ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Похититель детей
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Мы из Бреста. Путь на запад
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Витающие в облаках
Тайна красного шатра
Как победить злодея
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Полночный соблазн

– Разумно. После того как мальтийцы предупредили Каддафи о том, что американские бомбардировщики взяли курс на Ливию, он стал другом Мальты.

– Очень жаль, что мы не попали в самого Каддафи. К власти пришло бы более расположенное к нам правительство, и мы имели бы возможность сами туда поехать и попробовать что-то выяснить.

– Мне все равно, разрешает ли британское правительство ездить в Ливию. Если они найдут что-то интересное, я помчусь туда, никого не спрашивая.

Он взялся рукой за спинку качелей, раскачиваясь более ритмично. Он знал, какая Джанна упрямица.

– Не вздумай отправиться в Ливию без меня.

Она не ответила, а сосредоточила взгляд на море. Большая Медведица объединила усилия с сияющим в небе полумесяцем, и теперь залив покрылся не только рябью, но и платиновым отблеском. Они молча раскачивались, любуясь отражением звезд на воде и вслушиваясь в шорох пальмовых листьев и в негромкий шум волн, набегающих на берег далеко внизу.

Ник засмотрелся на ее профиль.

– Почему ты не сказала мне, что подала на развод?

– А откуда ты это знаешь?

– От Клары. Но ты не сердись на нее – она думала, что я в курсе. – Правильнее было бы сказать, что Ник вытянул из Клары правду.

– Я не хотела огорчать мать, поэтому держала свое решение в тайне. Хватит с нее смерти отца. Я хочу дать ей время привыкнуть к вдовству, а уж потом сообщить о своем разводе.

Одри Атертон показалась Нику вполне счастливой женщиной. Но кто он, чтобы ее судить? Он виделся с ней всего один раз. Однако он мог поручиться, что смерть отца наложила на Джанну более сильный отпечаток, чем на ее мать.

– Я понимаю, что у тебя на душе, – сказал он, отвечая на ее вопросительный взгляд. – У меня умерла жена от рака. Мне тоже было нелегко... – Он повел плечами, немного жалея, что затеял этот разговор, терзающий душу. – Я хочу сказать, что развод в некотором смысле подобен смерти близкого человека: нужно время, чтобы к нему привыкнуть. – Он попробовал улыбнуться. – Так говорят специалисты.

Она кивнула. Он не был готов увидеть ту боль, которой наполнились ее глаза. Не зная, что сказать, Ник снял руку со спинки качелей и дотронулся до ее плеча. В его намерения входил всего лишь ободряющий жест, но получилось иначе: он привлек ее к себе, прикоснувшись бедром к ее бедру. Ее кожа оказалась необыкновенно нежной и теплой. Она посмотрела на него; в ее глазах отражалось лунное серебро.

Не в силах справиться с соблазном, Ник припал губами к ее рту. Она сразу разжала губы. Сначала его поцелуй был нежен, он просто наслаждался. Джанна первая пустила в ход язык. От этого по его телу побежали судороги вожделения. Он крепче стиснул ее в объятиях. Джанна твердила про себя: «Встань и беги!» Но какая-то сила заставляла ее прижиматься к Нику все теснее и теснее. Страстно целуя его, она запустила пальцы в густые влажные волосы у него на затылке, одновременно наслаждаясь прикосновением к налитым мышцам его груди.

«Вот это да!» – пронеслось в голове у Ника. Ее поведение памятной ночью в Мдине он объяснял ее нетрезвым состоянием, то, как она ответила на его поцелуй в машине, – своим собственным пылом. На сей раз сомнения отпали. Ее пальцы неистово бороздили его влажные волосы, вызывая любовный жар.

Джанна целиком отдалась немыслимо желанному поцелую. Одного прикосновения Ника было достаточно, чтобы ее захлестнуло вожделение. Она могла перечислить тысячу причин, по которым ей следовало бежать от него без оглядки. Но она слишком хотела его – о, как она его хотела!

Ник целовал ее, потеряв счет времени; его плоть болезненно напряглась. Тонкая ткань лифчика не мешала ему чувствовать, как набухли ее соски. Он скользнул рукой по ее шее и коснулся груди. Джанна напряглась, но в следующее мгновение сама прижалась упругой полусферой к его сильной ладони. Он отодвинул ткань и провел подушечкой большого пальца по жаждущему ласк соску.

Судя по томительному ощущению внизу живота, Джанна находилась сейчас в свободном падении с высоты в несколько километров. Другой рукой Ник уже шарил по ее спине. Мгновение – и крючок был расстегнут. Как ловко он это проделал! Она хотела было возмутиться, но ее язык оказался пленником его рта. Он снял с нее лифчик и перебросил его через плечо. Она едва расслышала тихий плеск.

Оторвавшись от ее рта, Ник стал медленно опускать голову. Его губы скользнули по ее щеке, шее. Он уже целовал ей грудь. Кончик его языка нежно очертил ее сосок. Она тяжело задышала и вонзила ногти ему в плечи, оставив в них полукруглые отпечатки.

Когда губы Ника сомкнулись на ее соске, сердце Джанны отчаянно затрепетало. Она не смогла удержаться от ответной ласки. Ее рука легла ему на колено и поползла вверх. Дальнейшие действия требовали изменения позы. Внезапно сидение качелей выскользнуло из-под нее. Она ухватилась за Ника, пытаясь удержаться, но было поздно: Джанна шлепнулась в траву, увлекая его за собой.

Ник привстал.

– Не ушиблась?

Она помотала головой, радуясь, что скромница-луна спряталась за облако. Она-то знала, как пылают ее щеки. Что за неуклюжесть!

Ник навис над ней, опираясь на одну руку.

– Знаешь, Коротышка, у меня такое чувство, что оказаться в таком положении нам предписано судьбой.

Его насмешливый тон заставил ее улыбнуться, хотя она продолжала проклинать себя за неуместную неловкость.

– Наверное, ты прав.

– Держу пари, что карты, раскинутые твоей подружкой Шадоу, подтвердили бы это. – Он провел своей теплой ладонью по ее телу от талии до груди. – Теперь я все знаю. Магический кристалл подсказывает, – он раздвинул ей ноги, упираясь прямо в ее лоно восставшей плотью, – что мое место – здесь. – Он поцеловал ее в чувствительное местечко под ухом. – Тут уж ничего не поделаешь. Судьбе надо подчиняться.

Он снова стал целовать ее, еще более страстно, чем раньше, прижимая к прохладной траве.

– То, о чем умолчали карты, мы нашли здесь, на земле.

Ник встал и протянул ей руку. Она кое-как прикрыла грудь, озираясь в поисках лифчика. Деталь туалета плавала на другом конце бассейна. Ник подхватил Джанну на руки, не оставляя ей времени на размышления.

Пока он нес ее в гостевой домик, Джанна твердила себе, что этого не должно было случиться. Они с Ником – деловые партнеры. Секс только осложнит обоим жизнь. Но прежде чем она нашла нужные слова – существует ли вообще вежливый способ высвободить собственное полуголое тело из мужских объятий? – он уже уложил ее в постель.

Сняв плавки, Ник швырнул их в угол. Лунный свет, просочившийся между планками ставен, осветил его силуэт. Сила его эрекции поразила ее и одновременно наполнила сознанием собственного женского могущества. Он хотел ее, пусть это был скорее всего просто приступ похоти.

Она старалась не смотреть на фотографию в серебряной рамке у него на комоде, благо что ее почти не было заметно в темноте. Но все равно ей казалось, что его жена пристально наблюдает за ними.

Ник сунул руку в ящик ночного столика.

– Мне понадобится твоя помощь, Коротышка. – Он подал ей что-то, завернутое в фольгу. – Умеешь надевать спасательный жилет?

Она положила презерватив себе на ладонь, догадываясь, что Ник регулярно спит с женщинами. Иначе он не был бы так хорошо экипирован.

Ник заметил ее колебание. Ей будет нелегко заняться любовью не с мужем, а с другим мужчиной. Для того, чтобы это понять, необязательно было обращаться к магическому кристаллу. Ему был известен единственный способ помочь ей расслабиться – вызвать у нее улыбку.

– Бомбардировщик «Стелс», – сказал он под звуки разворачиваемой ею фольги.

Пока она проделывала необходимые манипуляции, он, уткнувшись лицом ей в шею и наслаждаясь исходящим от нее ароматом цветов, приговаривал:

– Скорее, эта штука чертовски холодная!

От прикосновения ее нежных пальцев его эрекция стала еще сильнее. Он напомнил себе о сдержанности – необходимо доставить ей удовольствие. Безопасный секс, никаких угрызений. Он не мог думать о любви, поэтому нес всякую чушь:

56
{"b":"25390","o":1}