ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он улыбнулся.

— Для меня это не имеет значения, — сказал я. — Но давай поспешим.

Хэп Лодер был мне весьма симпатичен — и явно, как подтвердилось позже, отличался честностью и бесстрашием.

— Думаю, ты сам выбрал бы короткий меч, — добавил я.

— Да, — согласился он и, взяв меч за рукоять, отправил длинный палаш обратно в ножны, пристегнутые к седлу скакуна. — Если ты победишь, я буду не прочь дать оби . Но я не желаю умирать без надобности.

На этом изящном логическом доводе наша беседа закончилась.

Хэп Лодер был прекрасным фехтовальщиком, и все же самые прекрасные преимущества быстрого и стремительного гладиуса пропадали теперь втуне. Гладиус лучше всего применять вместе со щитом, особенно в рядах сражающейся армии, где каждый полагается на своего соседа, в тесной и потной свалке ближнего боя, когда короткий меч — господин и повелитель. В принципе большой палаш хитрый и ловкий противник в силах переиграть, и думаю, Хэп Лодер сделал лучший выбор. Но он не мог тягаться с демонической одержимостью, подгонявшей меня.

— Джикай ! — крикнул он и сделал выпад.

Я тоже сделал несколько быстрых выпадов, заставивших клинок противника остановиться и заколебаться, а затем старым приемом «крученой петли» отправил гладиус в полет. Мое острие взлетело к горлу Хэпа. Его глаза широко раскрылись от неожиданности.

— А теперь, Хэп Лодер, рассказывай побыстрей! Ты видел девушку, увозимую тварями наподобие этой падали?

— Нет, Дрей Прескот. Я говорю правду. Не видел.

Он выпрямился, отступив, и встал по стойке «смирно». Затем приложил ладони к глазам, ушам, рту и, наконец, сцепил на груди, возле сердца.

— Я приношу тебе оби , Дрей Прескот. Глазами я буду видеть в тебе только хорошее, ушами слышать о тебе только хорошее, устами говорить о тебе только хорошее. И, если хочешь, вот тебе мое сердце — хоть ешь его.

— Не надо мне твоего сердца, — разозлился я. — Мне нужно знать, где девушка, Делия с Синих гор!

— Знай я об этом, мои знания были бы твоими.

Я стоял, растерянно глядя на него. Это был гордый, честный молодой человек и прекрасный фехтовальщик. Он наверняка сражался много раз и, похоже, все время брал оби .

Он неловко пошевелился, потом нагнулся и поднял меч. Я бдительно следил за ним. Однако он взял клинок за лезвие и направился обратно к своему скакуну. С минуту он разговаривал с животным, успокаивая его. Я ощутил легкий укол от воспоминаний об отце.

Хэп Лодер вернулся, ведя скакуна под уздцы.

— Мой зорк — твой, Дрей Прескот, поскольку ты пеший, а это недопустимо для кланнера.

Зорк ! Так вот, значит, животное, упав с которого Делия повредила ногу!

— А разве ты сам не кланнер? И разве тебе не придется быть пешим?

— Да. Но я принес тебе оби .

— Хмм…

Следующий вопрос родился сам собой:

— В какой стороне находится Афразоя, город савантов?

Лицо кланнера выразило недоумение.

— Тут только один город. Я никогда не слыхал ни о каком другом.

Именно такого ответа я и ожидал. Меня, должно быть, высадили в каком-то отдаленном изолированном районе Крегена. Потом болезненно открылась правда. Как раз Афразоя и была изолированной и спрятанной. Эти же люди принадлежали планете Креген и жили обычной человеческой жизнью.

Все, что я мог сделать, — это отправиться вместе с Хэпом Лодером и узнать у него все, что в моих силах. Я найду Делию, найду! И чтобы найти ее, я должен разузнать как можно быстрее, чертовски быстро, все, что только сумею.

Я изучал взглядом зорка с единственным витым рогом. Седло на нем было богато изукрашенное, но вполне функциональное и удобное, а стремена низкие — значит, здесь не будет ничего похожего на согнутые ноги и спины жокеев со скачек с препятствиями на Роттен-Роу [13]. В таком седле можно ехать долго. Я решил, что вполне справлюсь.

Кроме пары мечей и упругой пики Хэп Лодер имел также секиру особого типа, выглядевшую весьма впечатляюще — обоюдоострая, увенчанная шестью дюймами стального плоского лезвия, а также короткий составной лук. Я с изумлением посмотрел на его арсенал, затем снова на лук, и ощутил уважение. Он мог застрелить меня задолго до того, как я до него доберусь. Я вскинул бровь и поглядел на него.

— Покажи, как ты умеешь стрелять, Хэп Лодер.

Он охотно выполнил просьбу. Быстрым тренированным движением натянув тетиву, он взглянул на меня, словно оправдываясь.

— Это легкий охотничий лук, Дрей Прескот. Мощность его невелика. Но я с радостью покажу тебе свое умение, брат по оби .

На песке, в пятидесяти ярдах от нас, валялся кусок плавня.

Хэп Лодер всадил в деревяшку четыре стрелы с такой быстротой, с какой он только мог натягивать и отпускать тетиву. Это произвело на меня впечатление.

Может быть, в конце концов, ему требовалось только это оружие.

К седлу также было приторочены разные доспехи. По большей части стальные, хотя попадались кое-какие из бронзы. Все это выглядело так, словно он собирал доспехи в разные времена по всему свету. Он объяснил мне, что джиктар — это командир тысячи воинов, и мое уважение к нему возросло. От клана Фельшраунг нас отделяло меньше десятка миль. Пока я говорю о расстояниях, пользуясь земными мерами. Когда придет время, я поподробнее расскажу вам о крегенских способах измерения расстояний, времени и количества. Последние, связанные с двумя солнцами и семью лунами, сложны и очень интересны.

Годами я рвался вернуться на Креген. Теперь нельзя терять времени.

— Жди меня здесь, Хэп, — сказал я и вскочил в седло. Ощущение было странное и одновременно знакомое, но в целом бодрящее. Не то же самое, конечно, что взлетать и опускаться на афразойских качелях, но, когда я скакал и ветер развевал мои волосы, то испытывал похожее ощущение свободы и торжества.

Я найду Делию. Найду!

Я вернулся, осадил скакуна перед Хэпом Лодером и спрыгнул на землю.

— Мы пойдем пешими, Хэп.

И мы направились к клану Фельшраунг.

Прежде чем покинуть место нашей встречи, Лодер вытащил копье фрислов из бока убитого зорка .

— Негоже зря терять оружие, — сказал он.

— Откуда они взялись, Хэп? Куда они могли увести Делию?

— Не знаю. Возможно, мудрецы ответят тебе. Мы лишь недавно обосновались в этих краях. За год мы преодолеваем много миль. Мы вечно кочуем по прериям.

Вскоре мы оставили море позади, и тут я сообразил, что за все это время не видел ни одного паруса.

Я узнал, что по равнинам этого континента, называвшегося, по словам Хэпа Лодера, Сегестесом, кочевало много кланов, и между ними шла непрерывная война, когда огромные скопища людей и животных перемещались с одних пастбищ на другие. Город же, который был единственным известным Хэпу городом и которого он ни разу не видел, назывался Зеникка. В голосе и словах кланнера, когда он говорил о Зеникке, сквозила не только ненависть, но и презрение.

Пройдя несколько миль в глубь материка, мы наткнулись на охотничью партию, с которой Хэп Лодер расстался, погнавшись за зверем, — которого, между прочим, так и не догнал, — и меня представили. В тот же миг, как мы совершили паппату — необходимую прелюдию к вызову на поединок, Хэп крикнул, что он принес мне оби .

Я увидел растущее уважение на бронзовых лицах кланнеров. Отряд насчитывал дюжину охотников. Двое из них, судя по всему, все равно вызовут меня на бой — по обычаю кланнеров, всякий мог вызвать другого на взятие оби . Но остальные признали, что если я побил Хэпа Лодера, то побью и их. Хэп надменно смотрел на сдавшихся. Среди кланнеров правили честь и гордость. Слабость сразу же замечали и искореняли. В дальнейшем я узнал о сложных ритуалах, управляющих жизнью кланнеров, о том, что существуют не только дуэли, но и выборы. Но в то время я оглядывался, готовый, если понадобится, драться со всеми и каждым. И, согласно обычаю, сочти я нужным это сделать, Хэп сражался бы рядом со мной, пока нас не убьют либо пока нам не принесут оби .

вернуться

13

Аллея для верховой езды в лондонском Гайд-парке. (Прим, переводчика.)

16
{"b":"2539","o":1}