ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дети судного Часа
Дочь авторитета
Башня у моря
Метро 2035. За ледяными облаками
Девочка с Патриарших
Собиратели ракушек
Ключ от твоего мира
Академия Арфен. Корона Эллгаров
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
A
A

– Ты никак не привыкнешь к тому, что не стало Арчера?

Виола одним глотком допила виски и ответила, глядя Лорен прямо в глаза:

– Как ни странно, да. Конечно, он постоянно мне изменял. Я даже однажды от него ушла, но тут же оказалось, что все наши друзья – исключительно его друзья. Мне стало ужасно одиноко. Когда он попросил меня вернуться, я подчинилась. – Она помолчала. – Несмотря ни на что, я тоскую по Арчеру. Из него состояла вся моя семья.

Лорен подумала, что и она осталась бы без Пола совсем одна. Когда у него началась депрессия, для нее самым ужасным оказалась утрата прежней близости с ним, способности обсуждать все на свете. Она наклонилась над столом и дотронулась до руки Виолы.

– Я твоя подруга, никогда этого не забывай. Вот увидишь, скоро мы возродим галерею. Арчер оставил бесценные сведения. Благодаря им мы сможем…

– Игорь не захочет со мной сотрудничать, – неожиданно выпалила Виола. – Он меня ненавидит!

– С чего ты взяла? Вы не бросаетесь друг другу в объятия, но это еще не значит…

– Я с ним спала.

Лорен даже не сразу ее поняла. Где могли повстречаться Виола Лейтон и Игорь Макаров? Виола никогда не покидала Вест-Энд, не считая благотворительных мероприятий и поездок в загородный дом.

– Как тебя угораздило?!

– Подцепила его в ночном клубе неподалеку от его берлоги, – ответила Виола угрюмо. – Представь себе, иногда я посещаю третьесортные кабаки в подозрительных районах и подбираю себе мужчин. Игорь был последним по счету.

Лорен усиленно делала вид, будто признание Виолы ее не шокирует, хотя у нее не укладывалось в голове, как Виола Лейтон, леди до мозга костей, могла…

– Зачем?!

Виола пожала плечами:

– Мне нравятся любовники, с которыми я могу почувствовать свое превосходство. Ведь Арчер все время подчеркивал, что я полная дура. Оказалось, что лечь в постель с загадочным, может быть, даже опасным мужчиной – это прекрасно!

Лорен задумчиво смотрела на янтарную жидкость в своей рюмке и думала о том, что ей очень трудно понять Виолу. Много лет подряд она тщательно выбирала мужчин спокойных и консервативных, похожих на ее отца. Но не изменилась ли она? Почему ее так привлек Райан Уэсткотт?

– Но, знаешь, Игорь оказался совершенно другим. После того как… В общем, после первого раза он спросил меня со своим очаровательным акцентом, считаю ли я, что Маргарет Тэтчер должна подать в отставку после неудачи на референдуме. Ты только представь: политическая дискуссия в постели!

Лорен опять вспомнила Райана Уэсткотта. Интересно, тянет ли его подискутировать после занятий любовью? Вряд ли. Скорее всего его уже через десять секунд и след простынет…

– А еще Игорь считает, что наши лейбористы очень похожи на большевиков, только в щегольских костюмах, – сказала Виола с улыбкой.

– Думаю, Райан был бы в восторге, – сказала Лорен. – Он с самого начала считал, что с головой у Игоря все в полном порядке. И все-таки я что-то не пойму, почему он тебя ненавидит.

– Видишь ли, когда утром я проснулась в объятиях Игоря, меня охватила паника. Мне еще не приходилось проводить со случайными знакомыми целую ночь. Убегая, я оставила ему все деньги, которые у меня были с собой, – фунтов сто. Я знала, что они ему пригодятся.

– Ты не ошиблась. Мы с Райаном боимся, что сейчас, когда кое-какие деньги у него появились, он сразу все спустит на краски и кисти.

– Не знаю, что хуже: то, что я обманула его, назвавшись чужим именем, или то, что оскорбила, оставив ему деньги. Сегодня вечером он чуть не швырнул их мне в лицо! Я умоляла меня простить, но он остался непоколебим. И я его не виню.

– Не будь к себе слишком строгой. Ты пыталась ему помочь, а не оскорбить.

– Я схожу по нему с ума, а он меня ненавидит! Что же мне делать? Я боюсь навредить тебе, галерее…

Лорен покачала головой:

– Игорь Макаров всегда мечтал выставлять свои работы. Как бы он к тебе ни относился, этот шанс он не захочет упустить.

– Ты действительно считаешь…

– Тсс! Финли! Запомни, об Игоре ни слова!

Финли задержался, чтобы поприветствовать голубоглазую брюнетку и ее спутника.

– Это известная актриса Элен Пейдж и Ричард Бронсон, – шепнула Виола. – Поразительно, Финли знаком со всеми!

Лорен не сразу сообразила, почему ей показалось знакомым имя Ричарда Бронсона. Это был удачливый антрепренер, глава независимой музыкальной компании «Верджин мьюзик». Неделю назад «Фудзисанкей», медиа-конгломерат Накамуры, купил часть акций этой компании. Тэку и другим японским толстосумам уже мало было американских компаний, и они активно поглощали английские.

Лорен не говорила с Тэком после аукциона, но собиралась пригласить его на выставку Игоря. Наверное, ему понравится, что ее прикосновение по-прежнему превращает невзрачные на первый взгляд вещи в чистое золото.

Лорен наблюдала, как Финли расхаживает по залу, останавливаясь у каждого столика и приветствуя многочисленных друзей. Его связям нельзя было не позавидовать. Лорен решила, что он может оказаться не менее полезен галерее «Рависсан», чем Райан Уэсткотт. Возможно, с его помощью ей удастся заманить на выставку членов «Гручо».

– Простите за опоздание. – Финли сел рядом с Лорен. – Такого густого тумана не было уже много лет! – Он сделал знак официанту, и тот кивнул, зная вкус Финли. – Я только что с ужина в «Дипломате». А где ужинали вы?

– В «Помодоро», с Райаном Уэсткоттом, – ответила Виола.

– Вот как? – Финли приподнял светлую бровь. – В последнее время Уэсткотт совсем перестал появляться на людях.

Лорен предпочла бы, чтобы Виола не упоминала Райана. Вежливость не позволяла Финли сознаться, что он терпеть не может Уэсткотта, но Лорен, находясь в обществе обоих, всегда чувствовала, что они готовы вцепиться друг другу в глотку. Если Финли узнает, что Райан принимает участие в Макарове, то, чего доброго, не станет помогать…

– Мы говорили о том, не выставит ли Ти Джи Гриффит в «Рависсане» свою коллекцию раннего Пикассо, – поспешно вставила она.

– Неужели? – удивился Финли. – Я думал, он давным-давно ее продал. Помните, Виола? Гриффиту понадобилась наличность, чтобы вытащить Уэсткотта из тюрьмы.

От этих слов Финли Лорен стало нехорошо. Казалось бы, она с детства научилась мгновенно чувствовать опасность, но на сей раз инстинкт ее подвел. Выходит, Райан Уэсткотт – опасный человек? А она позволила ему внушить ей, что его нечего опасаться…

– В первый раз слышу! – отрезала Виола.

– Странно. Неужели Арчер вам ничего не рассказывал? Лет так двенадцать назад Гриффит просил Арчера и Саймона Гатри из «Халфордшид» оценить его Пикассо. Он решил продать картины, потому что испытывал нехватку наличных.

Услышав имя Саймона Гатри, Лорен почему-то сразу поверила Бейзилу и совсем расстроилась. «Халфордшид» был известной фирмой, специализировавшейся на торговле произведениями искусства. Но если картины проданы, с какой стати Райан вообще заговорил о них? Мог бы придумать что-нибудь другое…

– Неужели Гриффит пытался подкупить власти? – удивилась Виола. – Я всегда думала, что это прямой путь на скамью подсудимых.

– Вы совершенно правы, – согласился Финли. – Но дело в том, что Уэсткотт отбывал срок в Заире. Там совсем другие нравы.

– За что его посадили? – Спросила Лорен, хотя предпочла бы не знать ответа.

– За убийство. Уэсткотт убил человека – преднамеренно и хладнокровно. Конечно, историю пытались замять. Я узнал о ней от оператора-»стрингера», который работал в Заире по заданию «Таймс». Потом Арчер подтвердил, что проводил оценку подлинников Пикассо, принадлежащих Гриффиту.

– И кого же убил Райан? Что вообще там произошло? – спросила Лорен.

– Подробностей я не знаю, но власти располагали неопровержимыми доказательствами виновности Уэсткотта. Недаром у Гриффита остался единственный способ вытащить его из-за решетки – заплатить несколько миллионов фунтов.

Лорен не знала, куда деть глаза. Угораздило же ее связаться с такой темной личностью! А ведь, слушая рассказ Игоря, Райан не признался, что и сам прошел через тюрьму…

25
{"b":"25388","o":1}