ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

31

Время превратилось для Клер в унылую, серую череду дней и ночей, в которую маленькое разнообразие привносили лишь смены дежурных охранников. Только теперь Клер узнала, что в камерах с заключенными никогда не выключается свет, что охранники на дежурстве всегда слушают или спортивные репортажи, или поп-музыку, что в тюрьме происходит постоянное вторжение в твою личную жизнь. Даже в туалете или душе тебя не оставляет неприятное ощущение, будто за тобой подсматривают. Клер поняла, что человек после того, как его обвинили в убийстве, автоматически лишается гражданских прав.

В изоляторе при участке, где сидела Клер, других заключенных не было. Охранники были рады ее появлению, которое хоть как-то избавило их от скуки, и проявляли к ней особую бдительность, заглядывая в камеру по сто раз на день. Но, несмотря на частые проверки, она чувствовала себя ужасно одинокой и изолированной от внешнего мира.

Клер привыкла к тому, что отец был всегда рядом с ней. Всю свою жизнь она была уверена в одном: что бы ни случилось, он никогда ее не бросит. И вот теперь, когда она нуждалась в его помощи больше, чем когда-либо, он предал ее…

Отец никогда не говорил с ней о матери после того, как та погибла. В свое время Клер бы, наверное, не поверила, если бы ей сказали, что у матери был продолжительный роман с Джеком Коултером. Она смотрела на мир сквозь розовые очки и свято верила, что живет в идеальной семье.

Сейчас, спустя годы, Клер не понимала, как она могла не заметить, что у них в доме не все в порядке и что ее родители несчастливы в браке. Но почему мать предпочла Джека Коултера отцу? В то время Алекс был весьма привлекательным мужчиной, преуспевающим бизнесменом и общественным деятелем, к мнению которого многие прислушивались. Джек Коултер, хоть и был чертовски красивым и обаятельным, во всех остальных отношениях не мог составить отцу конкуренцию. Может, ее мать увлеклась им потому, что он был талантливым человеком, одаренным художником? Его уникальным бронзовым фигурам место в музее, а не в пыльной кладовой. Должно быть, их объединила любовь к искусству.

Клер призналась себе, что в какой-то степени способна понять Эми. Джек Коултер, по общему мнению, был роковым мужчиной и разбил не одно женское сердце. Поддавшись его губительным чарам, Эми вполне могла всецело отдаться своей страсти и, вопреки здравому смыслу, пойти на любые жертвы ради его любви. В конце концов, Клер сама потеряла голову от, любви к Заку. Но она могла себе это позволить, поскольку была свободной женщиной, у нее не было ни мужа, ни ребенка. Неужели клятвы верности, произнесенные перед алтарем, ничего не значили для Эми Холт?..

– В комнате для свиданий вас ждет посетитель, – сообщил охранник, открывая дверь камеры.

Сердце Клер затрепетало от радости: она была уверена, что ее ждет встреча с Заком. Он приходил к ней четыре дня назад, и с тех пор как в воду канул. Клер измучилась, проводя дни в томительном ожидании.

Однако в комнате для свиданий она увидела не Зака, а Анжелу, которая бросилась к ней, не скрывая своей тревоги.

– Ты как, в порядке? – первым делом спросила она.

– Вроде бы да. Просто устала нервничать и ждать. – Клер села напротив нее.

– Мы только что вернулись. Услышали, что тебя арестовали, и сразу помчались в Таос. Пол до сих пор не верит, что такое могло произойти. Мы на твоей стороне, дорогая, можешь на нас рассчитывать.

Глаза Клер наполнились слезами. Она была тронута тем, что среди ее знакомых есть и такие, кто верит в ее невиновность.

– Спасибо. Это чудовищная ошибка, и я надеюсь, она скоро будет исправлена.

– Но неужели твой отец не мог нанять хорошего адвоката?

Клер пожала плечами.

– Он приходил сюда и предлагал свою помощь, но с одним условием. Сказал, что найдет адвоката, если я перестану встречаться с Заком.

Анжела тяжело вздохнула.

– Должна признаться, я ничуть не удивлена. Мой отец поступил бы на его месте точно так же. – Она наклонилась к Клер так близко, что охранник подвинулся к ним поближе. – Не волнуйся, у тебя будет хороший адвокат, обещаю.

Клер хотела отказаться, сказать, что Зак пообещал вызволить ее отсюда, но внезапно заколебалась. Он уже давно мог бы дать о себе знать, ведь с последней их встречи прошло немало времени, а от него до сих пор никаких вестей. Его молчание наводило ее на тревожные мысли.

Зак нетерпеливо ерзал в кресле, наблюдая за бездарной игрой Ванессы Трент, которая старательно изображала из себя оскорбленную невинность. Допрос проходил в участке федеральной полиции в Санта-Фе. Он не ожидал, что в деле возникнут осложнения и ему придется ежеминутно смотреть на стрелки часов, проклиная изворотливость бесталанной актрисы. «Клер в своей одиночке, должно быть, уже с ума сходит от неизвестности!» – в отчаяние думал Зак.

Его выводило из себя собственное бессилие. Ванесса нашла себе опытного адвоката и не отвечала ни на один вопрос, предварительно не посоветовавшись с этим старым лисом.

– Я же вам уже говорила, это Сет открыл сейф бедного Макса. – Накладные ресницы Ванессы затрепетали, когда она устремила невинный взгляд на начальника полиции Санта-Фе, но ее игра не растрогала его. Пожилой полицейский продолжал мрачно смотреть на нее, поглаживая пышные усы. – Он сказал, что Макс собирался дать мне эти чеки на съемки фильма.

– Она не устала твердить одно и то же? – прошептал Игер Заку.

– Тянет время, – почти беззвучно ответил Зак. – Она прекрасно знает, что к концу дня мы должны или предъявить ей обвинение, или отпустить с миром.

Он в сотый раз начал перечитывать дело, интуитивно чувствуя, что они упустили из вида какую-то маленькую, но важную деталь. «А вот это, пожалуй, стоит проверить, – подумал Зак, пробежав глазами протокол первого допроса Ванессы. – Чем черт не шутит – возможно, она солгала». Он наклонился к Игеру и попросил продолжать допрос без него, сославшись на необходимость отлучиться на какое-то время.

Зак вернулся в полицейский участок уже затемно. Он взбежал по ступенькам, так же бегом пересек холл и успел как раз вовремя – Ванесса и ее адвокат уже собирались покинуть кабинет начальника полиции.

104
{"b":"25389","o":1}