ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Индейское лето (сборник)
Идеальный маркетинг: О чем забыли 98 % маркетологов
Цифровая диета: Как победить зависимость от гаджетов и технологий
Мы взлетали, как утки…
Сантехник с пылу и с жаром
Он сказал / Она сказала
Русский язык на пальцах
Сердце того, что было утеряно
Ловушка архимага
Содержание  
A
A

– Отпусти ее! – Низкий голос Зака прозвучал повелительно и резко.

Бэм вздрогнул, словно только что заметил шерифа, и сразу же разжал пальцы, но не сдвинулся с места. От него несло таким невыразимым смрадом, что Клер захотелось тут же броситься в ванную и принять дезинфицирующий душ. Однако она даже не шелохнулась, устремив на него пылающий взгляд.

– Стегнер, убирайся! – приказал Зак. – Я сам с этим разберусь.

– Арестуй эту дрянь! Пусть сидит за решеткой до тех пор, пока не сознается, где Каддафи.

– А он разве не в Ливии, где ему и положено быть? – с издевкой спросила Клер.

Бэм что-то хрюкнул, а затем с ревом ринулся на нее.

Зак стремительно, но с какой-то завораживающей легкостью выбросил руку вперед и схватил эту разъяренную гору мяса за плечо.

– Стегнер, я же сказал – убирайся отсюда, – произнес он, развернув Бэма к себе лицом.

Сам дьявол поспешил бы исполнить приказ, услышав зловещий голос Зака. Стегнер сплюнул и неторопливо направился к дверям, стуча каблуками и оставляя на полированном паркете комочки глины. Казалось, что клокотавшая в нем злоба окутывает его темным облаком ядовитых паров.

– Если я не получу Каддафи, то ты, стерва, мне за это заплатишь! – бросил он в дверях.

– Стегнер, – резко произнес Зак. Его голос, отразившись от стен звонким эхом, заметался по залу. – Я слышал угрозы. Запомни: если с Клер что-нибудь случится, то я из-под земли тебя достану.

Бэм с грохотом захлопнул дверь, и только чудо спасло задрожавшие стеклянные витрины. У Клер гора с плеч свалилась. Она облегченно вздохнула, почувствовав невероятную слабость в ногах. Естественно, она догадывалась, что Стегнер придет в бешенство, когда узнает о пропаже медведя. Но она не подозревала, что он осмелится нагрянуть к ней средь бела дня и угрожать. Клер хотелось поблагодарить Зака за поддержку, но гордость не позволила ей сделать это.

– Ты, похоже, спятила. – Зак поднял ее голову за подбородок. – Зачем ты дразнила Стегнера? Теперь он начнет охотиться за тобой.

Клер равнодушно пожала плечами, притворившись, что это ее нисколько не волнует.

– У меня здесь есть пистолет, и еще один я держу дома, – приврала она.

– Не вздумай связываться со Стегнером! Слышишь? Я сам разберусь с ним.

Зак провел подушечкой большого пальца по ее нижней губе, а затем вновь поднял ей голову так, чтобы она смотрела ему прямо в глаза. Ощутив на губах это мягкое прикосновение, Клер почувствовала, как ее сердце учащенно забилось. Взгляд Зака обвораживал. Клер знала, что женщины ходят за ним табунами, готовые в любую секунду по щелчку его пальцев улечься с ним в постель. Но она не настолько глупа, чтобы повторять ошибку, которую однажды уже совершила! Тот урок она запомнила на всю жизнь.

Клер ударила его по руке и в негодовании воскликнула:

– Так я тебе и поверила! Я знаю, как ты разобрался с ним, когда он мучил несчастного Каддафи.

Если бы взгляд мог разить наповал, то она бы сейчас распрощалась с жизнью.

– Закон не запрещает держать ручного медведя, – сверкнув глазами, произнес Зак.

– Каддафи не был ручным, и ты это прекрасно знаешь. – Ее голос с каждым словом становился громче, хотя она старалась изо всех сил сдерживать свои эмоции. – Стегнер назвал его Каддафи, чтобы сыграть на патриотических чувствах людей, чтобы им не было жалко медведя, когда он устраивал с ним схватку и избивал беззащитного, изнуренного голодом зверя у них на глазах. Каким же выродком надо быть, чтобы получать от этого удовольствие! Стегнер вырвал медведю все клыки и когти и, естественно, всегда выходил победителем из этих схваток. Скажи мне, это законно?

– Можешь не рассказывать, я видел фотографии, которые ты расклеила по всему городу. Но мне ни разу не удалось застукать Стегнера за подобным занятием. Впрочем, если бы мне повезло и я поймал его за руку, то был бы бессилен что-либо сделать, потому что он не нарушил закон.

– Почему ты не арестовал Бэма за грубое обращение с животными? Ты ведь знал, что он держит медведя взаперти в грязном сарае и почти не кормит его. Почему?

– Я пытался, и ты это знаешь. Я вызвал инспектора, который занимается проблемами животных, и он нашел, что условия содержания медведя удовлетворяют установленным требованиям.

– Стегнер подкупил его!

– Вполне возможно, – устало кивнул Зак, которому надоел этот бесполезный спор. – Но у меня нет никаких доказательств. Как бы то ни было, медведь принадлежал Стегнеру, был его собственностью, а кража собственности преследуется по закону штата.

– Я не крала Каддафи, – заверила его Клер. – Можешь обыскать весь магазин, мой дом, меня…

– Как скажешь.

Зак устремил на нее внимательный взгляд. Сначала его глаза скользнули по русым волосам Клер, затем задержались на ее зеленых глазах, а потом надолго остановились на губах. Она нервно поежилась, заметив, как он жадно смотрит на ее губы. Вслед за этим Зак перевел взгляд на ее шею, Потом – на грудь, и здесь его глаза застыли, устремленные в нижнюю точку выреза блузки.

Многие посетители магазина восхищались украшением, которое Клер носила на груди. Это было изящное изделие из чистого серебра в виде солнца с лучами неравномерной длины и большой бирюзовой вставкой в центре. Она носила это украшение вместе с бирюзовыми серьгами, надеясь, что покупатели заинтересуются и другими изделиями местного ювелира. Однако Зака абсолютно не интересовало красивое украшение – он не сводил глаз с затененной ложбинки между ее грудями.

– Мне придется тебя раздеть, иначе обыск будет не полным. – Зак как-то криво усмехнулся, и возле губ с одной стороны пролегли тонкие морщинки. Очевидно, многие женщины, с которыми он общался, находили эту его ухмылку очаровательной.

Затаив дыхание, Клер неожиданно подумала, как, наверное, приятно ощущать прикосновения его больших сильных рук, скользящих по обнаженному телу… Эта мысль сразу же показалась ей абсолютно нелепой, а потом, когда ее сердце учащенно забилось, Клер просто разозлилась. Ее возмутило то, что Зак, который готов волочиться за каждой юбкой, минуту назад прикасался к ней – и ей это нравилось.

4
{"b":"25389","o":1}