ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глядя на Лаки, он повторял про себя: это благодаря ей все преобразилось. Достаточно было одной ее улыбки-и Грег понимал, что она для него — одновременно дар свыше и проклятие. Лаки вернула его к жизни, но в ее силах было нанести ему рану, по сравнению с которой все, что натворила Джессика, выглядело бы пустяковыми царапинами.

Совсем недавно ему хотелось одного — поскорее избавиться от Лаки. Теперь он со страхом ждал эфира «Пропавших». Вдруг кто-то предъявит на нее права? Вдруг произойдет невероятное? Вдруг у него отберут Лаки?

— Доброе утро! — приветствовал их Коди. Сара уже заняла свое место среди хористов, детей отправили в воскресную школу, поэтому они оказались на скамье втроем. Лаки села между Коди и Гретом.

Грег знал, что Сара все это подстроила для того, чтобы помирить его с Коди. Если он и протестовал, то только символически. Появление Лаки продемонстрировало ему важность семейных уз. Только теперь он признался себе, что скучал по Саре, племянникам, даже по малютке-племяннице, с которой недавно познакомился. Но больше всего ему не хватало брата.

— Сегодня днем мальчишки играют в футбол, — сообщил Коди. — Они мечтают, чтобы вы пришли за них поболеть.

— Было бы неплохо, правда, Грег? — поспешно подхватила Лаки.

— Конечно, — пробурчал он, не глядя на брата. Грег понимал: таких неприятных моментов, когда он не будет знать, что ответить, не избежать.

Преподобный Тадаку начал службу с проповеди. Грег сидел склонив голову и изредка косился на Лаки. Она тоже опустила голову, ее глаза были закрыты. Грег подумал, что за последние дни она окрепла духом и могла по праву гордиться собой. Лаки не только оказалась незаменимой помощницей в институте, но и без жалоб принимала свое положение, стараясь как можно быстрее овладеть колоссальным объемом познаний.

— Бойтесь соблазна, грешники! — вещал проповедник громоподобным голосом, способным, казалось, поднимать усопших из могил. — Покайтесь, не то гореть вам в вечном пламени!

Пока звучала проповедь о способах избегнуть соблазна в этом мире, утратившем нравственный стержень, Грег чувствовал на себя взгляд Коди. В конце концов он не удержался от улыбки, и Коди тоже улыбнулся.

Сара, которая то и дело поглядывала на них, вздохнула с облегчением. Грег подмигнул ей, давая понять, что разгадал ее замысел.

Грег всегда симпатизировал Саре, даже когда она была всего-навсего надоедливой девчонкой, повсюду таскавшейся за братьями, как привязчивый щенок. Правда, когда минуло несколько лет, все мальчишки школы опомнились и как по команде влюбились в Сару. Но для нее, ясное дело, существовал только Коди. Она преданно любила его с ранней юности и не теряла надежды, даже когда он ее высмеивал. А чего еще может требовать от женщины мужчина?

Преподобный Тадаку подал знак — хористы встали, паства тоже. Все дружно запели «Благодать Господня». Грег, не питая иллюзий насчет своего голоса, беззвучно разевал рот; когда он распевал под душем, Доджер в панике прятался под кровать.

Мощные звуки органа заполняли маленькую церковь и вырывались наружу. Лаки пела от души, чисто и звонко; она сама походила сейчас на луч света — один из тех, что проникали в витражное окно. Грег понимал, что ей самое место в хоре, наравне с лучшими сопрано.

— Душа моя заблудшая...

Лаки умела подолгу держать самые высокие ноты. Встретившись с ней взглядом, Грег понял, что она боится сфальшивить. Но, кроме этой боязни, он увидел в ее взгляде боль одиночества, так хорошо знакомую ему самому.

Она нащупала его руку и сильно сжала.

— Душа моя заблудшая, ты найдена опять... У Грега запершило в горле, когда он увидел, как трепещет синяя жилка у нее на шее. Слова гимна шли от самого сердца.

— ...Господня благодать, явившаяся свыше с колен меня поднять...

Лаки улыбнулась ему, радуясь, что ее чувства находят отклик в его сердце. Ее мелодичный голос вырывался из груди со сверхъестественной легкостью и взывал к самим небесам. Она не спускала глаз с Грега, и он

сразу не заметил, что все, кроме нее, уже смолкли. То было мгновение величайшего эмоционального напряжения, усиленного десятками восторженных глаз, устремленных на них. Казалось, для Лаки перестало существовать все вокруг.

Найдена! Это слово отдавалось в его мозгу, даже когда песня стихла и прихожане положили молитвенники на подставки. Грег по-прежнему сжимал руку Лаки, наслаждаясь общностью переживаний, рожденных гимном.

Он понимал, какое послание она пыталась до него донести. После аварии Лаки полностью преобразилась. Рассудок ее обновился, жизнь началась заново. День за днем, шаг за шагом она обретала себя. А еще Лаки хотела сказать, что доверяет ему и ждет от него помощи.

Прихожане снова сели. Глядя Грегу в глаза. Лаки прошептала:

— Спасибо тебе за все.

Только под конец службы Грег осознал: Лаки знает «Благодать Господню» наизусть. Видимо, она так часто пела этот гимн, что слова навсегда отпечатались в памяти... Странно! Помнить религиозный гимн — и не узнавать популярных песенок, которыми полон эфир.

Сколько же поразительных способностей соединяет в себе Лаки! Прекрасная кулинарка, обладательница ангельского голоса, знаток киберпространства... О дешевой потаскухе такое подумаешь в последнюю очередь. Наверняка всему этому существует какое-то объяснение. Грег понимал: стоит найти его — и станет ясно, почему она до сих пор не опознана. А еще он подумал, как радикально изменилась Лаки с той роковой ночи, когда он ее нашел и спас.

Грег знал, что мозговые травмы часто приводят к трансформации личности. В конце концов, так ли уж важно, какой она была прежде? Если после эфира «Пропавших» Лаки никто не опознает, она получит право начать жить заново и стать такой, какой ей хочется.

Закончив службу, преподобный Тадаку подошел к ним. Быстро пожав Грегу руку, он обратился к Лаки:

— Вы просто предназначены для нашего хора! Никогда не слышал такого голоса!

— Правда? — Лаки была удивлена и в то же время польщена.

— Они репетируют по средам, — подсказал Коди.

— Можешь брать мою машину, — разрешил Грег. — Я обойдусь мотоциклом. Лаки помотала головой.

— Нет, я не умею.

— Вы не умеете водить машину? — удивился священник.

К ним подошли еще несколько человек, чтобы похвалить голос Лаки, и Коди отвел Грега в сторону.

— Ее отпечатков нет ни в одной картотеке. Вчера я получил последние ответы из маленьких штатов. Нигде ничего! Теперь понятно, в чем дело: раз она не совершала преступлений и не обращалась за правами, значит, у нее ни разу не снимали отпечатков пальцев.

— Верно. Но при этом она прекрасно управляется с компьютером и отлично готовит. — Что-то тут не так. Очень уж не вяжутся навыки Лаки с ее первоначальным обликом. Ведь я был уверен, что спас в ту ночь обычную шлюху.

— Если бы еще знать, что она не врет... — Коли внезапно хлопнул себя по лбу. — Господи, за каких же дурней она нас принимает! Кто, как не она, съехал той ночью со скалы?!

Грег был слишком взволнован, чтобы продолжать этот разговор, и решил, что лучше расспросить саму Лаки.

Договорившись с Коди встретиться у их дома, Грег и Лаки пошли к машине. Доджер ждал хозяев под эвкалиптом и, заметив их, настиг в два прыжка.

По пути Грег мучился вопросом, почему она солгала. Коди прав: в ночь аварии она управляла машиной — хотя и с плачевным результатом...

— Как же ты оказалась одна в той машине, если не умеешь водить?

— Знаешь, мне кажется, что меня когда-то учили — только не на такой машине. — Она указала на рычаг переключения передач. — Я умею, когда у машины...

— Автоматическая трансмиссия?

— Вот-вот. Научиться переключать — это сложно?

— Проще не бывает! — Грег остановился на обочине, обрадованный, что нашлось такое простое объяснение. — Сядь на мое место. Я тебя научу.

Лаки овладела ступенчатой коробкой далеко не с первой попытки. Грег, наверное, уже оплакивал бы свою машину, если бы мог сердиться на Лаки. Но она этого не заслуживала. Она очень старалась и ничего не скрывала.

52
{"b":"25391","o":1}