ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 33

В похоронном бюро «Шарбонне» Клай равнодушно стоял в стороне, предоставляя Хетти всем распоряжаться. Гордон был, как всегда, слишком занят и не смог сопровождать ее.

Хетти заказала перламутровый гроб, обитый розовым шелком и сто пятьдесят бледно-лиловых роз – любимый цвет Феб – для украшения церкви. Теперь она выбирала музыкальное сопровождение.

Клай не понимал, к чему такая спешка. Предстояло вскрытие, тело отдадут еще не скоро, но он не хотел показаться бесчувственным, поэтому не спорил с Хетти. Он теперь в задумчивости подпирал стену.

Макс Уильямс отдал ему компанию, не потребовав ни цента. Что бы это значило? Макс известен своей алчностью, просто так он ничего не выпустит из рук. Зачем Уильямс отдал ему «Дюваль Энтерпрайзис»? Макс обожал Феб, может быть, он сделал это в память о ней? Ладно, после похорон он во всем разберется.

– Клай, можно заказать хор церкви Святого Антония. Правда это будет прекрасно? – обратилась к нему Хетти.

– Замечательно, – с готовностью отозвался Клай. – Феб бы это понравилось.

Абсолютная чушь. Феб ненавидела церковные хоры, ее тошнило от духовной музыки и она никогда не посещала службы. Но Хетти навязывала свою волю мертвой дочери точно так же, как навязывала ее живой.

Если бы Клай попросили привести причину, почему в семейке Лекруа все чокнутые, он ткнул бы пальцем в Хетти. Помешанная на своих успехах в обществе, королева карнавала растила дочь, чтобы купаться в лучах ее славы. Когда она узнала о существовании Алисы, она окончательно съехала с катушек.

У Клая зазвонил мобильный, и ему пришлось выйти холл. Его белокурая безмозглая секретарша Эми Сью чутьь не плакала в трубку.

– Нас выставляют на улицу. Что мне делать?

– Кто? Почему?

– Мистер Уильямс. Мы как бы должны очистить помещение до пяти часов.

Это наверняка устроил Джейк, а не Макс. Старик никогда бы не посмел так с ним обращаться. А Джейк завидовал ему с самого начала. Что ж, это понятно. Кто Клай и кто Джейк. Босяк с мобилского пирса.

– Позвони Уайту Лекруа и скажи, что мы временно переберемся к нему, пока я не подыщу подходящее место.

Эми Сью задала еще несколько глупых вопросов. Что она, совсем ничего не соображает? «Обычное дело, – ухмыльнулся Клай, когда выбираешь секретаршу по размеру лифчика. – Надо поскорее трахнуть ее и выкинуть на улицу. Он ее берег на черный день, будем считать, что этот день настал».

Все было бы нормально, если бы не Данте. Он вообразил себя хозяином положения. На одно из судов «Дюваль Энтерпрайзис» уже погрузили героин. И Клай понимал, что это только начало. Он не так глуп: Данте в этом деле наверняка не один. Он связан с Венецио и его командой. Если Клай попытается ускользнуть – кто знает, чем это кончится.

А если он будет продолжать спать с Мари, она потребует, чтобы он женился. Где Мари, там и Данте. Эти двое работают в связке. Нужно найти выход. Избавиться от них и вернуться к Алисе. Но как от них отделаться? Разве что убить?

Чем больше Клай думал об этом, тем больше ему нравился этот выход.

– Ей намного лучше, – сказала Алиса Джейку, имея в виду тетю Тео. – Но эта история ее здорово подкосила.

– Ты права, но она настоящий боец, – подмигнул ей Джейк.

Они сидели рядом на диване в гостиной. Макс давно ушел, еще раз извинившись перед Алисой. Шон привозил Теодору ужинать, затем снова увез в спальню отдыхать.

– Я не хотел говорить в присутствии Макса, но думаю, что это Феб наняла парня с ножом. Скорее всего, именно он заплатил медсестре, чтобы та положила ребенка в кладовку рядом с палатой Теодоры.

– А почему ты не хотел говорить при Максе?

Джейк испытывал двойственное чувство: с одной стороны, он был бесконечно благодарен отцу за то, что он все рассказал в полиции, а с другой – все-таки немного сомневался в его полной искренности.

– Когда дело касается Феб, отец совершенно теряет рассудок, – сказал Джейк.

– Он упорно верил каждому ее слову.

Что ж, у нее было право сердиться. История с Патриком чуть не испортила ей жизнь. Это счастье, что Алиса не оказалась тогда в тюрьме. И сейчас она снова на волосок от обвинения в убийстве.

– Знаешь, я благодарен Максу за то, что он пошел в полицию и все рассказал.

– А ты уверен, что он пошел бы в полицию, если бы вы не узнали, что он отец Патрика? – спросила Алиса.

– Тогда Макс признался бы во всем после убийства Феб.

Алиса осмотрела разоренную гостиную: вещи так и не были положены на место после обыска. Джейк решил, что она недовольна тем, что он защищает отца.

– Попытайся понять: после его показаний в полиции от Макса все отвернутся. Ему больше и мечтать не придется о политической карьере.

– Он ведь сделал это для тебя, да? – спросила Алиса. «У нее потрясающая интуиция», – подумал Джейк.

– Да. Я сказал Максу, что люблю тебя и не хочу, чтобы ты страдала из-за того, в чем не виновата.

Алиса смотрела на него, словно не понимая, что он сказал. Потом прошептала:

– Ты любишь меня?

Джейк обнял ее и притянул к себе.

– Я схожу по тебе с ума. Я на все готов, лишь бы вытащить тебя из этой трясины.

– Спасибо, – тихо ответила Алиса.

– Я хочу жениться на тебе и завести много детей. Я мечтаю о большой семье.

Алиса долго молчала.

– Джейк, – сказала она наконец, – я не могу думать о нормальной жизни, пока не кончился этот кошмар.

– Я понимаю, – сказал Джейк разочарованно.

Зазвонил его телефон.

– Я только что говорил с моим человеком из полиции, – доложил Санчес. – Показания твоего отца очень серьезно повлияли на положение дел. То, что Феб лгала о похищении Патрика, заставило их внимательнее проверить ее связи.

Алиса прошла в выходу, видимо решила проведать тетю. Джейк подождал, пока она отойдет подальше.

– Как ты думаешь, они предъявят отцу обвинение? – тихо спросил он.

– Вряд ли, – ответил Санчес. – Они проверили его показания, и все оказалось правдой.

– Хорошо.

Макс и так достаточно наказан – общество отвернется от него.

– Ты знаешь, что сегодня в полиции побывал Гордон Лекруа? – спросил его Санчес.

– Понятия не имею.

91
{"b":"25386","o":1}