ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эдип и Тесей уходят.

Стасим Четвертый

Строфа
Хор
Если можно богиню, очам недоступную,[26]
Чтить в молитвах и с нею тебя, Айдоней,
1610 Айдоней, царь теней, —
Я молю: да сойдет безболезненно, благостно
Чужестранец к подземным равнинам стигийским,[27]
В дом, скрывающий всех.
Много напрасных он бед претерпел —
Ныне бог справедливый
Снова возвысит его.
Антистрофа
О богини подземные! Всех побеждающий
Зверь чудовищный![28] Ты, что у людных ворот
Перед входом лежишь,
1620 Из пещеры свирепо рыча, ты, Аидова
Обиталища страж, с кем бороться нет сил!
Мрака дочь и Земли![29]
Новому гостю дозволь снизойти
Мирно в обитель умерших, —
Вечный дарящая сон!

Входит вестник — слуга Исмеиы.

Эксод
Вестник
Сограждане, желая кратким быть,
Могу сказать одно: Эдип скончался!
Однако там не скоро все свершалось,
И коротко о том не рассказать.
Хор
1630 Так он погиб, страдалец?
Вестник
То бесспорно:
Он навсегда покинул эту жизнь.
Хор
Как? Волею бессмертных? Без мучений?
Вестник
О да! То было истинное чудо…
Как он ушел отсюда, знаешь сам,
Ты был при нем. Он шел без провожатых, —
Напротив, сам показывал нам путь.
Когда же подошел к крутому спуску,
Где медные ступени в глубь земли
Ведут, остановился на распутье,
1640 У самой той скалистой котловины,
Где Перифой с Тесеем поклялись[30]
В навечной верности. Он стал меж нею,
Скалою Форика, дуплистой грушей
И каменной гробницей. Там он сел,
И смрадные свои одежды сбросил,
И, кликнув дочерей, велел достать
Воды — омыться и для возлияний.
Они пошли на видный издалека
Деметры холм, блюстительницы всходов,
1650 Потом, как он желал, его омыли
И в белое одели, по обряду.
Когда же все свершили до конца
И просиял он радостью, внезапно
Взгремел подземный Зевс, и обе девы
Затрепетали. И, припав к коленам
Родителя, слезами залились,
В грудь стали бить себя и завопили.
А он, услышав скорбный голос их,
Обеих обнял и промолвил: «Дети!
1660 Сегодня жизнь кончается моя,
Я умираю, мой конец пришел.
Избавитесь от бремени забот —
Нелегких, знаю… Но коротким словом
Страданья все утешить я могу:
Я вас любил, как не любил никто…
Отныне я у вас навеки- отнят,
Вы без меня свой доживете век».
Так все втроем, друг к другу прижимаясь,
Рыдали. А когда примолкли стоны
1670 И перестал звучать их горький вопль,
Настала тишина. И некий голос
Позвал его, и волосы у всех
Зашевелились, все стояли в страхе.
И многократно, ясно бог воззвал:
«Эдип, Эдип, что медлишь ты идти?
И так уже ты запоздал намного!»
И, услыхав призывный голос бога,
Он подозвал царя Тесея. Тот
Приблизился, и старец молвил: «Милый!
1680 В знак верности моим дай руку детям.
Вы, дети, также. Поклянись, что их
Ты не оставишь и всечасно будешь
О благе их заботиться, как друг».
Тот обещал. Тогда, детей не видя,
Он, руки протянув, коснулся их
И молвил: «Дети, будьте тверды духом,
Отсюда удалитесь, не просите
О том, что видеть и внимать не должно.
Скорее же! Пусть лишь Тесей по праву
1690 Останется при мне и знает все».
Так он сказал. И, выслушав его,
Мы с девушками вместе, все в слезах,
Ушли. И лишь немного удалившись,
Назад оборотились вновь — и видим:
Уж нет его на месте том, один
Стоит Тесей, рукою заслоняя
Глаза свои, как будто некий ужас
Возник пред ним, невыносимый зренью.
А вскоре видим — он, к земле склонясь,
1700 И к ней и к дому всех богов — Олимпу
Единую молитву обратил.
Но как Эдип скончался, рассказать
Никто не может — лишь один Тесей.
Ни огненная молния богов
Его не похищала, ни от моря
Вдруг вставший вихрь его не уносил.
Присутствовал ли там богов посланец?
Иль каменные недра перед ним
Земля сама приветливо разверзла?
1710 Так, без стенании, горести и мук
Пропал Эдип, всех более из смертных
Достойный изумленья… Кто сочтет
Безумной речь мою, тот сам безумен!
Хор
А где же девы и друзья, что с ними?
Вестник
Невдалеке. Уж раздаются вопли,
Нам возвещая, что они подходят.
42
{"b":"25384","o":1}