ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Серафина и расколотое сердце
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Его кровавый проект
Душа моя Павел
Я другая
Содержание  
A
A
Теперь довольно. Унеси дитя,
Запри палатку и смотри — на людях
580 Не голоси: уж больно вы слезливы.
Запри скорей. Нет места причитаньям
Там, где разреза требует нарыв.
Корифей
Твоя решимость мне боязнь внушает:
Как острый нож отточен твой язык.
Текмесса
Аякс, властитель! Что замыслил ты?
Аякс
Не рассуждай, не спрашивай! Довольно.
Текмесса
Ах, страшно! Ради сына твоего,
Ради богов: молю, не оставляй нас!
Аякс
Не досаждай мольбой мне безрассудной!
590 Богам я не должник, — запомни это!
Текмесса
Не богохульствуй!
Аякс
Слов не трать напрасно!
Текмесса
Послушайся!
Аякс
Моленья прекрати!
Текмесса
Мне страшно, царь!
Аякс
(Слугам)
Заприте дверь за ней!
Текмесса
Смягчись, молю!
Аякс
Оставь пустые бредни!
Пора ученья для меня прошла.
Полог палатки опускается.

Стасим Первый

Хор
Строфа I
Где ты, где, Саламин святой?
Ты средь плещущих волн далеко
Лучезарной сияешь славой.[21]
600 А нас бедняг столько лет на лугах своих
Земля троян держит ночью и днем в плену,
Что овец бесприютных стадо.[22]
Прошел пыл молодой;
Одна цель впереди:
Сойти, да, сойти
В туман Аида ненавистный.
Антистрофа I
Нет в Аяксе отрады нам.
610 Недоступен друзей он слову:
Бог наслал на него безумье.
Не ты ль его полным некогда буйных сил
Отправил в бой? Ныне горем друзьям он стал.
Дух его на стезях пустынных.
Весь свет доблестных дел,
Весь блеск славы былой
Померк, да, померк
620 В глазах вождей неблагодарных.
Строфа II
А там вдали, там под долгих обузой лет,
Седая мать в день, когда о болезни сына
Бедственной услышит,
Ах, плач, плач она
Жалкой пташки лесной громче поднимет.
630 О несчастная! Вопль всюду раздастся сирой.
Рук безумных удары
Грудь изранят царицы,
Клочья белых волос падут на землю.
Антистрофа II
Аида мгла лучше жизни в безумья тьме.
О горе! Он, он что рода кичился славой
Средь бойцов ахейских,
Душой вне тропы
640 Прежних мыслей своих в безднах витает!
О несчастный отец! Грустную весть узнаешь:
Сына горькую долю,
Беспримерную раньше,
В доме древнем Эака боготвора.[23]

Эписодий Второй

Из шатра выходит Аякс. За ним — Текмесса.

Аякс
Бег времени в несметных дней теченье
На свет выводит крошечный зародыш
И света детища хоронит в тьме.
Зароков нет для смертных; время точит
И клятвы страшной и упорства силу.
650 Таков и я. Давно ли бушевал я?
Но как булат багровый пыл теряет
В воде студеной, так меня слеза
Смягчила женская. Мне жалко стало
Жену вдовой и сиротою сына
Врагам на посмеяние отдать.
Теперь к лугам иду, что омывает
Купель морская, чтоб от скверны там
Очиститься и тяжкий гнев богини
Уласковить. Найду укромный угол —
И этот меч в нем схороню, оружье
Постылое, вдали от взора смертных:
660 Пусть Ночь им властвует и царь теней.
С тех самых пор, как от врага лихого,
От Гектора я получил его,[24]
Померкла честь моя среди аргивян.
Недаром, видно, слово говорится,
Что впрок нейдут нам вражий дары.
А впредь наука: уступать богам
И честь оказывать царям-Атридам.
Им власть дана, — им и служи. Не так ли?
Пусть ты силен и грозен, — уступи
Чужому праву. И в природе зимы
670 С тропы уходят, снегом заметенной,
И Лето плодоносное по ней
К нам близится. Унылой Ночи круг
Сверкающие кони занимают
Дня белого; ветров могучих бич
Не вечно стон пучины вызывает;
И Сон всесильный пленникам своим
Свободу возвращает ежедневно.
Пора и мне власть разума признать.
Еще одну науку я извлек.
Мы и врага лишь в меру ненавидеть
Должны и помнить, что и в нем мы друга
680 Со временем, быть может, обретем, —
И другу в меру доверять полезно:
Час неровен, изменит он. Лишь редко
Надежна будет гавань дружбы нам.
Коль это помнишь, все пойдет на лад.
(Текмессе)
7
{"b":"25379","o":1}