ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

16

– Твоя ваза продана, – объявила Лорен Саманте, которая вытаскивала из духовки противень со свежеиспеченными сережками.

– Так скоро? – Впервые за время знакомства с девушкой Лорен увидела на ее лице искреннюю улыбку.

– Стоило мне ее выставить, как к ней тут же начали прицениваться. – Лорен положила на кухонный столик деньги. – У тебя есть другая такая же?

– Нет. Я и подумать не могла… – Саманта жадно сгребла деньги.

– Талант не скроешь. Ты не должна ограничиваться безделушками. – Лорен направилась к двери. – Можешь не ждать меня к ужину: вечером мы с Виолой пойдем на «Мисс Сайгон».

Лорен спустилась в лифте на первый этаж, но не сразу вышла под дождь. Только услышав гудки темно-бордового «Ягуара», она, раскрыв зонтик, быстро сбежала с крыльца.

– Ты сегодня обедаешь с Финли? – спросила Виола по дороге в «Рависсан».

– Да. Я решила постараться очаровать как можно больше критиков: очень хочется, чтобы они благосклонно отозвались о картинах Игоря.

– Игорю покровительствуют две женщины – это нехорошо, – задумчиво сказала Виола. – В Англии процветает мужской шовинизм. Пусть страной правит королева, а среди парламентариев затесалось несколько женщин, чуть ниже все равно торжествует давняя традиция. Сама знаешь, в отличие от США здесь совсем мало бизнес-леди.

– Да и в США все почти так же. Сомневаюсь, чтобы женщина, будь она хоть на тысячу голов выше прочих претендентов, могла пройти в президенты. Хотелось бы думать, что могла бы, но что-то не верится…

– Зато в Америке женщины часто занимают ответственные должности, и это не вызывает у мужчин зависти, – заметила Виола, штурмуя глубокую лужу.

– Все не так просто. Мужчин просто заставили смириться.

– А вот британские мужчины не желают мириться с успехом женщин! Может, они вообще на это не способны? Не забывай о традиции взаимопомощи, которая зародилась в мужских клубах.

– Что ты имеешь в виду?

– Меня беспокоят критики, – призналась Виола. – Мне очень хочется, чтобы Игоря признали. По-моему, они отнеслись бы к нам более серьезно, если бы среди нас был мужчина.

– Побольше веры в себя – и все будет хорошо. Не волнуйся, Финли я возьму на себя.

– Ты уж прости, но я не могу не волноваться за Игоря. Ты же знаешь, насколько он мне дорог.

Виола заехала на стоянку. Выйдя из машины, женщины поспешно раскрыли зонтики. Завернув за угол, Лорен заметила «Астон-Мартин» Райана. Ему, как всегда, не хватило обочины, и он заехал прямо на тротуар. Приходилось удивляться, как он до сих пор избегает колодок на колеса за неправильную парковку.

Лорен вдруг почувствовала, что у нее тревожно забилось сердце. Ей предстояло встретиться с Райаном в первый раз после той ночи. Прошло три длинных дня – не длинных, а попросту бесконечных! Несмотря на его беспардонность и абсолютное неумение себя вести, она отчаянно по нему скучала. «Он тебе не подходит!» – твердило ее правое полушарие. «Нет, подходит!» – не уступало левое.

Откуда такая нерешительность? Она поступила так, как должна была поступить, а теперь его следовало забыть. Вряд ли между ними опять может что-то возникнуть после того, как она заявила Райану, что он похож на Руперта Армстронга. Райан тогда бросил на нее уничтожающий взгляд и ушел, не сказав больше ни слова.

И почему она сболтнула про Руперта? Ни малейшего сходства! Внешность Руперта была учтивым фасадом, за который невозможно было заглянуть; а Райан, наоборот, говорил все, что думал, не боясь оскорбить собеседника. Трудно было найти других столь непохожих друг на друга людей. Единственное, что их сближало, – оба всегда добивались своего, пусть разными путями. Наверное, именно поэтому ее подсознание поставило их на одну доску. И лучше всего прислушаться к этому мудрому предостережению.

– Смотри-ка, на «Астон-Мартине» приехал вовсе не Райан, а Игорь, – сказала Виола огорченно.

– Что в этом плохого? – Лорен облегченно перевела дух: она еще не была готова к встрече с Райаном. – Я говорила ему о меню, вот он, наверное, и захотел его обсудить.

– Здравствуйте, – приветствовал их Игорь с широкой улыбкой. – Льет как из… бочки?

Как всегда, на нем был видавший виды свитер, из-под которого торчал вышедший из моды воротник рубашки. На запястье у него красовались новые часы – не с Микки Маусом, но тоже детские, с оранжевым ремешком и украшением в виде ядовито-зеленой рожицы и фиолетовых ладошек.

– Видимо, вы собирались обсудить, что будет подаваться на открытии вашей выставки? Я считаю, что можно ограничиться закусками. Потом угощение продолжится в новых апартаментах Бейзила Блэкстоука. Чем будет кормить гостей он, я не знаю и не…

– Игорь не хочет, чтобы на открытии была икра, – вмешалась Виола.

– Но ведь это типичная русская еда! – удивилась Лорен, не заметив предостерегающего взгляда подруги. Игорь сразу набычился.

– В России икру ест только начальство. Партийные боссы. Спросите людей в очередях, когда они в последний раз видели икру.

– Но здесь все иначе! – не сдавалась Лорен. – Мы не стоим в очередях, а покупаем то, что можем себе позволить. Наши гости рассчитывают на первосортное угощение. Мы побалуем их белужьей икрой в хрустальных блюдечках и самым лучшим шампанским.

– Бурда! – сказал Игорь по-русски.

– Игорь хочет сказать, что настоящие мужчины не пьют шампанское, – перевела Виола.

– Очень даже пьют…

В следующий момент Лорен вспомнила Райана. Он терпеть не мог шампанское и, как видно, заразил этим Игоря. Не хватало еще, чтобы Райан диктовал ей, как принимать гостей!

– Наш бар полон самых разных напитков. Тот, кто не захочет шампанского, сможет выбрать напиток себе по вкусу. – Лорен улыбнулась, полагая, что дискуссия окончена.

– Ни шампанского, ни икры! – отрезал Игорь. – Только сыр и английская водка «Борроуз».

Виола взяла его за руку:

– «Борроуз» – хорошая водка, но не самая лучшая. Предлагаю остановиться на «Танкерей сильвер». К ней подойдет английский чеддер и еще два-три сорта сыра.

Лорен не верила своим ушам. Аристократка Виола согласна предложить гостям только водку и сыр! А ведь половина из них наверняка ожидает шампанского «Кристалл», в крайнем случае – виски четвертьвековой выдержки. И, разумеется, икры.

– Я – британский подданный родом из России, – изрек Игорь гордо. – Хочу, чтобы на моей выставке подавали лучшую английскую водку и лучший английский сыр, больше ничего! – Он неожиданно подмигнул Виоле. – И вообще, зачем много есть, когда впереди ужин? Напрасная трата денег.

– Вас к телефону, миссис Уинтроп, – позвала секретарь. – Звонят из Америки.

Пол! Каждый раз, беседуя с ним по телефону, Лорен радовалась, что он все больше приходит в себя. Ничто не имело для нее такого значения, как выздоровление брата. Прежде чем броситься на зов, она сказала Виоле и Игорю:

– Если разобраться, то главное – не то, чем мы кормим, а то, какую живопись выставляем. Позвони на фирму, обслуживающую прием, Виола. Пусть создадут из сыров что-нибудь выдающееся.

Схватив трубку, Лорен крикнула:

– Пол!

– Нет, это Дэвид Маркус. Я ознакомился с вашим докладом о достижениях галереи. Очень впечатляюще! С репродукциями Кассатт вы тоже добились успеха. Но почему я не вижу контракта с Макаровым? Видимо, вы забыли прислать его мне на рассмотрение.

Лорен нахмурилась: раньше он не позволял себе диктовать ей, как поступать.

– Мы не подписывали контракта, а ограничились устным соглашением.

– Как же вы будете распоряжаться работами Макарова и печатать репродукции, не имея контракта? Представьте: вы тратите уйму денег на рекламу – на саму выставку вы уже израсходовали много тысяч, – а он вдруг берет и уходит?

– Дело в том… – Как объяснить такому типу, как Маркус, что Игорь – человек принципов? Контракт обсуждался, но Игорь проявил твердость: никакого контракта ему не нужно, все равно он в нем ничего не поймет, зачем зря обогащать юристов?

43
{"b":"25388","o":1}