червей… Мы ели мясо, едва поставленное на огонь. Когда мясо было готово, его хватали и ели прямо над огнем. На нас установили цену. Цену за ребенка и цену за девушку. Довольно! Бедняк стоил только две горсточки кукурузы, только десять лепешек, наша же цена – двадцать лепешек из пырея… И все это прошло вместе с нами. Мы это видели, мы этим восхищались. Нам грустно от этой ужасной и печальной участи…» (Испанский вариант М. Леона-Портильи. В отличие от Оригинала для усиления драматизма текста мы повторили в конце начальные строки. – Прим. авт. )

Эпилог

На страницах этой книги мы попытались кратко рассмотреть основные этапы развития Месоамерики и ее драматической истории. Мы увидели, как в результате Конкисты погибли многие культуры, переживавшие период своего расцвета. Хотя Мексика и представляет собой богатейшую страну с точки зрения археологических памятников, можно, видимо, сказать, что погибло материальное выражение этих культур. Правда, многие достижения и концепции древней духовной культуры по-прежнему живут среди миллионов местных жителей, прямых потомков древних месоамериканцев. Местное население – самое бедное, самое убогое и самое эксплуатируемое в регионе. Мы надеемся, что эта небольшая работа поможет оценить роль местного населения в будущем развитии нашего континента и всего мира. Будем надеяться, что в будущем слава и величие Месоамерики станут известны всему миру.

31
{"b":"25377","o":1}