ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

18

Есть по крайней мере один способ выяснить это.

Логан тогда рассмеялся, но даже на следующий день Келли не могла избавиться от странного ощущения, что он не шутил. Сложный мужчина, нелегко его понять. Он уверял, что они выполняют задание и физический контакт необходим, чтобы убедить окружающих: они женятся по любви… Однако иногда ей казалось, что его тянет к ней.

«А что чувствую я?» – размышляла Келли, ведя свою машину к дому Луз Толчиф.

Она не хотела привязываться к Логану ни эмоционально, ни физически. Измена Дэниела окончательно разбила ее сердце…

Слезы и бессонные ночи немного притупили боль, оставив горькое чувство обманутого одиночества. А потом слезы иссякли, и не было сил на новую боль… Логан Маккорд, похоже, только и ждет шанса снова разбить ее сердце.

Лучше было бы подыскать другого помощника, но теперь уже поздно что-либо изменить.

На обочине шоссе пожилой мужчина открывал фруктовый киоск. Келли притормозила и крикнула в окно:

– Привет, Бен! Как дела?

– Провалиться мне сквозь землю, если это не лучший урожай за много лет, – с гордостью ответил Бен Хойт, показывая на корзины с яблоками и алые косы сушеного перца.

Келли поздравила его и поехала дальше. Яблоки быстро созревали в садах в окрестностях Седоны, и нельзя было медлить со сбором урожая. Уезжая из дома, она слышала, как Логан и дедушка собираются за яблоками в их собственный маленький сад за домом.

Логан сам вызвался помочь. Келли было странно видеть Логана занимающимся обычными делами. Ее манило таинственное прошлое Логана.

А вот и Индиан-Гарденс, примостившийся у кир-пично-красных стен каньона, словно вырастающих из золотой осенней листвы.

– Привет, Том. – Келли помахала владельцу старомодной автозаправочной станции с магазинчиком.

На другой стороне улицы стоял щит с историческими сведениями. Там можно было прочитать, что первые фермеры, включая дедушку и бабушку Трента Фарли, приехали сюда в конце девятнадцатого века и посадили по всему каньону яблоневые сады. Хотя Седона была больше известна своими пейзажами и священными источниками, сады до сих пор давали столько яблок, что их не только продавали в киосках у дорог, но и вывозили за пределы штата.

У указателя «Пендли-Лейн» Келли свернула с шоссе на посыпанную гравием дорогу и вскоре резко нажала на тормоза, чуть не пропустив помятый почтовый ящик на деревянном столбе. Келли медленно съехала на узкую грунтовую дорогу, обсаженную осинами. Красная земля была усыпана листьями, словно золотыми дублонами.

Постепенно дорога превратилась в две колеи, затем уткнулась в полукруглую утрамбованную площадку. Келли остановила «Тойоту» за зеленым пикапом с ржавой вмятиной на заднем крыле.

Старые яблони, усыпанные яблоками, почти полностью скрывали маленькое деревянное бунгало. Рядом – каменный колодец с новым алюминиевым ведром и цистерна с пропаном.

Келли постучала в затянутую сеткой дверь, но не дождалась ответа. Она уткнулась носом в сетку и за темной гостиной разглядела в маленьком заднем дворике девушку лет шестнадцати, видимо, внучку Луз, бросавшую яблоки в пресс для приготовления сидра. Ее блестящие черные волосы были закручены вокруг ушей по обычаю хопи.

Луз Толчиф принадлежит племени навахо, вспомнила Келли, а со своим мужем из племени хопи познакомилась в школе для индейцев в Санта-Фе. Несмотря на большее уважение к материнскому роду, в этой семье явно соблюдали обычаи обоих племен.

Келли почувствовала запах растопленного воска. На плите в огромном баке булькала жидкость. Они варят мыло из корней юкки. Наверное, семья очень бедна, но на стене Келли разглядела уникальный ковер. На фоне яркого красно-белого ковра старый диван казался еще более потертым.

Келли окликнула девушку на языке навахо.

Та обернулась и увидела Келли.

– Что вам нужно? – спросила она, но не открыла дверь.

– Я ищу Луз Толчиф.

– Ее здесь нет.

– Она скоро вернется? Я Келли Тейлор. Я…

– Я знаю, кто вы, – довольно враждебно прервала девушка.

– Правда?

Келли не смогла ее вспомнить. Городок так мал, что местные жители обычно знают друг друга если не по имени, то хотя бы в лицо.

– Вы напечатали в газете о Логане Маккорде.

– Да. – Теперь ясно. Конечно, девушка не читала «Разоблачения», но Келли перепечатала статью о Логане в своей газете. – Можно войти?

– Бабушки нет дома. Она молится.

«Мое обычное везенье», – с досадой подумала Келли. Молитвы навахо иногда длятся не один день.

– Ты знаешь, когда она вернется? Мне очень важно увидеть ее.

– Зачем?

И опять Келли расслышала недружелюбные нотки. Почему? У этой девушки нет причин для враждебности. Они незнакомы. Значит, она что-то слышала от своей бабушки?

– Это касается Логана Маккорда. Я уверена, твоя бабушка слышала, что Логан нашелся. Она наверняка рада, что это произошло.

– Бабушка очень огорчена. Она ушла в горы совсем одна, чтобы петь Аданти за Логана.

Девушка с такой силой хлопнула внутренней дверью, что внешняя, затянутая сеткой, распахнулась и Келли еле успела отскочить.

На обратном пути Келли пыталась вспомнить молитвы навахо, о которых ей рассказывала Ума: Ночная молитва, Высокогорная молитва, Молитва за удачу в пути… Келли не смогла вспомнить молитву Аданти.

Интересно! Похоже, никто не радуется возвращению Логана Маккорда. Стэнфилдов, конечно, можно понять, но даже Джим Кри и Луз Толчиф не выказывают восторга. Их отношение только усилило подозрения Келли: никто не рассказал ей истину об исчезновении Логана.

Вернувшись в редакцию, Келли проигнорировала розовые бумажки с посланиями возле своего телефона и позвонила Уме.

Ума ответила после седьмого звонка, и Келли вспомнила, что, наверное, отрывает индианку от ее любимой «мыльной оперы».

– Привет! Что стряслось? – откликнулась Ума.

– Ума, что ты можешь сказать мне о молитве Аданти?

– Проснись, детка! Где ты услышала об этой молитве?

Келли не хотела давать лишней информации тем, кто оснастил дом «жучками».

– Кто-то упомянул мимоходом. Я пишу статью, но не помню, чтобы ты мне рассказывала об этой молитве. – Полное соответствие с тем, что она сказала Вуди, когда задержалась с Джимом Кри.

56
{"b":"25387","o":1}