ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соблазни меня нежно (СИ)
Хочу быть с тобой
Новая Королева
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен
Жестокая красотка
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Сюрприз под медным тазом
Дама с жвачкой
Несбывшийся ребенок
Содержание  
A
A

– Вуди собирается изменить завещание. Надеюсь, ты понимаешь, чем это всем нам грозит?!

Краешком глаза он увидел сенатора, беседующего с Логаном.

– Да, я знаю. Вуди связался со своим адвокатом в Финиксе.

– Вспомни его восторг, когда Сьюзен забеременела от него? Был на седьмом небе от счастья. Все время улыбался, совершенно поглупел. Омерзительно!

– Естественная реакция. Вуди всю жизнь строил свою империю и хочет оставить ее собственной плоти и крови. Теперь к его услугам национальный герой.

Она поджала губы.

– Постарайся сделать все наверняка. Если Логан исчезнет, у Вуди не будет никаких причин изменять завещание.

* * *

Ума пришла в домик Келли сказать, что судья Хол-листер уже прибыл и пора идти к гостям.

– Успокойся, деточка! – Ума ударила себя в грудь и закатила глаза. – Ты еще Логана не видела! Какой красавец!

В иных обстоятельствах Келли посмеялась бы, но сейчас так волновалась, что не смогла выдавить даже улыбку. Одна ложь нанизывалась на другую, а ей не хотелось обманывать всех этих людей.

Келли взглянула на фотографию Рафи и напомнила себе, что никаким другим способом не сможет привезти сына Дэниела домой.

– Как я выгляжу? – спросила она, переводя взгляд на свое отражение в большом зеркале.

Узкое платье из сиреневого шелка с глубоким круглым декольте – простое, но элегантное, к нему удивительно шел жемчуг, который дедушка подарил ей в день окончания университета. Она повозилась с волосами и умудрилась немного распрямить их: крупные волны опускались на плечи, и ее карие глаза казались темнее, чем обычно.

– Потрясающе, – уверила Ума.

Конечно, не потрясающе, но лучше у нее не получилось бы… Не могла же она сиять от счастья, как на свадьбе с Дэниелом, ведь она знала, что на этот раз ее брак закончится очень быстро.

Однако до конца этого брака еще надо дожить. Хотя Логан ни разу даже не поцеловал ее, у Келли создалось отчетливое впечатление: он собирается заниматься с ней сексом. Ее тоже тянет к нему, но физические отношения обязательно приведут к эмоциональной привязанности – уж себя-то она знает… и не имеет права рисковать.

Дэниел – во всяком случае, вначале – любил ее. Логан женится на ней только потому, что она его попросила.

Конечно, она никогда не полюбит его, как любила Дэниела, но если не будет следить за собой, может слишком сильно к нему привязаться… и начнет ужасно скучать, когда через шесть месяцев он покинет ее ради нового задания.

– Деточка, тебя ждут.

– Иду. Ума, ты сегодня гостья. Не смей приближаться к кухне.

– Проснись, детка! Тилли Хабенни и ее родственнички никогда не умели принять гостей. – Ума презрительно фыркнула. – Они же из рода Журчащей Воды, вот и будут весь вечер сплетничать на кухне, кости всем перемывать.

– Ума, я не шучу. Пусть Тилли справляется, как сможет.

Ума неохотно согласилась, и они молча пошли к главному дому Келли замерла у входа на веранду, на нее вдруг напала робость. Господи! Она же идет на публичный обман. Выдержит ли она эту церемонию? А ведь дедушкины друзья искренне верят, что брак заключается на небесах и что она, любимая и единственная внучка Трента, нашла свое счастье.

Келли оглянулась. Передний двор патрулировали охранники. Когда просочились новости о свадьбе, репортеры встали лагерем перед домом… словно орды варваров под стенами Рима.

Ума подтолкнула ее и отправилась к гостям. Келли выдавила слабую улыбку, подождала, пока Ума усядется в первом ряду рядом с дедом, и вышла на веранду. Все гости повернули головы в ее сторону.

Келли попыталась превратить свою улыбку в нечто, приличествующее влюбленной невесте, и устремила взгляд прямо на Логана, стоявшего перед судьей Хол-листером… что оказалось ошибкой.

Ее словно током ударило. Ей стало трудно дышать. Она еле удержала на губах идиотскую улыбку, но, к счастью, ноги продолжали нести ее вперед.

Неужели она действительно выходит замуж за этого сексапильного красавца?

Она никогда не видела Логана в костюме. Темно-синий цвет подчеркивал яркую синеву его глаз, а покрой костюма – его рост и ширину плеч. Для мужчины, который, казалось, никогда не носил ничего, кроме джинсов, Логан держался с поразительной самоуверенностью, граничащей с надменностью.

Однако в улыбке, которой он одарил ее, не было ничего надменного. Ни одна женщина на земле не смогла бы устоять перед этой обворожительной улыбкой. Очень чувственной улыбкой. Келли с ужасом осознала, что ее тянет к Логану все сильнее и сильнее.

Его взгляд опустился с ее лица к плечам, затем быстро скользнул ниже. Его явный восторг убедил бы самого дьявола, что он считает ее красавицей. Она сама поверила бы, если бы не знала, какой он талантливый актер. Сексапильный актер. Очень опасное сочетание.

И через несколько минут она станет его женой. Во всяком случае – официально.

Невероятно!

Келли остановилась рядом с Логаном, все так же глупо улыбаясь. Вблизи он казался еще выше, еще мужественнее. Она посмотрела ему в глаза, и от его страстного взгляда ее сердце подпрыгнуло, замерло, а затем бешено забилось в груди.

Келли быстро перевела взгляд на деда. Господи, не может быть! Дедушка просто сияет от… счастья? Можно подумать, он верит в прочность этого брака!

Судья Холлистер негромко кашлянул:

– Вы готовы?

Келли и Логан повернулись к нему, и Келли облегченно выдохнула, оказавшись спиной к гостям. Ложь перед Стэнфилдами ее не волновала, но лгать перед друзьями деда, которые знали ее с детских лет, было мучительно.

– Келли… Логан, мы собрались здесь в этот прекрасный день, чтобы соединить вас в законном браке…

Слова судьи доносились до Келли словно сквозь туман, и она, как попугай, повторяла клятвы, сосредоточив свои мысли на маленьком Рафи. Она снова и снова повторяла себе, что у бедного ребенка нет ни одной родной души на свете. Может быть, лишь она сможет помочь ему не чувствовать себя одиноким. И не будет с ним одинока и сама.

Она, вдруг почувствовала, как теплые пальцы Логана сжали ее ладонь, и невольно вздрогнула Он надел кольцо на ее негнущийся палец. О боже! Это не был обычный золотой ободок. Усыпанный бриллиантами ободок переливался на солнце, а большой бриллиант в центре кольца ослеплял.

63
{"b":"25387","o":1}