ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вдоволь насмеявшись, Ти Джи осведомился у Лолы, привезла ли она с собой свою «киску». Утвердительный ответ последовал без промедления – иного Райан не ожидал. Лола сказала, что остановилась в «Мамунии» и с радостью продемонстрирует Ти Джи своего зверька. Райан, шепотом переводивший брунейцу эту идиотскую беседу, не стал выпускать и последнюю фразу.

Брунеец немедленно вызвался принять участие в осмотре.

Каролина испепеляла всю четверку взглядом, но Лола слишком захмелела, чтобы замечать такие мелочи, Райану было наплевать, а брунеец был слишком занят грудью итальянки. Только Ти Джи поглядывал краешком глаза в сторону Каролины. Хозяйка виллы явно не привыкла, чтобы над ней потешались красивые мужчины.

– Терпеть не могу кошек! – неожиданно выпалила Каролина, прожигая Ти Джи взглядом. – У моей дочери был котенок, но я от него избавилась. Не выношу кошачий запах!

– Бедная киска!

Весь стол покатился со смеху, одна Каролина сохранила серьезность. Встав из-за стола, она надменно вскинула голову и покинула зал, словно королева, пренебрегшая неотесанными подданными. Райан усмехнулся: ко всему прочему, хозяйка дома оказалась настоящей ханжой.

После ужина все, кроме Каролины, отправились в «Мамунию» – играть. Пока Ти Джи и Райан сидели за карточным столом, брунеец с Лолой куда-то незаметно исчезли…

На следующий вечер Ти Джи и Райан попытались было уклониться от участия в ужине, но Руперт не пожелал ничего слышать. На сей раз Ти Джи оказался за столом рядом с Каролиной. После ужина он, сославшись на усталость, отказался поехать с остальными в «Мамунию».

Возвращаясь в свою комнату с карманами, набитыми выигранными деньгами, Райан задержался у двери Ти Джи. Он уже собирался постучать, как вдруг услышал голос Каролины Армстронг. Только этого и не хватало! Впрочем, Ти Джи виднее. Райан был уверен, что он сладит с любой женщиной.

18

– Завтра я улетаю в Лондон, – объявил Райан Ти Джи.

Они уже около полутора месяцев сидели в Марракеше, готовя с Рупертом Армстронгом фосфатную сделку, и Райан погибал от скуки.

– Что ж, улетай, – спокойно ответил Ти Джи. – А у меня еще остаются здесь кое-какие дела.

Райан отлично знал причину, по которой Ти Джи захотелось задержаться подольше. Сделка с Рупертом была готова, все соглашения подписаны, так что теперь Ти Джи удерживала в Марракеше только Каролина Армстронг.

Они давно уже перебрались в «Мамунию», и Гриффит даже ни разу не упоминал ее имени, но Райан и без того отлично знал, что происходит. Не было дня, чтобы Ти Джи, придумав какую-нибудь отговорку, не отправлялся в Медину, на свидание с Каролиной. А вечерами, пока Райан сидел за картами, Ти Джи вел светскую жизнь, опять-таки встречаясь с Каролиной.

На протяжении следующих шести месяцев Райан постоянно курсировал между Лондоном и Марракешем. Ти Джи был слишком занят, чтобы самому появиться в Лондоне и заняться делами, поэтому он предоставил Райану карт-бланш. Райан заправлял теперь всем бизнесом Гриффита. Казалось бы, он должен был испытывать восторг от такого могущества, но никакого восторга не было. В конце концов он был вынужден признаться самому себе, что скучает по Ти Джи…

Сдалась ему эта Каролина Армстронг! И что он в ней нашел?

Однажды вечером Ти Джи неожиданно объявился в «Крокфордз» и вытащил Райана из-за рулетки в тот самый момент, когда тот нацелился на крупный выигрыш.

– Мы перебазируемся в Марракеш, – объявил Ти Джи.

Райан только пожал плечами.

– Перебазируйтесь, если хотите. Я останусь здесь. Найду себе другую работу.

– Пойдем к тебе. Обсудим все там.

Райан нехотя согласился, хотя не представлял, что может сказать ему Ти Джи, чтобы заставить его передумать. Причиной внезапного желания Ти Джи перебраться в Марракеш могла быть только Каролина Армстронг, и Райан чувствовал, что перестает его уважать. Что он нашел в ней такого, чтобы настолько потерять голову?

У себя в Мейфэр он налил две рюмки «Будлз» и вопросительно взглянул на Ти Джи. Тот уселся в кресло и довольно долго молчал.

– Я очень люблю Каролину, – сказал он наконец. – Знаю, она кажется холодной, но на самом деле она не такая. У нее была нелегкая жизнь…

Ти Джи сделал паузу, чтобы промочить горло, а Райан вспомнил свою мать. Каролина Армстронг понятия не имеет, что такое нелегкая жизнь!

– Она родилась в очень бедной семье, – продолжил Ти Джи. – Ее первым мужем был американец, работавший в лондонском посольстве. Потом его перевели в Токио. Каролина его обожала, но он погиб. Ей пришлось выйти за Армстронга, потому что не на что было содержать двоих детей. Но она никогда его не любила.

– А теперь ее мужем собрались стать вы?

Ти Джи молча кивнул. Райану было трудно скрыть удивление. Он плохо знал Каролину, но успел наслушаться в Марракеше рассказов о ее отчаянном стремлении покорить свет. Все сходились на том, что она воображает себя принцессой. Что ж, теперь ей придется забыть об амбициях. Ти Джи не из тех, кто готов бездельничать, попивая старое винцо.

– Поехали вместе, Райан. Я купил виллу, мы сможем…

– Нет!

Ти Джи поднял рюмку, делая вид, будто любуется янтарной жидкостью, но Райан успел заметить в его глазах тревогу.

– Ну что ж, в таком случае ты будешь отвечать за работу лондонского офиса. Я постараюсь помогать тебе из Марракеша. Ты будешь приезжать ко мне всякий раз, когда тебе понадобится что-то сказать мне с глазу на глаз.

Решение было принято. Следующие четыре месяца Райан редко разговаривал с Ти Джи и ни разу не наведался в Марракеш. Ему казалось, что Ти Джи не слишком счастлив, но он не считал возможным лезть ему в душу с вопросами.

Наконец возникла необходимость получить подпись Ти Джи под важным документом, и Райану пришлось лететь в Марракеш. К полудню он добрался до огороженных высокой стеной владений Гриффита на городской окраине. Ти Джи сам открыл ему дверь.

– Что происходит? – спросил Райан, войдя. – У вас отвратительный вид.

– Немудрено, – ответил Ти Джи неожиданно откровенно. – Я очень редко вижусь с Каролиной – только когда ей удается улизнуть из дома.

– Разве она не собиралась уйти от Армстронга?

– Собиралась – и уйдет, но ей не хочется его ранить. Он был очень добр к ней и детям. Она ждет удобного момента, чтобы поставить его в известность.

Райан с трудом подавил вздох. Интересно, сколько еще месяцев будет продолжаться ожидание? Наблюдая, как Ти Джи подписывает документ, Райан заметил, что он сильно постарел: в волосах добавилось седины, глаза утратили прежний блеск.

– Пообедаем на бульваре? Посидим в уличном кафе, поглазеем на девушек…

Райан хотел было отказаться, но умоляющий взгляд Ти Джи заставил его смириться.

Они выбрали столик в открытом кафе на бульваре Мохаммеда V, под апельсиновым деревом, и, попивая местное вино стали разглядывать мусульманок в черных чадрах и женщин, одетых по-европейски.

– Мне пора, – сказал наконец Ти Джи. – У меня свидание с Каролиной.

– Разве вы встречаетесь с ней не у себя?

Ти Джи покачал головой:

– Каролина не хочет рисковать. Вдруг ее увидят? Ведь она еще не ушла от Руперта. Для конспирации она переодевается в местную одежду. Я специально снимаю для наших встреч домик в Меллахе.

Райан знал, что так называется старый еврейский квартал. Даже по меркам арабской Медины он состоял из трущоб. Надо же, тащить даму в такое мрачное место! Как у самого Ти Джи хватает духу ежедневно туда наведываться?

Райан несколько раз плутал в Медине и, попадая в еврейский квартал, поражался его убожеству и запущенности. Зато здесь уж точно никому не пришло бы в голову разыскивать Каролину…

На протяжении следующих шести месяцев Райан довольно часто наведывался в Марракеш. Однажды, заскучав на вилле, он взялся проверять контракты по вывозу принадлежащих Армстронгу фосфатов, которыми занимался сам Ти Джи, и сразу понял: что-то тут нечисто. Африканский опыт и общение с пройдохами, умудряющимися обходить законный рынок алмазов, развили в нем шестое чувство. Он сразу чуял, когда от него что-то скрывают.

49
{"b":"25388","o":1}