ЛитМир - Электронная Библиотека

– У меня не идет из головы Дженсен. Ты с ним ничего не добилась?

– Он не отвечает на мои звонки. Я наведалась в его офис, но мне сказали, что он занят и не может со мной встретиться. – Ронда еще более соблазнительно оттопырила нижнюю губу.

– А все потому, что он считает тебя замешанной в убийстве Прескотта.

– Меня беспокоит фотография. Что, если отец Трейвиса снял с нее копию?

Керт уже неоднократно объяснял ей, что подкупил почтового служащего, поручив ему перехватить посылку Остина Прескотта. Получив изобличающую фотографию, он сжег и ее, и вообще всю коллекцию фотографий, сделанных за несколько лет. В последние несколько месяцев Большой Тони особенно активно требовал, чтобы сын женился. Керт не мог рисковать: отец не должен был узнать о его тайной жизни.

– Если старый Прескотт сделал копию – в чем я сомневаюсь, – то я позабочусь и об этом. Настоящая проблема – не фотография, а сам Дженсен. – Он снова поднес к глазам бинокль. Ник и Джанна были уже на борту: они болтали и смеялись. Керт обернулся к Ронде. – Эврика! Я знаю, как решить наши проблемы!

Ронда со значением положила руку ему на бедро и прижалась к нему голой грудью.

– Что ты надумал?

– Дженсен как будто не составлял завещания. В случае его смерти наследницей будет мать. Нам не составит труда уговорить ее продать акции. Тогда Большой Тони на год-другой оставит меня в покое. Он окажется нос к носу с Пифани Кранделл и почувствует себя в раю. Не пойму, что он нашел в этой старушенции, но ее имя просто не сходит у него с языка. Имея на руках такой солидный пакет, он получит все основания вмешиваться в ее дела. У него уже не будет времени, чтобы нам мешать, и мы спокойно дождемся твоего развода.

– Блестящее решение!

– Ты еще не слышала главного... – Он вновь настроил бинокль. – Черт, ты только посмотри!

Ронда поспешно схватила второй бинокль. Оба увидели, как Ник, убрав волосы с шеи Джанны, нежно целует ее.

– Что же главное?

– Избавиться от Дженсена, а всю вину свалить на Джанну. – Керт наблюдал, как Джанна, целуя техасца, поглаживает его бедро. А она довольно сексуальна, хотя на вид не скажешь.

Ронда ничего не отвечала. Оглянувшись на нее, Керт осклабился. Сценка, которую они наблюдали, могла показаться скучной картинкой чуть ли не из монашеской жизни по сравнению с их забавами на яхте, но Ронда все равно не могла оторваться от этого зрелища. Насмотревшись, она задаст ему перцу!

– Хватит возиться, – подсказывал Керт Нику, ласкавшему грудь Джанны. – Да сними ты с нее лифчик! – Он ткнул Ронду локтем. – Представляешь, она никогда не загорает без лифчика! И это когда все пляжи от Коста-дель-Соль до Монте-Карло давно остались в одних трусах! Только дурные англичанки да американки цепляются за свои бюстгальтеры. – Заметив, что Ник нежен и терпелив с Джанной, Керт вскричал: – Вот увалень! Давно бы...

Словно услыхав нетерпение, звучавшее в голосе Керта, Дженсен расстегнул лифчик Джанны и отбросил его в сторону. Тряпица взмыла в воздух, задела перила, немного повисела на них и спланировала на воду, где и исчезла. Керт довольно хлопнул себя по коленке.

– Видишь, какое испуганное у нее лицо?

– Перестань! – отмахнулась Ронда. – Это не испуг, а восторг.

Дженсен уже снимал плавки, которые все равно не могли скрыть его могучую эрекцию. Керт перевел бинокль на грудь Джанны. Приличнее, чем он ожидал, но никакого сравнения с оснащением девочек из журнальчиков. Услыхав завистливый вздох Ронды, он опять уставился на Дженсена, оставшегося нагишом.

– Недурен, – согласился Керт, мысленно сравнивая себя с Ником и приходя к выводу, что тот уступает ему на целый сантиметр. Нет, пожалуй, всего на полсантиметра.

Пришло время заняться Рондой: алый кончик ее языка уже вовсю елозил по нижней губе.

* * *

Джанна восхищенно смотрела на Ника, переступившего через свои мокрые плавки. Таксила, ее щенок, крутился у его ног, виляя хвостиком. Наверное, она никогда не сможет сказать Нику «нет». Прошлой ночью они дважды занимались любовью, а на заре – еще раз. Кажется, достаточно? Но нет, она с радостью приняла его приглашение провести с ним день на яхте, хотя он у нее на глазах укладывал в корзинку не только продукты, но и пресловутые «стелсы».

– Ну-ка, долой трусы!

– Я? – Джанна не могла отвести от него глаз. У нее было несколько любовников до Коллиса, но ни один не мог сравниться с атлетически сложенным Ником.

– При чем тут ты? Я имею в виду Такси. Ну-ка, щенок, снимай пальтишко. Ты видишь хоть кого-нибудь в полном обмундировании?

Такси затявкал и признательно завилял хвостом. Он тоже был влюблен в Ника. Стесняясь своих зардевшихся щек, Джанна освободилась от остатков одежды.

Ник сел рядом с ней. Подчиняясь ему, Джанна легла на спину прямо на теплые палубные доски. Рука Ника прочертила нестерпимо эротичную трассу от ее обнаженной груди до бедра.

– Знаешь, чем мне нравится твое тело?

Она покачала головой, понимая, что Ник никак не может питать страсть к ее заурядной фигуре. Он растянулся рядом, уперевшись упругим членом ей в бедро и касаясь губами ее груди.

– Мы отлично подходим друг другу.

Она провела рукой по густым темным волосам у него на груди. Рука продолжила путешествие и, достигнув цели, принялась добиваться большего эффекта от его и так совершенно окаменевшего члена.

– Ты настолько больше...

Он с нескрываемым удовольствием наслаждался ее лаской.

– Дело не в волшебной палочке, Коротышка, а в искусстве самого волшебника.

– Я имела в виду другое: ты гораздо выше ростом и вечно меня дразнишь.

Его губы накрыли ее рот, язык начал парный танец с ее языком, и она не смогла закончить мысль. Она уже не впервые подумала о том, как сильно Ник отличается от Коллиса. Ее муж занимался сексом очень расчетливо: поцелуй здесь, ласка там, прикосновение языка. Все заканчивалось, не успев начаться. По сути, ему было совершенно все равно, что ощущает она. Удовлетворив себя, он терял всякий интерес к продолжению.

Тем временем рука Ника оказалась у нее между ног, пальцы умело находили самые уязвимые точки, вызывая у Джанны стоны восторга. Прощальный поцелуй, подаренный ее нежным грудям, и губы Ника заскользили вниз, не оставляя без внимания ни сантиметра такого желанного тела Джанны. Она попыталась обнять его, но он уже осыпал поцелуями ее напрягшийся живот, продолжая ласкать пальцами все более чувствительные зоны.

– Между прочим, по Мальте прошел один неприятный слух, – с улыбкой проговорил Ник.

Она, с трудом улавливая смысл его слов, приподняла голову и недоуменно уставилась на него.

– Что за слух? – Голос ее был еле слышен. Удивляться этому не приходилось: ей еще не доводилось беседовать с мужчиной, занявшим позицию у нее между ног. Джанна видела только его мокрые волосы и нахальные голубые глаза. Он пустил в ход язык, и она сразу потеряла интерес к любым слухам. Тем не менее Ник счел возможным продолжить свою мысль.

– А слух такой: я – неандерталец в области кулинарии. Якобы я питаю пристрастие к готовым блюдам, от которых дохнут лабораторные крысы. – Он подмигнул и вновь исчез. До нее донесся его голос: – А помоему, это доказательство утонченного вкуса.

Джанна вцепилась в подушки, подняв лицо к лазурным небесам. Внутри у нее нарастал нестерпимый жар. Через несколько секунд ее тело начало буквально сотрясаться волнами экстаза. К звуку плещущейся о борта воды и оглушительному стуку ее сердца прибавился звук разрываемой фольги.

– Знаешь, чем мне нравятся «Стелсы»? – спросил он, сдерживая смех.

Она увидела Ника, готового к штурму. Мощная эрекция говорила о непоколебимой уверенности в себе. Она слабо покачала головой, не имея сил разбираться, что он там еще придумал.

– Они никогда не промахиваются.

Рывок – и он оказался внутри. Она обхватила его руками, раскинула ноги, запустила пальцы ему в волосы. Дыхание ее превратилось в восторженное всхлипывание. Его тело ритмично задвигалось. Скорость движения неуклонно возрастала. Джанна полностью утратила представление о времени, отдавшись первобытным чувствам. Потом она окончательно потеряла рассудок. Ник напрягся и поднажал в последний раз.

58
{"b":"25390","o":1}