ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голодный дом
Русалка высшей пробы
Тайна зимнего сада
Моя Марусечка
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Одиночество в Сети
Тень невидимки
Сильнее смерти
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
A
A

– Почему ты не встречаешься с матерью? – резко спросил он.

– Давай пойдем куда-нибудь, где можно спокойно поговорить.

Они спустились в бар. Себе Райан заказал джин, ей – коктейль «Мальверн» с долькой лимона. Лорен некоторое время молча помешивала в стакане соломинкой, потом тихо сказала:

– Если ты действительно хочешь знать, я тебе расскажу… Видишь ли, мой отец был прекрасным человеком. Его уже четверть века нет в живых, а я по-прежнему по нему тоскую. Когда мать вышла замуж во второй раз, она выбрала то, чего ей недоставало в первом браке, – деньги. Я была еще слишком мала, чтобы это понять. Вообразила, что она снова нашла добряка, вроде моего отца. – Лорен старалась сохранить самообладание. – Я не знала, что на свете бывают такие люди, как Руперт Армстронг.

Она нахмурилась, взгляд стал отсутствующим. В который раз она переживала страшное прошлое, и слова срывались с губ словно помимо ее воли. Слушая ее, Райан чувствовал, как его переполняет гнев. Даже джин не помогал успокоиться. Лорен еще не успела рассказать о гибели Тодда Хейли, а он уже был готов задушить Армстронга собственными руками.

Райан очень явственно помнил, как этот мерзавец надевал очки, увеличивавшие его змеиные зрачки, и с важным видом изучал контракты якобы на отправку фосфатов. С каким злорадством этот живодер ставил на документах свою подпись, обрекая на гибель тысячи детенышей из видов, стоящих на грани вымирания! Просто убить Руперта было бы непростительным милосердием. У Райана зародился другой план. Скоро он вернется в Марракеш, и тогда…

– Что ты делала после смерти Тодда? – спросил он.

И Лорен продолжила свою историю.

Пол вернулся из Парижа через несколько дней после того, как Лорен узнала о гибели Тодда. Она была слишком подавлена, чтобы восторгаться новыми красками, которые привез ей брат. Она даже не заметила, что Руперт улетел в Кению и что ей больше не нужно со страхом ждать полуночи, когда в коридоре обычно раздавалось шарканье, предвещавшее его омерзительные прикосновения…

Целую неделю Пол пытался отвлечь и приободрить ее, водя гулять в Медину. Основанный много столетий назад, старый город был полон загадочности, которой не хватало новым французским кварталам с их бульварами, так похожими на парижские.

Когда с минаретов раздавались крики муэдзинов, Лорен с уважением наблюдала за правоверными мусульманами. Многие опускались на колени прямо там, где их заставало время молитвы, расстелив специальный коврик и повернувшись лицом к Мекке. Женщины-мусульманки отходили в тень и послушно ждали, пока мужчины завершат молитву. Видимо, аллах внимал только мужчинам… Но Лорен надеялась, что к ее мольбам господь не останется глух и откроет ей способ спастись от Руперта.

Однажды Пол и Лорен забрели в самое сердце Медины, на площадь Джамма-эль-Фна. Когда-то на ней совершались казни, теперь же здесь шумел базар, колыхалась красочная толпа. Сначала брат и сестра любовались акробатами и фокусниками на ходулях, потом засмотрелись на гвинейских танцоров в белых туниках, которые звенели железными обручами на запястьях и вертелись, как волчки. Черные кисточки на их фесках крутились, словно вертолетные пропеллеры, золотые зубы сверкали на солнце.

– Это они изгоняют дьявола, – подсказал кто-то. Лорен была готова обратиться даже к колдунам, лишь бы избавиться от Руперта Армстронга. Внезапно один из танцоров поманил ее и Пола, сказал что-то на корявом французском и указал на женщину, закутанную в синюю ткань. Ее кожа тоже казалась синеватой. Она принадлежала к кочевому племени бедуинов, которые иногда забредали сюда из песков Сахары. Это племя славилось серебряных дел мастерами.

Женщина протянула им поднос с серебряными браслетами.

– Сейчас я куплю тебе что-нибудь оригинальное, – пообещал Пол.

Внимательно изучив браслеты, он выбрал один, со сложным орнаментом, заплатил старухе и тут же надел браслет Лорен на руку.

– Надеюсь, хоть это тебя порадует. Мне очень жалко Тодда. Знаю, как много он для тебя значил.

Лорен хотелось рассказать брату об их с Тоддом планах, о том, что ей необходимо скрыться от отчима, но у нее не нашлось слов.

– Спасибо за браслет, – только и вымолвила она. Пол повел ее к киоску, где подавали холодные напитки. Сидя в тени, они наблюдали за суетой на площади.

– Мне кажется, гибель Тодда – это еще не все. – Пол не сводил с нее глаз. – Каждый раз, возвращаясь сюда, я тебя не узнаю.

– Это, наверное, потому, что я расту, – ответила она тихо.

«А ведь мне и вправду уже исполнилось семнадцать, – подумала Лорен. – Почти взрослая… Если удастся удрать от Руперта, скрываться придется совсем недолго – только до восемнадцати лет».

Подняв глаза, она увидела, что Пол смотрит на нее пристальнее, чем раньше. Он взял ее за руку, покрутил на запястье серебряный браслет.

– Ты можешь быть со мной откровенной, сестренка. Я ведь тебя люблю. Раньше у нас не было друг от друга секретов. Но после переезда в Марракеш ты стала какой-то замкнутой…

Лорен тяжело вздохнула. Как жаль, что она не может быть с братом до конца искренней!

– Я собиралась сбежать отсюда и выйти замуж за Тодда. Если бы он не погиб, я бы уже была во Франции.

– В семнадцать лет девушка еще не может выйти замуж. – Пол снисходительно улыбнулся. – И каким, интересно, образом ты собиралась покинуть Марокко?

– Тодд сказал, что в семнадцать лет уже можно получить разрешение на выезд. – Лорен оставалось скопить уже совсем немного денег на билет; она часто представляла себе, как садится в самолет, который навсегда унесет ее от Руперта Армстронга…

– Здесь не Англия, Лорен. В странах ислама у женщины нет почти никаких прав. Чтобы получить разрешение, тебе нужно было бы заручиться согласием члена семьи – и обязательно мужчины. Думаешь, Руперт согласился бы на твой отъезд? Не будь ребенком!

Луч надежды погас, она снова погрузилась в бездну отчаяния. Еще год мучений? Нет, она этого не вынесет! Лорен ухватилась за последнюю соломинку:

– А ты, Пол? Ты ведь тоже мужчина и член семьи. Дай мне разрешение!

– Прямо сейчас? К чему такая спешка? Тебе еще год учиться в школе. И потом – как ты будешь жить в Париже без всяких документов?

Лорен поняла, что все-таки придется все рассказать Полу: ведь, кроме него, ей никто не сможет помочь.

– Ты говоришь, что любишь меня, что я могу признаться тебе во всем… Так вот, я хочу уехать, пока не вернулся Руперт.

Лорен сделала глубокий вдох и выпалила:

– Иногда по ночам… Руперт приходит ко мне в комнату!

Она со страхом следила за реакцией брата. Глаза Пола, такие же синие, как у нее, сузились, но в них по крайней мере не было брезгливости по отношению к ней. И тогда Лорен рассказала ему все, ничего не утаив. Когда она закончила, взгляд Пола стал пустым. Ей даже показалось, он не до конца ее понял.

– Господи! – прошептал Пол после долгой паузы. – Почему ты раньше молчала?

– Я не хотела разрушать жизнь матери. Подумай: куда мы денемся, если она бросит Руперта? Она не сможет нас содержать. Ты не доучишься в Париже…

– Неважно. Я тебя люблю и больше не позволю этому подонку до тебя дотрагиваться!

Никогда еще Лорен не слышала в голосе Пола таких жестких нот. У нее навернулись слезы на глаза. Она поняла: что бы с ней ни случилась, брат всегда будет ей опорой.

Пол долго смотрел на пустые стаканы на столе, прежде чем придумал выход.

– Есть идея! – воскликнул он наконец. – Кажется, существует способ вытащить тебя из Марракеша. У меня в Париже есть приятель, Марсель, он изготовил фальшивое удостоверение для своей подружки-немки. С такой бумажкой ты бы могла там спокойно дождаться восемнадцатилетия. Главное – переправить тебя в Париж. Самое сложное – это объяснить матери, почему тебе необходимо уехать.

– Как раз нет! – возразила Лорен с деланной уверенностью.

Выслушав ее план, Пол покачал головой:

– Очень сомнительно. Мать не поверит…

– Поверит, если ты слово в слово повторишь ей то, что я тебе говорю.

66
{"b":"25388","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Великий Поход
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Русские булки. Великая сила еды
Nirvana: со слов очевидцев
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Ненавижу эту сучку
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Русалка высшей пробы