ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Ах, куда ты так больно меня наклонил?
Ты погубишь меня!
Взбередил ты зажившие раны!
1010 Боже! Вцепилась опять, шевелится, грызет. Вы откуда
Родом, Эллады сыны недостойные? Вам посвятил я
Жизнь безотрадную всю, и моря очищая и земли;
Сломлен я болью теперь — и никто протянуть мне не хочет
Нож или светлый огонь и спасти от мучений жестоких!
Отсеките ж главу мне,[35] ударом одним
Ненавистную жизнь отнимите!
Старик
(Гиллу)
Мужа болящего сын, мою мощь превышает обуза,
Сам ты отца придержи: ты моложе и много сильнее.
1020 Мне помоги, я прошу.
Гилл
Придержать я родителя в силах.
Но чтобы боль усыпить, ни наружного средства
не знаю
Я, ни благого питья; такова уже Зевсова воля!
Геракл
Антистрофа
Мой сын, где ты, где?
Ты здесь, здесь меня
Своею рукой
Коснись, здесь держи.
Она прянула снова и снова впилась,
Она губит меня,
1030 Неприступная, дикая язва!
Новые пытки, Паллада, Паллада заступница! Сын мой,
Ты хоть отца пожалей: обнажив в благочестья порыве
Меч, под ключицей ударь, исцели ненавистную рану,
Матери дело твоей — о, увидеть ее мне паденье
1040 Так, да, именно так, как меня лиходейка сразила:
О родителя брат, о Аид дорогой,
Упокой ты меня,
Упокой быстрокрылою смертью.
Корифей
Как страшны эти стоны, дорогие!
Такой боец такой измучен болью!
Геракл
О, сколько зол — о них и речь ужасна —
И на руках и на плечах я вынес!
Но никогда ни Зевсова супруга,
Ни ненавистный Еврисфей таким
Страданиям меня не обрекали,
1050 Как ныне дочь Энеева — она
С ее притворной кротостью во взоре!
Она мне плащ прислала смертоносный,
Эриниями сотканный в аду;
И этот плащ, прильнув к моим бокам,
Разрушил плоти внешние покровы,
Все жилы легких высосал, и ныне
Уж кровь точит из недр моих живую.
Я весь истерзан, искалечен весь,
Незримыми опутанный цепями.
И кто ж мой враг? Не рать на поле брани,
Не исполинов земнородных племя,
Не дикий зверь, не кто-либо из сильных,
1060 Будь эллин, варвар он, иль кто другой,
На всем пространстве матери-земли,
Которую, скитаясь, я очистил;
Нет, женщина, бессильная, одна
Меня рукой сразила безоружной!
О сын мой! Будь воистину мне сыном!
Пред материнским именем пустым
Не преклоняйся; выволоки сам
Ее из дома и мне в руки дай,
Дабы я знал, мои ль тебе мученья
Внушают жалость, или лик постылый
Преступницы пред справедливой карой.
1070 Решись, мой сын, и пожалей меня!
Уж я ль не жалок! Точно дева с криком
Я слезы лью. А ведь никто не скажет,
Что слышал раньше плач из уст моих;
Я всякую беду встречал без стона,
Таким я был — и женщиной вдруг стал я!
Но нет: приблизься, стань со мною рядом
И посмотри, какой ужасной язвой
Так обессилен я: сорву покров!
1080 Смотрите все на бедственное тело!
Вы видите, как я истерзан весь!
А! Горе, горе мне!
Опять взъярилась судрожная боль
И в грудь впилась; не терпит без мучений
Меня проклятый, гложущий недуг.
Возьми меня, царь Аид!
Ударь в меня, Зевсов луч!
Молю, владыка: пламенем перуна
Испепели меня! Опять она
Грызет, терзает, рвет… О руки, руки,
1090 Хребет и грудь, о мышцы дорогие!
Своей лихою мощью вы когда-то
Насельника Немей, пастухов
Губителя, чудовищного льва
Неслыханно жестокого сразили!
И гидру Лерны, и надменный род
Двуобразный кентавров[36] беззаконных,
И зверя Эриманфского, и пса
Трехглавого, который необорен,
Ехидною рожденный для Аида,
И стража-змея,[37] что у грани мира
1100 Плоды златые юности берег —
О сколько подвигов исполнил я,
И нет того, кто б надо мной гордиться
Победными трофеями дерзнул.
А чем я стал? Издерганы все жилы,
В лохмотьях кожа свесилась, и весь
Опустошен я язвою незримой!
И это я, сын доблестной Алкмены,
Я, сын царя обители надзвездной!
Но знать должны вы: пусть я изничтожен,
Пусть пригвожден, — и этих сил мне хватит,
Чтоб отомстить изменнице своей!
Пусть подойдет, и все кругом узнают,
1110 Что мстить умел врагам своим Геракл
И в жизни дни и в час кончины лютой.
Корифей
Как загрустишь ты, сирая Эллада,
Столь доблестного мужа потеряв!
Гилл
Своим молчаньем дал ты мне возможность
Тебе ответить, мой отец. Послушай,
Хоть ты и болью удручен; просить же
О справедливом лишь я деле буду.
О, не смотри так гневно на меня!
В волненье ты не различишь обмана
Отрады ложной и напрасной злобы.
11
{"b":"25383","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Блондинки тоже в тренде
Жизнь и смерть в ее руках
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Шестнадцать деревьев Соммы
Дорога домой
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Гридень. Из варяг в греки
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза