ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Взлет и падение ДОДО
Девушка, которая лгала
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Каждому своё 2
Поток: Психология оптимального переживания
Позиция сверху: быть мужчиной
Содержание  
A
A

24

Клер села в машину и только тогда поняла, что Лобо нет в салоне. Она решила, что только Зак мог забрать своего пса, поскольку никто в здравом уме и близко не подошел бы к Лобо. Люси жалобно скулила, и Клер погладила собаку.

– Не волнуйся, скоро ты встретишься с Лобо. Мы едем к нему!

Вдавив педаль газа в пол, Клер сорвалась с места. Она злилась и мечтала поскорее добраться до Зака, чтобы высказать ему все, что накипело у нее на душе. Как он посмел скрыть от нее правду?!

Клер резко нажала на тормоз, проскочив нужный поворот на темную дорогу, ведущую к границе заповедника. Она никогда не бывала у Зака, но приблизительно представляла, где находится его дом. По дороге Клер проверяла фамилии на встречавшихся почтовых ящиках, но не нашла среди них Коултера. Почти у тупика она заметила побелевшую от времени нарисованную голову лонгхорна на указателе. Поперек лба быка черными буквами было выведено: З. КОУЛТЕР.

Клер поехала по узкой дороге, с одной стороны которой росли молодые осины вперемежку с высокими соснами и елями, а с другой раскинулись луга, освещенные полной луной. Полевые цветы покачивались от дуновений ночного ветра, дувшего с горных хребтов. Впереди стоял небольшой дом, в одном из окон был виден свет.

– Слава богу, он дома, – сказала Клер Люси. – Ну и темно же здесь, черт возьми!

Когда она подъехала ближе, ее фары выхватили из темноты силуэт Зака, сидевшего в одиночестве на крыльце. «Почему он сидит в темноте?» – удивилась Клер. Она вышла из машины, и Люси выскочила за ней. Лобо бросился к ним, радостно помахивая хвостом, а Зак даже не повернул головы.

Собаки обнюхали друг друга и помчались к блестевшей неподалеку реке.

– Зак! – Клер взбежала по ступенькам на террасу. – Почему ты не сказал, что это Сет подложил «руфи» в мой бокал?!

Она вела себя как сварливая баба, но ничего не могла поделать. Все это время она считала, что таблетку ей подбросили, чтобы повесить на нее убийство Моррела.

Она проводила бессонные ночи в мучительных раздумьях, умирая от неизвестности, а Зак ничего ей не сказал!

Зак неохотно посмотрел на нее. На нем были только старые потертые джинсы, босые ноги лежали на перилах. Свет из окна освещал его лицо, высокомерное выражение, застывшее на нем, многих бы заставило съежиться. Но Клер была настроена воинственно и не собиралась уходить, не получив исчерпывающий ответ.

– Как тебе удалось узнать об этом? Неужели Сет сам признался? – насмешливо спросил Зак.

– Да, признался, потому что испугался. Он решил, что ты уже все рассказал мне. Но ты не сделал этого! Почему? Ты должен был…

– Это тайна следствия, – нахмурился Зак. – Пока убийца не пойман, все детали держатся в секрете.

– В таком случае, почему у тебя нет секретов от Ванессы? Ты сказал ей, что скоро арестуешь убийцу, ведь так?

Зак резко сбросил ноги с перил и мгновенно очутился рядом, нависнув над ней, как гора.

– О чем ты говоришь, черт побери?

Клер откинула голову назад, чтобы видеть его глаза, негодуя на то, что он вновь запугивает ее своим физическим превосходством.

– Ванесса сказала, что на днях ты собираешься кого-то арестовать.

– Чушь! Я сказал, что мы близки к тому, чтобы выйти на убийцу. Ванесса просто жмет на клаксон, чтобы обратить на себя внимание.

– Хорошо, но ты мог бы это и мне сказать!

– Если бы ты спросила, то получила бы точно такой же ответ, что я дал этой силиконовой кукле. У нас действительно есть кое-какие перспективные версии, мы их отрабатываем.

Клер поняла, что расспрашивать бесполезно, но все никак не могла успокоиться.

– Может быть, ты уже нашел парня с бородой, а мне случайно забыл сказать об этом? Может, у меня есть алиби, и теперь я могу спать спокойно, а? Ты мне должен это сказать!

Даже в темноте она заметила, как в его темных глазах зажглись гневные огоньки. Клер с испугом подумала, что зашла слишком далеко. Он положил руки на перила по обе стороны от нее и наклонился к ней.

– Клер, давай уточним одну вещь: я ничего тебе не должен.

В его голосе был такой холод, что она оцепенела. Было ясно: он страшно оскорблен тем, что она бросила его у входа в «Таос Инн». Ей и самой было очень стыдно за свой поступок, но Зак обиделся гораздо сильнее, чем она предполагала. Клер хотела было извиниться, но не знала, с чего начать. Как назло, все нужные слова разом почему-то забылись. Кроме того, он бы и не принял ее извинений, поскольку принять их – означало бы признаться в том, что она оскорбила его. Гордость не позволила бы ему это сделать.

– Ты прав – ты ничего мне не должен. Я сейчас возьму Люси и уеду.

Зак не пошевелился, Клер по-прежнему находилась в ловушке между его сильным торсом и руками. Его губы сложились в мрачную усмешку.

– Ты пришла только за тем, чтобы устроить мне разнос, Клер?

Она знала, что он хочет предложить, поскольку у него на уме всегда было только одно – секс. Клер не сомневалась, что он весьма искушен в любви и что женщины, подобные Ванессе Трент, не задумываясь, прыгнули бы в его кровать. А ей вдруг стало страшно. В глазах Зака пылал неукротимый гнев, словно кислота, разъедая каждое слово. Сейчас перед ней стоял человек, которого она не знала и не хотела знать. Инстинкт самосохранения подсказывал ей, что нужно немедленно уехать отсюда.

– Люси! – позвала Клер через плечо. – Мы уезжаем.

Люси, как назло, где-то запропастилась, а Зак по-прежнему не двигался с места. Она чувствовала, как тепло его тела медленно обволакивает ее, лишая остатков воли. Этого нельзя было допустить.

– Люси! Люси! – закричала она.

– Перестань кудахтать, Клер. Ты накличешь горных львов.

Она резко повернулась лицом к нему, и их взгляды скрестились. Пространство между ними настолько наэлектризовалось, что искры, казалось, могли посыпаться в любую секунду. Они уставились друг на друга, и в спокойном ночном воздухе слышалось лишь их неровное дыхание. Руки Зака на перилах напряглись, глаза блестели в лунном свете, темные зрачки расширились. Он начинал подминать ее под себя, наваливаясь на нее весом тела.

– Сознайся, ведь ты за этим пришла, Клер?

Он вдруг сделал чувственное, почти непристойное движение, и это вызвало у нее отвращение.

80
{"b":"25389","o":1}