ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Сглаз
Груз семейных ценностей
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы
Альвари
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Телепорт
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа

Вооружившись фотографией Керта, вырезанной из газеты «Тайме оф Мальта», Ник прочесывал Коста-дель-Соль, как голодная ищейка в поисках пищи. Дни превратились в недели – бесконечные, одинокие недели. Керт исчез бесследно. Ник не испытывал больше удовольствия ни от величественного каравана на горизонте, ни от белых песчаных пляжей.

Он вернулся в свой маленький номер с зелеными стенами. Обстановка лишена даже намека на самую убогую фантазию: один стул и опостылевшая кровать. Матрас прогнулся под его тяжестью; он в который раз уставился в потрескавшийся потолок.

– Брось ты это дело! – произнес он вслух.

«Нельзя!» – ответил внутренний голос.

«Доверься волне, не противься потоку», – вспомнил он любимую поговорку Трейвиса. Было бы проще всего умыть руки, сдаться, согласиться с официальной версией смерти Трейвиса Прескотта. Однако Ник не мог так поступить. Он считал своим долгом выяснить истину.

Ник не сомневался, что либо Тони, либо Керт, а возможно, и оба вместе позаботились об уходе Ронды из жизни. Они боялись, что она может заговорить и правда о том, кто отравил Трейвиса, выплывет наружу. Ключом к загадке был Керт. Почему он пропал?

О том, чтобы уехать из Марбельи, не найдя Керта, не могло быть и речи. Ник отказывался впредь доверяться волне и не противиться потоку. Он не собирался доживать свой век с чувством собственной беспомощности – тем самым, которое не оставляло его в далеком прошлом, прежде чем он познакомился с Прескоттами.

Уже в который раз он пожалел, что с ним нет Джанны. Она отличалась методическим подходом к проблемам и редким умом. Она бы увидела то, что не в состоянии разглядеть он. Однако о звонке ей тоже не могло быть речи: он и помыслить не смел о том, чтобы подвергнуть ее опасности.

– Надо догадаться, в какое такое место никто никогда не заглянул бы в поисках Керта, – сказал он в потолок.

Потом он представил себе, что перед ним не трещины в штукатурке, а береговая линия Коста-дель-Соль. От Торремолиноса до Пуэрто-Банус путь был неблизок, но Ник сомневался, что Керт добрался до самого Торремолиноса. Пешком, без денег и паспорта он не смог бы преодолеть такое расстояние. Тем не менее Ник проверил Коста-дель-Соль от края до края и нигде не нашел даже следа Керта.

– Так куда никто не заглянул бы, никто и никогда? – снова обратился он к потолку. – Туда, где его проще всего найти.

Ник мысленно поблагодарил потолок. В процессе поиска он уже столкнулся с одним из работающих на Тони детективов, выслеживающих Керта и придерживающихся версии, что тот нанялся ночным портье или мойщиком автомобилей.

– Идиотизм! – сказал Ник. Видимо, он медленно, но верно сходит с ума. Он уже разговаривает сам с собой и не отвергает с порога предположение, будто Керт Бредфорд, субъект отнюдь не семи пядей во лбу, додумался бы спрятаться у всех на глазах.

Керт должен носить грим, рассудил Ник. У него слишком много приятелей из привилегированных кругов плюс папашины шпики, чтобы столь нагло пренебрегать опасностью. Ник продолжал изучать потолок; неожиданная догадка возрождала надежду отыскать негодяя.

Место, где его никто не стал бы искать. У всех на виду. Там, где можно работать, не опасаясь лишних вопросов.

Через несколько секунд у Ника был готов ответ. Чепуха? Но попробовать не мешает.

Следующие две недели были посвящены методичному поиску, начавшемуся в Торремолиносе. Ник продвигался на запад и, достигнув Пуэрто-Бануса, решил, что его подвела интуиция.

В маленькой бухте, отражающей месяц, покачивались на волнах шикарные яхты. Вдоль берега пестрели элегантные закусочные с закрытыми на зиму террасами; внутри, впрочем, хватало посетителей, ужинающих, по средиземноморскому обычаю, на ночь глядя. Ник огляделся, чтобы проверить, не пропустил ли он какой-нибудь из ночных клубов. Он уже раз пять наведывался в Пуэрто-Банус, исходя из того, что Керта по привычке должно тянуть в местечки пошикарнее. Однако, глядя на фотографию Керта, все только разводили руками.

Ник перевел взгляд на крупную яхту, стоявшую не якоре довольно далеко от берега. Ее французское название в переводе означало «Клетка с притворщиками». Он нанял катер и переправился на борт плавучего ночного клуба.

Там он вновь стал вглядываться в лица окружающих. Фотографию он уже никому не показывал, зная что мужчины, выдающие себя за женщин, обычно образуют весьма сплоченную группу. Если Керт действительно работает в одном из здешних многочисленны: клубов, где в роли женщин выступают артисты-мужчины, то ему мгновенно донесут о появлении нового шпика.

Удостоверившись, что среди официантов Керта нет, Ник прошел в бар и протиснулся между мужчиной, который вполне мог оказаться женщиной, и женщиной которую он сразу заподозрил в том, что она – мужчина.

– Como esta? – спросила женщина, призывно глядя на ширинку Ника.

– Я не говорю по-испански.

Ник заказал свой излюбленный «Бушуокер» и полу пил водянистый томатный сок с парой капель текилы Неторопливо отхлебывая коктейль, он изучал посетителей.

Теперь, побывав в двадцати с лишним ночных клубах, он уже не удивлялся, до чего ловко мужчинам удается выдавать себя за женщин, причем красивых. Тем не менее, в подобном заведении он чувствовал себя не своей тарелке. Агрессивные загримированные мужчины упорно с ним заигрывали. Он научился их отшивать, но все равно ощущал неудобство и некоторую брезгливость.

Поняв, что у стойки Керта нет, Ник отвернулся о бара и, продолжая потягивать недоброкачественную имитацию «Бушуокера», стал вглядываться в клиентов за столиками. Он уже знал здешние порядки. Скоро должно было начаться представление, в котором исполнители-мужчины будут изображать знаменитостей женского пола – незнакомых ему европейских актрис певиц, а также американок: Джуди Гарланд, Мэрилин Монро, Барбару Стрейзанд и Бетт Мидлер.

Свет померк, прожекторы осветили тесную сцену. Ник сомневался, что Керт окажется среди талантливых актеров, которые не только удачно изображали женщин, но и прилично пели и танцевали. У Ника не было оснований подозревать у Керта артистические способности. Тем не менее он добросовестно изучал все физиономии, особенно хористок, чьи обязанности ограничивались задиранием ног.

К четвертому акту Ник был полностью обескуражен. Ни одно лицо даже отдаленно не походило на физиономию Керта. Предстояло проверить еще два клуба, но он начинал подозревать, что опять попал пальцем в небо.

– Cigarillos! Cigarillos! – закричал переодетый женщиной мужчина, торговавший в перерыве табачными изделиями.

Ник обернулся и увидел личность, державшую поднос с сигаретами так, как это делали статисты в фильмах 40-х годов. Высокий рост, мощные икры, волосы цвета свекольного сока и толстый слой косметики.

Ник с отвращением отвернулся. Хватит с него местного «Бушуокера», придется заказать пиво. В следующую секунду он вздрогнул. Обернувшись, он вгляделся в темноту, где «женщина» продавала клиенту за столиком пачку сигарет.

Керт! Это был он! Никаких сомнений: его выдавали глаза, несмотря на лиловые тени и длиннейшие накладные ресницы. Ник едва не расплылся в победной улыбке. Не хватало только завопить: «Попался!» Успех вполне мог обернуться провалом. С Кертом надо было разговаривать с глазу на глаз.

Ник поспешно вышел из бара и вернулся на берег. Там он решил ждать, устроившись в темном месте, откуда ему было видно всех тех, кто покидал клуб. Прошло несколько часов, прежде чем из заведения выбрались на катерах все посетители. Потом на берег стали понемногу прибывать актеры.

Луна то и дело ныряла за тучи, обещавшие еще до наступления утра пролиться дождем, однако Ник все-таки заметил Керта, сошедшего на берег: того выдал слишком уж необычный свекольный парик. Другие его коллеги приплывали парами или с клиентами, одного лишь Керта никто не сопровождал. Ник молча зашагал за ним по улице, прячась в тени домов.

Когда людный порт остался далеко позади, Ник набросился на Керта и опрокинул его на землю умелой подножкой. Оба рухнули на брусчатку и пару раз перекувырнулись через голову. Дурацкий парик слетел с головы Керта и очутился в луже. Ник схватил противника за горло и стал душить. Глаза Керта в ужасе расширились, он из последних сил боролся за жизнь.

94
{"b":"25390","o":1}