ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 4

Новый Орлеан

– Зачем ты хотела меня видеть? – спросил Клай Дюваль, не поворачиваясь к жене.

– Это очень важно, – ответила Феб с придыханием. Он знал, что этот рассчитанный и заученный прием усиливал ее сексуальную привлекательность. Трюк безотказно действовал на большинство мужчин. Когда-то это возбуждало и Клая, теперь только раздражало.

Он стоял у окна в своем кабинете и следил за водоворотом уличного движения далеко внизу. На секунду Клай забыл, что его офис переехал из старинного особняка в стеклянный небоскреб, и с удивлением смотрел на широкую желтовато-коричневую ленту Миссисипи.

– Почему же ты не поговорила со мной до того, как я ушел из дома? – спросил он, прекрасно зная, что раньше одиннадцати утра Феб никогда не отрывала от подушки свою прекрасную головку.

– Я хотела посмотреть твой новый офис.

Феб подошла к нему, но Клай так и не обернулся.

– Здесь совсем другая атмосфера, не то что в особняке на площади Лафайетт, правда? – проворковала она.

– Но «ТриТех» – слишком крупная корпорация, ее главный офис не поместится ни в одну из этих старых развалюх.

Контора Дювалей находилась на площади Лафайетт с 1805 года. Адам Роллинс был среди первых американцев, приплывших сюда по Миссисипи, после того как Штаты удвоили свою территорию, выкупив у Наполеона французские колонии, в том числе и солнечную Луизиану.

В те времена Новый Орлеан состоял из Французского квартала, там жили знатные креольские семьи, а приезжие селились в пригороде Сен-Мари. Роллинс основал экспортную компанию и выдал свою единственную дочь за Клода Дюваля, богатого человека из высших кругов местного общества.

– Ты продал семейную фирму деревенщине, – заявила Феб, повторяя слова, которые постоянно твердили его родители.

При этом Мари-Клер и Нелсон Дюваль не отказались от своей части денег, да и Феб расправлялась со своей долей с космической скоростью. Совсем недавно она вернулась из Парижа, и Клай с содроганием ожидал очередного банковского баланса.

– Сделка с «ТриТех» – большая удача для нас, – спокойно ответил Клай. – Новый век требует новых решений. Нельзя жить прошлым.

Он наконец повернулся к ней лидом.

– Я знаю, ты хотел сделать как лучше, – сказала Феб, жалобно глядя на него широко открытыми голубыми глазами.

Но Клай не собирался ее утешать. Он знал все ее приемы наизусть.

– Ты ведь пришла сюда не для того, чтобы посмотреть мой новый кабинет? Чего ты хочешь?

В особняке на площади Лафайетт в его кабинете стояла солидная антикварная мебель, служившая многим поколениям Дювалей. Здесь же царил суперсовременный стиль: стекло, сталь, черная кожа.

– Это касается Максимилиана, – прошептала Феб. Клай холодно взглянул на нее. Феб была, как всегда, неотразима в персиковом облегающем кашемировом костюме. На нем красовался жемчуг, стоивший целое состояние. Этот жемчуг отец подарил ей, когда ее выбрали королевой знаменитого ежегодного карнавала Марди Гра.

Красивая, сексуальная, стильная, она пользовалась огромным успехом у мужчин, но Клая больше не привлекала. Он мечтал о другой женщине, поразительно похожей на Феб.

– И что Макс?

Клай не собирался называть Макса Уильямса Максимилианом, словно тот родился в семье римского императора, а не белых батраков с землей под ногтями. Для Клая он всегда будет просто Максом, грузчиком, которому повезло.

– Сегодня в крузе «Орион» будут выбирать короля. И среди кандидатов – Максимилиан.

В городе полным ходом шла подготовка к Марди Гра. В крузах – специальных местных комитетах, занимающихся подготовкой к карнавалам, – работы было невпроворот.

– Ну и что? – равнодушно спросил Клай, думая об Алисе. Она, наверное, уже прилетела и будет жить в доме своей тетки, во Французском квартале.

– Я же предупреждала тебя, что, если ты дашь ему рекомендацию в клуб «Мейфер», Макс станет заправлять всем в своем крузе, – продолжала Феб.

– Главный в крузе – капитан, и ты это прекрасно знаешь, – буркнул Клай.

Капитан руководит всей подготовкой, дает поручения, решает, кто поедет по улицам на главной платформе круза, и вообще обладает огромным влиянием. Но самая главная миссия капитана – провозглашение короля круза.

Выборы проходят заранее, но формально король объявляется за день до карнавала.

– Ну и что, если Макса выберут королем? Какая тебе разница?

Клай отвернулся от лица, которое снилось ему по ночам. Как неприятно, что Феб так похожа на Алису. Они такие разные, как можно принять одну за другую?

– Макс в «Мейфере» меньше пяти лет. Не волнуйся. Так быстро по социальной лестнице не поднимаются. Особенно если приходится начинать с самой нижней ступеньки.

Клубы «Мейфер», «Пиквик» и «Бостон» финансировали крузы или филиалы, которые должны были осуществлять всю подготовку ежегодного парада. «Мейфер» располагался в старинном особняке с рестораном, где его члены обедали и обсуждали подготовку к Марди Гра.

– Макс в прошлом году с легкостью выбросил пятьдесят тысяч, чтобы участвовать в королевском шествии, – недовольно произнес Клай.

– Да, я знаю, – кивнула Феб.

Корабль и костюмы обходились членам круза с каждым годом все дороже. И, конечно, круз поощрял тех, кто жертвовал больше. В прошлом году Макс Уильямс вложил столько денег, что у круза не оставалось выбора – его сделали герцогом.

– Удивительно, что его не выбрали королем при таких затратах.

– Чего же ты хочешь? Если бы столько денег дал кто-нибудь другой, его бы обязательно выбрали королем.

– Теперь Макс дает вдвое больше, чтобы добиться этого.

– Что ты говоришь!

Клай не собирался спрашивать у Феб, откуда она узнала об этом. Как и ее мать, Хетти Лекруа, Феб жила карнавальными интригами. В восемнадцать лет благодаря связям Хетти она стала самой юной королевой Марди Гра и с тех пор подкармливала свою былую славу, манипулируя членами клуба «Мейфер» и его крузом наподобие Лукреции Борджиа.

Пусть вертит кем угодно, только не им. Один раз она сделала из него дурака, и он твердо запомнил урок.

– Если Макс получит много белых шаров, его могут выбрать королем, правда? – спросила Феб.

12
{"b":"25386","o":1}