ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как не попасть на крючок
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Чувство Магдалины
Большое собрание произведений. XXI век
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Метро 2035. За ледяными облаками
Серафина и расколотое сердце
Помолвка с чужой судьбой
Без боя не сдамся
A
A

Райан объяснил, и Стирлинг предложил встретиться в пабе неподалеку. «Снова шпионские штучки», – подумал Райан, выходя на улицу. Стирлинг всегда назначал ему встречи либо в парке, где их никто не мог подслушать, либо в людных местах, где даже самые изощренные подслушивающие устройства не смогли бы выделить их голоса в общем гуле.

Райан подъехал к пабу «Герцог Албермейл» и втиснул машину в крохотное окошко между двумя другими. Войдя в паб, он прищурился, чтобы побыстрее освоиться с темнотой. Стирлинг еще не приехал. Райан подошел к стойке, сел рядом с двумя мужчинами, которые беседовали о футболе, и заказал пиво «Гусиный глаз».

Прихлебывая густою горькую жидкость, он разглядывал зал с гладкими дубовыми панелями, увешанными конской сбруей. Раньше здесь коротали досуг лакеи из окрестных особняков, а теперь обосновался состоятельный деловой люд из бесчисленных контор.

– Пинту «Гиннесса», – сказал Стирлинг, усаживаясь с ним рядом.

Сначала они делали вид, будто незнакомы, потом обменялись незлобивыми шутками. Получив свое пиво, Стирлинг спросил:

– Как поживает свинья?

Райана бесило, что он называет его любимицу «свиньей». Когда Райан купил Игги, Стирлинг посмотрел на него, как на инопланетянина.

– Игги в полном порядке. Вы вызвали меня, чтобы поинтересоваться ее здоровьем? У меня была важная встреча…

– В Лондон снова пожаловал Дэвид Маркус, правая рука Барзана.

– Неужели вы думаете, что Барзан поручил именно ему добраться до Ти Джи? Вы же говорили, что исполнитель находится здесь уже давно.

– Да, у нас есть такие сведения. – Стирлинг отхлебнул еще пива. – Но меня беспокоит, что Маркус заявляется сюда уже в третий раз за полтора месяца.

– Разве вы за ним не следите?

– Не так громко!.. – Стирлинг состроил фальшивую улыбку и оглянулся. – Мы не можем уследить за всеми людьми Барзана. Он не поручил бы грязную работу своему главному подручному. Маркус специализируется на оффшорных поездках. Надо выяснить, что ему вдруг здесь понадобилось.

– Неужели у вас нет никаких догадок?

– Мы этим занимаемся. В последний раз мы пустили за Маркусом «хвост», но наш человек упустил его в тумане. Однако мы знаем, что Маркус посещал кого-то на Гросвенор-сквер. Он снова появился в «Сент-Джеймс-клаб» только следующим утром.

– Ночевал у какой-нибудь бабенки – велика важность!

– В том же квартале проживает Лорен Уинтроп.

– Ну и что? Там десятки жилых домов.

– Видите ли, Лорен Уинтроп начала работать в картинной галерее как раз в тот момент, когда в Лондоне, по нашим сведениям, поселился человек Барзана.

Причем можно не сомневаться, что она рано или поздно обязательно обратит на себя внимание Гриффита: ведь Лорен как две капли воды похожа на свою мать, Каролину Армстронг. Потом в Лондон начинает наведываться правая рука Барзана и навещает кого-то, кто живет по соседству с Лорен Уинтроп… – Стирлинг помолчал, дожидаясь, пока мимо них пройдет бармен. – Кроме того, на нее внезапно обрушилась очень крупная сумма денег. Не многовато ли совпадений?

– Вы же говорили, что ее сделка с недвижимостью не вызывает подозрений.

– Говорил. Но такие международные сделки очень трудно отследить, тем более когда за этим приглядывает Дэвид Маркус. Он уже отмыл таким образом для Барзана бесчисленные миллионы и вышел сухим из воды. Доказать что-либо крайне трудно…

– Лорен ни при чем! – отрезал Райан. Он вспомнил, как она испугалась, когда он прижал ее к шкафу и заставил рассказать, что ее тревожит. Если женщину так легко напугать, из нее не выйдет Мата Хари.

– В любом случае пора ее испытать, – заявил Стирлинг. – Пускай встретится с Ти Джи. Только не предупреждайте ее заранее, пусть все получится как бы случайно. Держу пари, она попытается понравиться Ти Джи, чтобы снова оказаться на Палас-Грин. И это ей, скорее всего удастся: ведь она – дочь Каролины Армстронг! Во второй раз она будет знать о встрече заранее и, если ей действительно поручено убить Ти Джи, непременно как-нибудь выдаст себя. Мы выведем ее на чистую воду.

– Самое дикое предположение из всех, какие мне доводилось слышать! Она здесь совершенно ни при чем, ручаюсь чем угодно!

Стирлинг вынул из кармана трубку и начал хлопать себя по другим карманам в поисках спичек. При этом он не спускал глаз с Райана.

– Вы с ней, часом, не спутались?

– Нет, – быстро ответил Райан.

Внезапно он поймал себя на том, что впервые за много лет стал смотреть вперед, а не вспоминать прошлое. И это каким-то образом связано с Лорен… Нельзя прожить всю жизнь, оглядываясь через плечо! Лучше бы Барзан совершил свой бросок побыстрее, чтобы потом можно было зажить по-человечески!

– Это хорошо, – негромко произнес Стирлинг. – Ведь если она попытается убить Ти Джи, вам, возможно, придется… – Он нашел спички, разжег трубку и, глядя Райану в глаза, закончил: – Не хочу, чтобы вы испытывали колебания.

11

– Все-таки странно, что Лорен не пришла – это совсем на нее не похоже, – сказала Виола Игорю. Они ждали в театральном фойе, пока Райан заранее заказывал напитки для антракта.

Игорь молча пожал плечами, и Виола тяжело вздохнула. Ей уже хотелось, чтобы этот вечер побыстрее закончился. Райан злился, что Лорен не пришла, и за всю дорогу до театра не проронил ни слова, а Игорь все время поглядывал на нее так, словно в случившемся была виновата она.

– Готово! – объявил Райан, вернувшись. – Два джина и одна водка.

Билетер провел их к креслам. Виола села посередине, Райан и Игорь – по бокам от нее. Заглянув в программку, Виола спросила Игоря:

– Ты знал Бориса Гребенщикова в России?

Игорь покачал головой:

– Россия большая… Гребенщиков жил в Ленинграде, а я – в Москве… и в тюрьме.

Виола замечала, что он быстро прогрессирует в английском. Особенно это касалось произношения – запас слов у него был еще явно маловат.

– Он гитарист?

– Да. Еще он пишет песни и сам поет.

– По-русски? – Виола боялась заскучать на длинном концерте.

– Я слышал одну его песню по-английски, он записал ее в Америке. Называется «Молчание радио».

Виола изучила программку подробнее. Оказывается, певца исключили из института за участие в рок-концерте, официально он был признан только недавно.

– Неужели все его записи делались подпольно?

– Некоторые песни ему запрещалось петь, некоторые приходилось петь не так, как хотелось. Ему повезло, что он не попал в зону.

В зале начал гаснуть свет, и на сцене появился человек с гитарой. Кольца на всех пальцах, узкие кожаные брюки, наполовину расстегнутая черная рубашка, цепочки с какими-то кристаллами и медальонами на груди. Темно-русые волосы были забраны на затылке в косичку, в ухе поблескивала золотая серьга. У певца был такой мужественный профиль, что Виола затаила дыхание.

Игорь бросил на нее быстрый взгляд и понимающе улыбнулся.

– Русские мужчины! – прокомментировал он.

Со сцены понеслись песни на английском языке, но Виола все равно многого не понимала. Она не привыкла к тому, чтобы в эстрадных песнях затрагивались такие глубокие философские темы. Последняя песня перед перерывом была посвящена любимым британским певцам исполнителя – группе «Кокто твинз».

– Кто это такие? – спросила Виола, когда зажегся свет.

– Авангардные музыканты, – ответил Райан, вставая. – Жаль, что Гребенщиков возвращается к себе домой.

– Это он в Советском Союзе так приоделся? – удивленно спросила Виола. Борис был одет совершенно по-западному, и она уже решила, что он посетил перед концертом Камден-Лок – лондонский район, ставший недавно Меккой молодежной моды.

– Да, сейчас там многие так одеваются.

– По крайней мере, теперь они могут сочинять и петь, что хотят, – заметила Виола, направляясь в буфет.

Впервые в жизни для нее наполнилось смыслом понятие «свобода самовыражения». Раньше, слыша эти слова, она представляла себе исключительно танцоров балета, остающихся на Западе и открывающих счета в швейцарских банках.

29
{"b":"25388","o":1}