ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не понимаю, что в ней особенного.

– И не поймешь. – Большой Тони ткнул сына пальцем. – Но ты на ней женишься.

– Она уже замужем, – счел нужным сообщить Керт.

Большой Тони не сводил с него немигающих глаз.

– Она подала на развод. Женщины от тебя млеют, не знаю уж почему. Тебе будет нетрудно ее заинтересовать.

Керт знал, как реагировать на требования отца жениться и произвести на свет наследника до смерти Большого Тони. В свои тридцать четыре года Кертис Уайтинг Бредфорд стал просто экспертом высокого уровня по части уклонения от брачных уз. Втайне от Большого Тони Керт уже на протяжении нескольких лет любил одну женщину, причем глубоко и без оглядки.

Он спустился вниз и воссоединился с Рондой. Требования Большого Тони давно оставляли его равнодушным, не то что в ранней молодости. Его союзником было время. Старый мерзавец не вечен.

– Что ты собираешься предпринять? – спросила Ронда, выслушав его рассказ о разговоре с отцом.

– То же, что всегда, когда отец находит очередную кандидатку мне в жены.

* * *

Ник, не заметив Керта Бредфорда, повел Джанну по двору, гордясь такой спутницей. Она легко беседовала с гостями, не проявляя, вопреки его опасениям, ни капли снобизма. Вместе он и она представляли собой неплохую пару. Она знакомила его со своими деловыми партнерами, а он старался познакомить ее с теми немногими людьми, которых успел узнать сам. Маршрут завершился у буфетного стола, перед ледяной скульптурой русалки довольно крупных размеров.

Джанна положила себе нечто мясное.

– «Браголи» – говядина с оливками. – Она задорно посмотрела на своего кавалера. – А вы что-то очень разборчивы в еде: я заметила, что вы и не прикоснулись тогда к говяжьему языку.

Он вооружился серебряной вилочкой, острой как игла – действительно, богатые слеплены из другого теста, – наколол кусочек и попробовал.

– Отлично! – Он храбро откусил еще. – Зато я ел телятину – отменное кушанье.

Джанна со смехом заметила:

– Это была не телятина, а зобная железа.

В Техасе все так называемые субпродукты достаются свиньям. Так что Ника можно было понять. Он, однако, проигнорировал насмешки Джанны и наколол еще один кусок. Она намазала крекер паштетом и сняла пробу.

– Вкусно, – одобрила и, подумав, добавила: – Но у тети Пиф все равно вкуснее. – Джанна намазала еще один крекер и подала ему. – Попробуйте, вам понравится.

– Вам известно, что в унции паштета из гусиной печени больше холестерина, чем в том же количестве любой другой еды? – не удержался он. – Хотите, чтобы мой холестериновый счетчик взорвался?

– Это не гусиная печень, а печень фенека, – предупредила она, прежде чем он вонзил зубы в крекер.

– Час от часу не легче! – Он решительно вернул ей угощение.

– В таком случае вы погибнете здесь голодной смертью.

– Ничего, в Японии я как-то выжил, даже научился глотать мешанину, которую там подают на завтрак.

Ник поднял голову и увидел, что к ним направляется Керт Бредфорд в обществе роскошной брюнетки – той самой, которая красовалась на фотографии в голом виде на пару с Трейвисом.

8

Джанна, проследив за его взглядом, тоже обратила внимание на тех, кто направлялся к ним.

– Керт Бредфорд, – успел шепнуть ей Ник.

Тревожное чувство ожидания, не оставлявшее ее весь вечер, усилилось. Она рассматривала Керта – своего соперника, человека, стремящегося завладеть отелями тети Пиф. Он был красив и недурно одет. Джанне он показался похожим на итальянца.

– Я рад, что вы приехали, – сказал Керт Нику и повернулся к Джанне: – Вы, наверное, Джанна? Керт Бредфорд.

– Рада познакомиться, – ответила она, радуясь естественности своего тона. – Чудесный прием!

– Благодарю. – Керт указал на свою спутницу: – Ронда Сиббет.

Жгучая брюнетка удостоила Джанну беглым взглядом из-под накладных ресниц и, не обнаружив ничего, достойного внимания, чуть заметно кивнула, после чего адресовала лучезарную улыбку Нику. Джанна привстала на цыпочки, помимо собственной воли не сводя с Ронды глаз. На той было усеянное перышками воздушное платье, выставлявшее напоказ все ее роскошное тело, подчеркивавшее длину ног и открывавшее грудь откровеннее, чем любой туалет, имевшийся в распоряжении Джанны.

– Я – друг Трейвиса Прескотта, – непонятно в какой связи ляпнул Ник. Он тоже сверлил Ронду глазами, не скрывая, что она произвела на него глубокое впечатление. С Джанной он обращался как с младшей сестренкой, по любому поводу подтрунивая над ней. А чего, собственно, удивляться? Красивый мужчина никогда не заинтересуется такой, как она. Тут Джанна поспешила напомнить себе, что отношение Ника Дженсена не имеет для нее ровно никакого значения – главное, заполучить его акции.

Ронда наклонила голову; от этого кокетливого движения ее темные волосы рассыпались по голым плечам. Очевидно, ее так же влекло к Нику, как и его – к ней.

– Разве я знакома с мистером Прескоттом? – спросила Ронда у Керта, не отрывая карих глаз от Дженсена.

– Нет, – поспешно, почти грубо ответил Керт. – Он был здешним представителем «Ймпериал-Кола» до Ника. – Он повернулся к Джанне: – Весь прошлый год Ронда провела на своей вилле в Монако. Ваш брат по-прежнему держит там свою яхту?

Разговор показался Джанне странным.

– «Роза Одри» стоит в Пуэрто-Банусе, – ответила она.

– А-а, Марбелья! – подхватила Ронда, обращаясь к Нику. – Там замечательно, правда?

– Никогда там не бывал. – Ник произнес это так отрывисто, что Джанна обернулась, немного удивленная. Ник улыбался, но характерной ямочки не было заметно.

– Джанна, почему бы нам с вами не удалиться в библиотеку и не побеседовать об отелях? Ведь теперь вы ими занимаетесь? – предложил Керт.

Эти слова прозвучали для Ронды как сигнал: она тут же схватила Ника за руку.

– Потанцуем?

Ник последовал за ней туда, где неровный булыжник был накрыт паркетным настилом для удобства танцующих. «Лживая стерва!» – хотелось крикнуть ему, однако он держал себя в руках. Именно Ронда Сиббет была на знакомой ему фотографии – он нисколько в этом не сомневался. Еще во время ленча на яхте Ник заподозрил, что Керт знает о Трейвисе больше, чем готов признать. Почему они оба лгут?

Видимо, все дело в акциях отеля. Иначе зачем Бредфордам понадобилось выслеживать Трейвиса? Но как объяснить теперешнюю ложь? Не тем ли, что им известно нечто, что помогло бы отыскать убийцу? Шестое чувство подсказывало Нику, что необходимо проявлять осторожность. Не торопись и не раскрывай карты.

– Кариока, – простонала Ронда, падая в его объятия и прижимаясь к нему сильнее, чем требовалось.

Ник понятия не имел, как танцуют кариоку, но музыка была отчетливо латиноамериканская. Он умел танцевать только два танца: «Хмельной Джо» и, разумеется, стандартный вальс.

– Сначала самба, – проинструктировала его Ронда, – потом вот такое движение бедер... – Она продемонстрировала нечто такое, чего Ник никогда бы не сумел изобразить.

Он пытался повторять ее зигзаги, радуясь, что из-за толкучки на танцевальном пятачке никто не заметит, каким болваном он выглядит. Он сознательно не смотрел туда, где торчали, как взведенные «кольты», груди Ронды. Ее платье являло собой образец самого дурного вкуса. Павлин с распушенным хвостом и тот выглядел бы скромнее. Платье облегало ее настолько бесстыдно, что перья казались растущими прямо из тела. То ли дело – изящное черное платье Джанны! Ничуть не меньше сексуальности, зато вульгарности ни капли.

– Вы уверены, что никогда не встречались с Трейвисом Прескоттом?

– Абсолютно. Я никогда не забываю мужчин. – Это откровение было произнесено шепотом, призванным вскружить Нику голову.

– А мне казалось, что я видел фотографию. Вы с ним на яхте. Наверное, обознался.

Накладные ресницы, закрывавшие половину ее лица, затрепетали. Сначала она выглядела ошеломленной, потом собралась с духом и нагло посмотрела Нику прямо в глаза.

31
{"b":"25390","o":1}