ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

10

– Как изящно! – воскликнула Лорен, рассматривая новое изделие Саманты – керамическую вазу.

У Саманты были за плечами только короткие курсы гончарного мастерства, и она ленилась пользоваться гончарным кругом и печами для обжига. На протяжении двух недель Лорен приходилось постоянно уговаривать ее, чтобы она занималась не только безделушками, но и вещами посерьезнее.

– Я выставлю твою вазу в «Рависсане». Если ее купят, я возьму комиссионные, остальное – твое.

– Правда? – Саманта расширила глаза.

– Конечно.

Лорен уже заметила, что у девушки сильная воля: она экономила буквально на всем, кроме принадлежностей для творчества. Это напоминало Лорен собственные юные годы в Париже.

– Я нужна вам сегодня вечером? – спросила Саманта.

– Нет. – Лорен предпочитала готовить себе сама. – Ты идешь на курсы?

Девушка отвела глаза;

– У меня свидание.

– Отлично! – Лорен не знала, что у Саманты есть друзья, тем более ухажеры; если она познакомилась с молодым человеком – тем лучше. – Куда же вы пойдете? В «Ипподром»?

Так назывался крупнейший лондонский клуб, который привлекал толпы молодежи. Впрочем, Лорен было трудно представить там Саманту: у нее не было мало-мальски приличной одежды, не говоря об ультрамодных молодежных штучках.

– Нет, в «Одеон», кажется…

В кино? В таком случае внешний вид действительно не имеет особенного значения. И все-таки Лорен считала, что Саманта должна была бы побольше внимания уделять своей внешности.

– Можешь взять мою дисконтную карточку универмага «Хэрродз». Купишь себе новое платье, а расплатишься со мной потом, когда начнешь зарабатывать.

– Мне не нужно.

– Неужели тебе не хочется надеть что-нибудь новенькое, симпатичное?.. – Лорен пожала плечами. – Он за тобой зайдет? Я его увижу?

Саманта неожиданно покраснела:

– Мы встречаемся там…

– Ладно, развлекайтесь. А мне пора в галерею. «Хватит за нее тревожиться, как за родную дочь!» – сказала себе Лорен. Но она ничего не могла с собой поделать: ее тянуло опекать Саманту. Ведь этой девочке всего семнадцать лет.

На улице моросил мелкий дождик, из-за которого даже не стоило раскрывать зонтик. Направляясь на Беркли-сквер, Лорен раздумывала, как ей быть с Райаном Уэсткоттом. После рассказа Финли она была настроена решительно и собиралась сказать Райану, что больше не желает оставаться его партнершей. Но когда на следующий день в галерею явился Игорь в сопровождении Райана, ей стало ясно, что они подружились, и, оттолкнув Райана, она испортит отношения с Игорем.

Лорен понимала, что придется терпеть Райана до тех пор, пока не пройдет выставка. Но ведь он будет появляться в галерее ежедневно! Что ж, нужно будет постараться ограничиваться профессиональными разговорами и сохранять дистанцию. Слава богу, пока что их встречи можно было пересчитать по пальцам. Когда он утром позвонил ей, она попросила Саманту сказать, что ее нет дома.

Перейдя Беркли-сквер, Лорен сразу заметила машину Райана. «Астон-Мартин» стоял перед галереей, под самым знаком «Парковка запрещена». У нее возникло желание дождаться, пока он уедет, но она понижала, что это бессмысленно.

Лорен обогнула железный заборчик и направилась прямо к входу в подвальный этаж, где располагался ее кабинет. Оставалось надеяться, что никто не заметил, как она прошла мимо витрины.

На столе лежала записка. Прочтя ее, Лорен сразу набрала номер брата в Санта-Фе.

– Привет! Что-то случилось?

– Неужели нельзя позвонить просто так? – Голос Пола звучал бодро.

– Можно. Я пыталась до тебя дозвониться, но тебя никогда нет дома.

– Запиши номер Джиты.

Вот оно что! Она с улыбкой записала номер.

– Как дела в галерее?

Лорен рассказала про Игоря и пригласила Пола прилететь на открытие выставки вместе с Джитой. Вряд ли Барзан станет возражать, если ее ненадолго навестит брат. Пол согласился и сказал, что привезет не только Джиту, но и ее детей.

– А как поживает этот… ну, парень, который не давал тебе житья?

«По-прежнему не дает», – мысленно ответила она, но тут же решила, что пусть лучше брат занимается собственной жизнью и не волнуется за нее.

– Все уладилось. Он помогает мне и Игорю.

– Все понятно! Он наконец заглянул в твои синие глаза – и был сражен наповал.

– Ничего подобного! Мы просто сотрудничаем. – Попрощавшись с Полом, Лорен долго сидела неподвижно с телефонной трубкой в руке. Странно, но она скучает по Полу не так сильно, как боялась. Это потому, наверное, что она проводит много времени с Виолой. Сначала Лорен говорила себе, что это Виола нуждается в ней, но потом поняла, что ей самой необходима подруга; раньше у нее не было закадычных подруг.

– К тебе, кажется, пожаловал твой папаша. – Лорен испуганно обернулась. Перед ней стоял Райан Уэсткотт: он подпирал дверь плечом, не вынимая рук из карманов. На нем был коричневый твидовый пиджак и белая рубашка без галстука.

– Мой отец давно умер, – ответила она холодно, не обращая внимания на его неуместную ухмылку.

– Прошу прощения. Это была неудачная шутка. Тебя ждет наверху пожилой джентльмен, назвавшийся Грантом Фрейзером.

– Грант?!

Не обращая больше внимания на Райана, Лорен кинулась наверх, в галерею, но на середине лестницы остановилась, держась за бронзовый поручень. Она не виделась с Грантом больше года. Как он здесь оказался?

Когда-то их связывали очень близкие отношения, и Грант намекал, что не прочь на ней жениться. Но после смерти Марси и попыток Пола покончить с собой Лорен уже не могла видеться с Грантом так же часто, как прежде. В конце концов этот состоятельный адвокат утратил к ней интерес. В последний раз она видела Гранта на выставке Хокни в нью-йоркской галерее Андре Эммериха и была неприятно поражена, заметив рядом с ним рыжеволосую красотку…

Услышав шаги Райана, Лорен преодолела последние ступеньки.

– Грант!

Она протянула ему руку, он привлек ее к себе.

– Я по тебе соскучился. Ты отлично выглядишь!

– Как и ты, – ответила она не вполне искренне. Грант Фрейзер был старше ее на двадцать лет, и Лорен больше не казалось, что седина делает его интересным. Вообще, если он рассчитывал, что она обрадуется его появлению, то его ждало разочарование.

– Как же мне тебя не хватало! – Грант неуверенно заглянул ей в лицо. – Ты рассердилась, что я с тобой тогда не попрощался?

– Нет, не рассердилась. – Она торопилась тогда в Санта-Фе, к Полу, позвонила Гранту и не застала его дома. Он не перезвонил, она не стала повторять свой звонок. – Просто я не ожидала тебя увидеть. Что ты делаешь в Лондоне?

– Кое-какие дела в компании «Ллойд». Поужинаем сегодня в «Рулз»?

Лорен хотела было отказаться, но передумала. Ее реакция на Райана Уэсткотта неопровержимо доказывала, что она истосковалась по мужскому обществу. А общество Гранта было предпочтительнее любого другого: она хорошо знала его и могла ему доверять.

– Прекрасно!

Выпроводив его, Лорен вернулась в свой кабинет и принялась рыться в шкафу с бумагами. Когда за спиной раздались шаги, она сразу поняла, что это опять Райан: кто еще посмел бы войти, не постучавшись? Лорен сделала вид, что не слышит, и обернулась с недовольной миной лишь после того, как щелкнул дверной замок.

– Ну, что еще?

Райан шагнул к ней, его зеленые глаза смотрели так враждебно, что Лорен даже стало боязно.

– Почему ты меня избегаешь?

– С чего ты взял? – Пока что у нее были все основания гордиться собственным спокойствием.

Он подошел еще ближе. Лорен попятилась, машинально вертя на запястье серебряный браслет. Еще шаг – и он приблизился вплотную, а она, отшатнувшись, ударилась плечом о шкаф.

– Не морочь мне голову!

Райан уперся обеими руками в шкаф, и Лорен оказалась в тисках. Его лицо было слишком близко; она резко повернула голову – и испугалась оскаленной морды леопарда на кольце. А ведь ей казалось, что у Райана ласковые руки! Лорен вспомнила, как чуть было не отдалась ему прямо в машине, и ее охватила паника.

27
{"b":"25388","o":1}