ЛитМир - Электронная Библиотека

– После того как Феб выбрали королевой, отец заставлял Клая сопровождать ее на разные мероприятия.

– А как же король? – удивился Джейк.

– Король обычно человек немолодой и женатый. Его выбирают за заслуги перед обществом.

Странно. Джейк так давно живет в Новом Орлеане и почти ничего не знает о Марди Гра. Может быть, и Алиса не знала бы так много, если бы не жила в доме Лекруа? Воспоминания о том, как она сама была королевой, и мечта увидеть в этой роли Феб – ничего, кроме этого, для Хетти просто не существовало.

– Король и королева вместе со свитой проезжают по улицам, и есть еще несколько мероприятий, где они должны быть оба, но королеве требуется молодой кавалер для не слишком официальных приемов.

– Я понял.

– В том году Марди Гра выпал на начало марта. «Никаких эмоций, – повторила про себя Алиса, – только факты».

– Через месяц Клай и Феб объявили о своей помолвке. А в мае отпраздновали свадьбу.

– Кажется, это слишком быстро для высшего общества? Кого они хотели обмануть?

«Только меня. Как я могла быть такой дурой! Поверила, что Клай меня любит!» – подумала Алиса.

– Если у вас достаточно денег, никто не заметит, что ваша невеста идет к алтарю беременной.

– А что делала ты?

Она могла бы рассказать Джейку, как бродила по ночам над темной рекой и плакала, но вместо этого – только факты! – Алиса сказала:

– Я училась и работала на двух работах.

– А Клай как-то объяснил тебе, что произошло? Извинился перед тобой?

Алиса уклонилась от ответа. Не было смысла повторять глупые объяснения Клая.

– Я жила в студенческом городке, занималась своими делами и не вмешивалась в их жизнь.

Джейк немного подумал и спросил:

– А что случилось в ту ночь, когда пропал ребенок?

– Я вернулась с работы поздно вечером, и соседка сказала, что мне звонил Клай и просил приехать в больницу. Я не хотела, но, в конце концов, поехала.

– Ты встретилась там с Клаем?

– Нет. Было уже за полночь. Я немного подождала – думала, Клай подойдет.

– И ты совсем никого не видела?

– Никого, кроме медсестры, которая проводила меня в детское отделение.

– А сколько ты там пробыла?

– Минут пять, может быть, даже меньше. Я решила, что надо мной кто-то поиздевался. Скорее всего, с моей соседкой разговаривал вовсе не Клай.

Только факты. Алиса не рассказала, как смотрела на крошечного младенца, думая, что это мог быть ее ребенок. Она выбежала из больницы, сдерживая слезы, но в машине уже разревелась по-настоящему.

– А что ты сделала потом?

– Хуже не придумаешь. Я была на машине – одолжила у соседки по общежитию. Вместо того чтобы вернуться домой, я поехала к заливу и до утра смотрела на огни.

– И тебя никто не видел?

– Никто. И я осталась без алиби. А Феб заявила, что я бросила ребенка на съеденье крокодилам.

– Чушь какая!

– Ты даже не представляешь, сколько людей ей поверили! Да еще Равель каждый день подливала масла в огонь. Она близкая подруга Хетти. Тогда она вела светскую хронику в «Сан». Не знаешь, где она сейчас? Она не ушла из газеты?

– Ушла. Она теперь работает на телевидении, перешла на Седьмой канал.

– Повезло мне.

Алиса была готова лицом к лицу встретиться с прошлым, но не ожидала, что пронырливая журналистка все еще в городе.

– Равель тогда достала всех, пока не заставила полицию обшарить дно залива. Но водолазы ничего не нашли. Дювали наняли армию частных сышиков, но ребенок словно растворился в воздухе.

Алиса отодвинула тарелку – комок в горле мешал ей глотать.

– И тогда многие поверили, что мальчика съели крокодилы. Когда я прилетела в Италию, я заняла денег у тети Тео и тоже наняла детектива, но и он не обнаружил ничего нового.

– Младенец не мог исчезнуть сам по себе, не оставив никаких следов.

– Но именно так все и было. Я часто думаю: где сейчас маленький Патрик? Счастлив ли он? – Ее голос задрожал. – Как с ним обращаются эти неизвестные похитители?

Они оба помолчали.

– Ты считаешь, что ребенок жив? – спросил Джейк.

– Зачем убивать беспомощного младенца?

Джейк нахмурился:

– Помнишь медсестру, которая дежурила в ту ночь?

– Грейси Харпер? Конечно, помню. А что?

– Ее сегодня убили.

– Как?

Алиса хорошо помнила молоденькую сестричку, показания которой окончательно утопили ее тогда. Девушка заявила в полиции и по телевидению, что не видела рядом с детским отделением никого, кроме Алисы Росси.

– Но почему? Это ужасно.

Наверное, у Харпер есть семья, дети. Как страшно, если они остались без матери. Алиса хорошо помнила свое горе, когда потеряла родителей.

– У нее были дети?

– Нет. Она была в разводе.

Джейк отвел глаза.

– Я тебя не понимаю, Джейк. Ты как будто хочешь мне что-то сказать.

– Алиса, мы проверяем всех новых сотрудников – это обычная процедура. Этим, как правило, занимается Санчес – бывший агент ФБР. Он заинтересовался таинственным исчезновением Патрика Дюваля, говорил с Грейси Харпер. Потом она позвонила и попросила о встрече. Волновалась, но по телефону не хотела ничего объяснять. Но прежде чем они встретились, ее застрелили.

– А полиция кого-нибудь подозревает?

– У них нет никаких серьезных улик. И неизвестно, связано ли это с тем старым делом.

Алиса задумалась.

– Но почему именно сейчас? Прошло столько времени.

– Санчес умеет задавать вопросы. Он был первоклассным агентом. Когда он задает вопросы, ему отвечают.

Алиса покачала головой:

– Знаешь, я люблю Новый Орлеан. Но в этом городе отлично прячут концы в воду. Здесь царит дух старого Юга и по-прежнему правят связи и деньги. Я всегда подозревала, что полиция расследовала похищение кое-как, только чтобы довести дело до суда.

Джейк задумчиво кивнул:

– Санчес все выяснит, я уверен.

– Прошло уже почти двенадцать лет. Это очень долго. Свидетели могли переехать, все забыть…

– Умереть, – продолжил Джейк. – Я хочу, чтобы ты была очень осторожна. Мы не знаем, кому перешли дорогу и кто может стать его следующей жертвой.

– Думаешь, мне что-то угрожает?

– Не знаю. Все возможно. Остерегайся.

20
{"b":"25386","o":1}