ЛитМир - Электронная Библиотека

Джанна заставила себя посмотреть прямо в его голубые глаза.

– Простите. Я... Надеюсь, я не доставила вам больших хлопот, когда повела себя как... как...

Несмотря на дрожащий голос, она не отворачивалась. Ник оценил ее мужество.

– Вы решили, что, переспав со мной, сможете заполучить мои акции.

– Нет. Поверьте, это не так.

Ему очень хотелось ей поверить, но не дурак же он, в конце концов!

– Мне действительно нужны ваши акции, но дело не в этом. Я сама недоумеваю, что со мной произошло. Наверное, слишком много выпила.

Ему хотелось отпустить какое-нибудь колкое замечание, но его образумил ее умоляющий взгляд.

– С кем не бывает. – Он жестом пригласил ее присесть.

Джанна села в кресло напротив него, делая вид, что не замечает, что он наполовину раздет. Его голый торс, который она с удовольствием разглядывала всякий раз, когда Ник нырял в бассейн, вблизи оказался еще более мускулистым, чем она предполагала, еще гуще заросшим темным волосом. Она старалась смотреть только на своего щенка, удобно устроившегося у него на коленке, чувствуя себя еще более подавленной, чем минуту назад. Пусть ее накачали непонятным снадобьем, но как у нее хватило духу полезть к нему с поцелуями?

– Сейчас самое время побеседовать про акции. Я не собираюсь их продавать.

– Но я могу вам предложить...

– Мне это неинтересно. – Он вытянул длинные ноги и откинулся на спинку дивана, позволив Такси самозабвенно лизать ему руку.

Джанна не верила ему. Просто рассчитывает получить больше денег.

– Пифани продала эти акции Трейвису, потому что надеялась на его помощь. Я собираюсь заменить его.

– Назовите вашу цену, – со всей возможной твердостью заявила Джанна.

– Нет таких денег, которые заставили бы меня передумать.

Она терялась в догадках, что за игру он затеял, но здравый смысл подсказывал, что нельзя превращать его в недруга. Она с усилием выдавила из себя улыбку, после чего встала, собираясь уйти. Но Ника ей было не обмануть. Он догадывался, насколько сильно она его сейчас ненавидит.

– Погодите-ка. Что вам известно о Бредфордах?

– С Энтони Бредфордом я никогда не встречалась.

А вчера вечером я на ваших глазах знакомилась с Кертом. Так что сведения мои весьма и весьма скудны.

– А вам не любопытно, почему при таком богатстве – верфи, виноградники, компания программного обеспечения для компьютеров, плюс к тому отели – им позарез понадобились отели Пифани?

* * *

Керт наблюдал за коренастым моряком – греком, судя по внешности, – через одностороннее зеркало, предусмотрительно установленное в каюте на «Песне сирены». Сначала парень разинул рот при виде шикарной обстановки, но потом сосредоточил внимание на Ронде, соблазнительно раскинувшейся на двуспальной кровати. Черные кружева ее лиловой комбинации отлично гармонировали с черными атласными простынями.

– Иди сюда, мой сладкий, – проворковала Ронда.

Грек устремился на зов, потирая ширинку, пуговицы на которой уже давно грозили расстегнуться сами собой. Керт надеялся, что зрелище окажется достаточно продолжительным. Скоротечный секс навевал на него скуку, он любил качественные представления. Ронда всегда была рада доставить ему это удовольствие.

Она уже затащила грека на кровать. Тот резво сбросил брюки, не собираясь на этом останавливаться, но она слегка усмирила его прыть, положив ладонь на синие трусы, под которыми бугрилась нетерпеливая моряцкая плоть.

– Куда ты так торопишься?

Пока грек бормотал что-то непонятное на своем языке, Ронда расстегнула его линялую рубаху. Одно движение мускулистых плеч – и никчемная одежда оказалась на полу. Керт видел, что выбор Ронды пал на весьма агрессивного субъекта – еще более агрессивного, чем в прошлый раз. В притонах столицы хватало матросов-головорезов, регулярно наведывавшихся на остров. Ронда выбирала для их невинных забав на яхте самых напористых, всякий раз повышая уровень.

Ронда опрокинула своего партнера на черный атлас и запустила пальцы с длинными ногтями в густые заросли у него на груди. Он сорвал с нее комбинацию, обнажив груди, покрытые ровным темным загаром. Ее удлиненные соски дразняще напряглись. Она выгнула спину, и одна грудь оказалась у моряка под самым носом. Сдавливая другую грубой ладонью, он зачмокал так громко, что было слышно за зеркалом.

Керт задохнулся от ревности. Он с радостью прикончил бы проклятого моряка! Однако вместо того чтобы обнаружить себя, он расстегнул штаны и, не сводя глаз с барахтающейся пары, извлек свой напряженный член.

Ронда долго уворачивалась от жадных лап и рта моряка, а потом сама сняла с него трусы. Моряк оказался покрытым шерстью с ног до головы. Его член, короткий, зато необыкновенно толстый, стоял по стойке «смирно».

– Хорош! – пробормотал Керт, зная, что и Ронда считает так же. Прежние не годились этому молодцу в подметки. Керт мучился от могучей эрекции и одновременно от желания совершить убийство.

Ронда погладила великолепное орудие партнера. Он отбросил ее руку и потянулся за штанами, чтобы нашарить в кармане презерватив. «Соображает», – подумал Керт, убирая собственное хозяйство. Моряк положил Ронду на спину, развел ей ноги коленом и с кряхтением приступил к обладанию.

Ронда застонала от наслаждения. Керт ворвался в каюту, не в силах сдержать гнев, и навис над голыми телами, глядя на лицо Ронды, выражающее полное упоение происходящим.

– Сукин сын! – Он отшвырнул грека и завопил: – Мифти, Азад, сюда!

Моряк пытался что-то объяснить, но Керт заткнул ему рот могучим и совершенно неожиданным ударом под дых. Мифти и Азад, члены команды яхты, влетели в каюту и потащили беднягу к двери. Керт отвесил ему напоследок еще несколько пинков.

За спиной раздавалось довольное хихиканье Ронды. Завершение сцены было таким же отрепетированным, как и начало: отдубасив моряка, команда оставит его лежать на мостовой Стрейт-стрит. Кто поверит его рассказу, если у него хватит смелости распустить язык?

Керт спустил брюки, глядя на Ронду плотоядным взглядом. При появлении команды она прикрылась, однако ноги под атласной простыней остались широко разведенными. Он отшвырнул в сторону простыню и замер, любуясь обожаемым телом.

– Сучка! – проговорил он, как того требовала их игра. – Лживая сучка! – Шлепая ее по упругому заду, он приговаривал: – Чтобы я больше никогда не заставал тебя с другим!

Скоро ему изменило терпение. Обычно после такого представления их половой акт длился довольно долго, но сейчас все было кончено в два счета. Ронда нисколько не огорчилась, а, прижавшись к его груди, наградила долгим поцелуем, с которого у них обычно начинались любовные игры.

– Керт, – прошептала она с придыханием, как он любил, – у нас могут быть проблемы. Ник Дженсен сказал, что видел на фотографии меня вместе с Трейвисом Прескоттом.

– Не может быть! – Керт встревожился. Верзила-техасец способен доставить им немало неприятностей. Керт почувствовал это при первой же встрече с ним. – Где, каким образом?

Ронда перебирала кружевной край простыни. Он знал ее слишком хорошо и ясно видел, что она тоже не в своей тарелке.

– В Техасе ему якобы попалась на глаза фотография: я и Трейвис на яхте, – объяснила она.

– Я сделал эти снимки с борта «Песни сирены» с помощью телеобъектива. Прескотт не должен был даже знать об их существовании. Они никак не могли попасть в Техас. – Он вскочил. Он не сомневался в своей правоте, но тревога росла с каждой секундой. – Они вон там, в ящике.

Ронда заставила его снова лечь.

– Я уже проверяла. Одной недостает. Наверное, Трейвис послал фотографию отцу.

– Черт, как это могло произойти? Как он ее раздобыл?

Она виновато пожала плечами.

– Если помнишь, он попросил меня сложить в конверт фотографии «Аманды Джейн», которые ты сделал. Трейвис хотел отправить их своему отцу. На той же пленке были и те кадры, сделанные издали... Наверное, отпечатки перемешались или слиплись. Он собирал конверт у меня на глазах. – Она глубоко вздохнула. – Я была с ним даже тогда, когда он отправлял посылку.

35
{"b":"25390","o":1}