ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока что он не заметил во всех этих роскошных апартаментах ни одной картины. Удивительно, ведь здесь обитает сотрудница художественной галереи! У него сложилось странное впечатление о ее вкусе: откуда такой пиетет по отношению к гильотинированным неудачникам и художественному наследию их эпохи?

Коридор тоже был увешан зеркалами, напоминая Версаль. Дверь в одну из спален оказалась приоткрытой, и оттуда до Райана донесся голос, который нельзя было спутать ни с одним другим. Принадлежал он Мутси Маккалистер.

– Скорее, скорее! – стонала она.

Сцена за дверью отразилась в одном из зеркал, и Райан не мог не признать, что они развешаны очень кстати… Ядовито-зеленая юбка Мутси была задрана на уровень колоссальных грудей, колготки, наоборот, находились в районе лодыжек. Райан узрел черные курчавые заросли в месте стыка слоноподобных ляжек – и неутомимую артистическую руку Клайва Холкомба. Как выяснилось, его вкус по женской части был не менее ущербен, чем его живопись…

Райан зажал двум пальцами нос и пропищал противным голоском:

– Ужинать подано!

Довольный своей невинной шалостью, он двинулся дальше по коридору и через двойную дверь проник в спальню, принадлежавшую, как видно, самой Лорен. Хрустальная люстра озаряла бескрайнюю завесу синего шелка, скрывающую окна, и огромную кровать – пережиток эпохи Террора. На стене, обитой шелком, тоже сверкало зеркало. Не иначе дамочка склонна к самолюбованию…

Райан не отказал себе в удовольствии заглянуть в ванную, облицованную мрамором и увеличенную зеркалами до бесконечности. По соседству находилась гардеробная. Здесь зеркало занимало уже всю стену, от пола до потолка, и было подсвечено скрытыми светильниками. Райан приоткрыл дверцу бездонного платяного шкафа. Одежда была рассортирована по цветам и в большинстве сохранила ценники. Единственным предметом, которым, судя по всему, пользовались, была фиолетовая ночная рубашка с ярлычком «Янкиз».

На обратном пути Райан чуть не пропустил обитую шелком дверь, ведущую на крышу, в оранжерею. Он осторожно приоткрыл ее и, оказавшись в темноте, долго шарил рукой по стене, пока не нащупал выключатель.

Лорен сидела на диване с тарелкой на коленях, внимая монологу Финли Тиббеттса о первобытных мотивах в современном искусстве. Мутси и Клайв о чем-то шептались в углу гостиной. Виола беседовала с репортером из «Гэллериз», но то и дело бросала взгляд на Клайва. Ее голос и улыбка казались сейчас нестерпимо фальшивыми.

– Пойду припудрю нос, – объявила Мутси всем присутствующим и устремилась к двери, зажав под мышкой золотую сумочку от Юдит Лейбер.

«Кому какое дело, куда она идет? – подумала Лорен, провожая ее взглядом. – Лучше бы Мутси занялась не своим, все равно безнадежным носом, а безобразно перекрученными колготками».

Встретившись глазами с Райаном Уэсткоттом, Лорен тут же отвернулась, однако успела заметить, что к нему подошла какая-то незнакомая брюнетка. Райан под руку с брюнеткой покинул гостиную, и Лорен облегченно перевела дух: он весь вечер посматривал на нее, не скрывая неприязни. Лорен не могла понять, чем вызвана эта неприязнь, и расстраивалась, что не угодила одному из немногих людей, способных помочь ей возродить «Рависсан»…

Немного погодя, направившись к буфету за десертом для Финли, Лорен опять столкнулась с Райаном.

– Вы не хотели бы пойти взглянуть на Мутси и ее «тутси»? – спросил он тихо.

4

– Какое мне дело до обуви Мутси? – нахмурилась Лорен: она надеялась, что уже избавилась от этого бесцеремонного гордеца, чересчур острого на язык.

– Видите мужчину у окна? – Райан усмехнулся, словно знал нечто, неведомое ей.

– Вижу. Кто это?

– Найджел Демпстер. Слыхали о таком? – Лорен утвердительно кивнула: автор скандальных новостей был знаменитостью. – Так вот, Демпстер создал себе имя, облив грязью леди Аннабелу, жену владельца одного ночного клуба. Он утверждал, что она беременна от некоего известного финансиста, а не от собственного мужа.

– Не люблю сплетни, – отрезала Лорен, недоумевая, какое это имеет отношение к Мутси.

– Я тоже, но мы с вами в меньшинстве. Демпстер обязан пять раз в неделю находить материал для своей колонки. – Райан снова усмехнулся. – Уверен, он с радостью рассмешит своих читателей новой историей про Мутси и ее «тутси». Дело в том, что сейчас она у вас в оранжерее.

Лорен сорвалась с места. Что она там делает?! Оранжерея была персональным убежищем Лорен. Она поддалась на уговоры Виолы снять эту шикарную квартиру только потому, что пленилась оранжереей. Даже в самые пасмурные дни через стеклянную крышу-купол оранжерею заливал свет. Оформление квартиры было доверено Виоле, нанявшей дизайнера, с которым Лорен даже ни разу не встретилась, и только оранжереей она занималась самостоятельно, превратив ее в мастерскую. Пока что у нее хватило времени только на несколько набросков углем, однако она мечтала снова всерьез заняться живописью.

Не обращая внимания на Райана, идущего за ней по пятам, Лорен ворвалась в кабинет, откуда тоже можно было попасть в оранжерею, и тут же остановилась как вкопанная. Райан налетел на нее и чуть не сбил с ног.

Оранжерея-мастерская была залита светом, как театральная сцена; происходившее там представало как на ладони любому, кто находился в кабинете или в спальне Лорен. Мутси развалилась в плетеном кресле, попирая голыми ногами мольберт Лорен и сжимая коленями голову Клайва.

– Художник в процессе творчества, – прокомментировал Райан шепотом. – Я уже однажды пытался их остановить, но…

– Боже! – Лорен отвернулась от безобразного зрелища. Как может Клайв так поступать с Виолой после всего, что она для него сделала?! – Пойдемте отсюда. Я…

– Негодяй! Мерзавец! – раздался вдруг чей-то громкий голос.

Из спальни Лорен в оранжерею метнулась Виола. Одно движение руки – и на злополучную голову Клайва был выплеснут бокал шампанского. Видимо, досталось и Мутси, потому что она резко опустила ноги на пол, обрушив мольберт. Макушка Клайва пострадала еще раз.

Райан втолкнул Лорен в оранжерею в тот самый момент, когда Мутси исторгла громогласное: «Стерва!», и в ближних районах Лондона от ее визга наверняка прибавилось глухих.

– Зачем тебе эта потаскуха? – трагически воскликнула Виола. – Ты что, забыл фотографию в «Сац»? Ее ведь уже однажды арестовали вместе с каким-то регбистом за разврат на ступеньках музея Виктории и Альберта!

– Стерва!!! – знай себе голосила Мутси, но Виола не обращала на нее внимания.

– Убирайся прочь, ничтожество! – Она с горькой улыбкой кивнула на Мутси. – Она твоя со всеми потрохами.

Лорен подобрала с пола туфли Мутси и подала их ей вместе с сумочкой.

– Выметайтесь отсюда оба! – прикрикнула она на Клайва. – Через черный ход!

Мутси вывалилась из оранжереи, но напоследок бросила Виоле совсем как уличная девка:

– Что, слабо удержать мужика?

– Он не стоит твоего мизинца, – сказала Лорен Виоле, когда они остались в оранжерее втроем.

– Знаю… – Виола всхлипнула, по ее щекам покатились слезы, оставляя промоины в слое румян.

– Возвращайтесь к гостям, Лорен, – сказал Райан. – Не нужно, чтобы кто-то еще застал Виолу в таких растрепанных чувствах. Я о ней позабочусь.

Выбежав в коридор, Лорен наткнулась на Финли Тиббеттса и весьма привлекательного джентльмена, которого раньше не встречала.

– Что-нибудь случилось? – озабоченно спросил Финли.

Лорен помотала головой и изобразила безмятежную улыбку.

– Вот и славно. Познакомьтесь: Росс Бенсон из «Дейли экспресс». Он заглянул всего на пару минут. Расскажите ему о своих планах расширения галереи.

Гости разошлись, допив старый марочный портвейн. Приглашенные официанты вернули квартире видимость первоначального порядка. Оранжерея, где разразился пошлый скандал, опустела. В гостевом гардеробе осталась висеть шуба Мутси из русской рыси, крашенной в зеленый цвет.

10
{"b":"25388","o":1}