ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лаки захлопнула альбом, испытывая отвращение и стыд. Как ее угораздило стать той женщиной из зеркала? Нужно будет завтра подробно расспросить Брэда о своем прошлом. Кое-что по-прежнему казалось ей загадочным...

Лаки побрела босиком на балкон. Внизу буйствовала тропическая природа, чуть дальше изгибался пляж с переливающимся, словно россыпи жемчуга, песком.

Подставив лицо луне, она вспоминала мужественный облик Грега. Он был совсем близко, всего в получасе полета, и в то же время так далеко! Чем он сейчас занят? Скучает ли по ней? Смог ли уснуть?

Глядя на звездное небо, Лаки возрождала в памяти ночи, проведенные с Грегом. Столько любви — и так мало времени вдвоем! Недаром она так дорожила каждым мгновением... Что ж, зато у нее остались воспоминания, и они придавали ей сил и отваги.

Там, на Мауи, ожидая результатов телепередачи, Лаки готовилась к худшему и все-таки не представляла, какой ужас припасла для нее судьба. Жизнь без Грега!

— Спокойной ночи, милый, — сказала она вслух. — Я люблю тебя всем сердцем.

Восток окрасился первыми алыми сполохами зари, но на западе собирались тяжелые грозовые тучи. Грег понимал, что надвигается новый тропический шторм; скорее всего он разыграется еще до того, как на пляжи выползут туристы.

Со времени отлета Лаки прошло двенадцать часов, и он все это время колесил по острову, зная, что пустой дом повергнет его в еще большую тоску. Зачем лишний раз вспоминать их былое счастье, несбывшиеся надежды?

Когда солнечные лучи прорвались сквозь трепещущие на ветру пальмовые листья, Грег подошел к бассейну для молодняка. Номо ночевал прямо здесь, потому что Абби снова отказывалась принимать пищу. Впрочем, его старания тоже пока ни к чему не приводили. После исчезновения Лаки тюлененок пал духом и упорно отворачивался от бутылки.

— Так она долго не протянет, — пожаловался Номо.

— Отпусти ее. Пускай поспит. Может, потом одумается?

Номо положил Абби на цементный пол. Доджер, не отстававший от Грега, подбежал к тюлененку и ткнул его носом. Абби встревоженно заблеяла, и Грег вспомнил, что на руках у Лаки она издавала совсем другие звуки... Наконец Абби затихла, сложив ласты, словно для молитвы. Доджер плюхнулся на пол и свернулся вокруг нее клубком.

Что ж, у Доджера по крайней мере есть Абби, у Абби -Доджер...

— Положу-ка я бутылку Доджеру между лап, — решил Номо. — Вдруг Абби понравится?

— Попробуй, — сказал Грег, сомневаясь, что из этого выйдет толк: маленькие тюлени-монахи нередко отказывались от пищи после гибели матерей. — А потом ступай домой, спать.

— Ну уж, нет, — нахмурился Номо. — Я тебя не оставлю.

Грег вспомнил, как много лет назад впервые явился сюда, в институт. Он был тогда трудным подростком, и Номо взял его под свою опеку, заразил любовью к животным, посоветовал получить на материке хорошее образование, чтобы стать морским биологом.

Все эти годы Грег воспринимал Номо как своего наставника, не более того. Только сейчас его осенило: ведь Номо заменил ему отца! Лишь благодаря его любви и поддержке он может сейчас считать себя состоявшейся личность.

Но сумел ли он его толком поблагодарить? Грег обнял Номо — человека, так самоотверженно любившего животных, не щадившего сил, помогая ближним, — но слов не нашел. Они молча наблюдали, как Доджер пытается заставить Абби прекратить голодовку.

Наконец Абби сделала несколько глотков козьего молока, и Грег облегченно перевел дух. Он был уверен, что теперь тюлененок выживет.

Покинув Номо, Грег поднялся в свой кабинет, сел и бессмысленно уставился на завал из бумаг. Он мог думать только о Лаки, переживая все, что было, минута за минутой...

Вздрогнув от стука в дверь, Грег спохватился, что утратил чувство времени: комнату заливало жгучее солнце наступившего дня. В кабинет вошел серьезный Коди.

— Я проезжал мимо твоего дома, но тебя там не оказалось. А вчера вечером, сколько я ни набирал твой домашний номер, все время нарывался на телефонный секс.

Грег махнул рукой.

— Не морочь голову!

— Я не шучу. Я даже звонил в телефонную компанию. Они объяснили это ошибкой компьютера и обещали все исправить.

Грег поморщился.

— Что-то слишком много ошибок в последнее время. То мои счета оказываются неоплаченными, теперь вот секс по телефону... Черт знает что!

— Аикане! — В кабинет ворвался Номо, размахивая какой-то бумажкой. — Ты только полюбуйся! Получая козье молоко. Лаки поставила в накладной вместо подписи «С-311». Что бы это значило?

— Понятия не имею, — пожал плечами Грег. — Мы так часто ставим где-нибудь свою подпись, что делаем это машинально. Я всегда надеялся, что Лаки вот-вот назовет или напишет свое настоящее имя, но этого так и не случилось. А при чем тут номер — ума не приложу.

— Зато я знаю, в чем дело! — хмуро буркнул Коди, и Грег в недоумении уставился на брата. — Она когда-то сидела в тюрьме, и там у нее был только личный номер. Держу пари, что она была заключенной триста одиннадцать в тюремном корпусе С!

30

Король Орхидей посмотрел в угол монитора, где велся счет истекшего времени. Два часа пятнадцать минут... Пожалуй, нужно еще немного подождать: двух часов маловато для наступления смерти. Он откинулся в кресле и уставился в потолок.

— Что бы еще такое сделать, чтобы превратить жизнь Грега Бракстона в кромешный ад?

Он уже поработал с его банковским счетом. Теперь на восстановление кредитного рейтинга у Бракстона уйдет не один год. Его телефонные звонки переадресовывались в самые экзотические заведения, предоставляющие сексуальные услуги. Король гордился этой своей выдумкой. Сперва он хотел просто отключить сопернику телефон, но потом сообразил, что секс по телефону — это несравненно забавнее.

— Может быть, пора отнять у него машину? Король разговаривал сам с собой вслух, но это его не смущало. Поблизости не было никого, кроме дворовой кошки, но и эта тварь не могла его услышать. Он вошел в банк данных и исказил сведения, касающиеся машины Бракстона, так, чтобы машина была немедленно изъята у владельца.

Он не ожидал, что эти компьютерные пакости доставят ему столько удовольствия. Он оказался не просто Королем Орхидей, но также повелителем информационной магистрали. Они уже не один год использовали поддельные кредитные карточки, взламывая банковские базы данных, но то, чем он забавлялся сейчас, было куда приятнее, ибо имело оттенок личной мести.

— А теперь напустим на него налоговиков. Пусть он задолжает им полмиллиона долларов!

Король захохотал, очень довольный собой. Любому хакеру известно, до чего просто взломать файлы налогового управления.

При желании он мог бы разорить какую-нибудь авиакомпанию, телефонную компанию, целый город.

Террористы с бомбами были по сравнению с ним жалкой мелюзгой. С помощью модема и клавиатуры он мог спровоцировать технологический Чернобыль! Ну а напакостить Бракстону было просто приятной детской забавой.

Сколько там времени? Два часа тридцать пять минут. Издохла ли облезлая кошка? В прошлый раз ядовитым испарениям орхидей потребовалось около четырех часов, чтобы умертвить кошку. Теперь он поместил в камеру больше орхидей, чтобы ускорить процесс. Нужно все рассчитать так, чтобы на убийство человека уходило не больше двух часов...

Вообще-то Король не особенно волновался: на склад не ступала ничья нога, кроме курьеров, доставлявших орхидеи. На дне ящиков с орхидеями были спрятаны поддельные кредитные карточки из Сингапура. Король и его партнер сами их упаковывали, сами отправляли дальше по назначению. Эту операцию они не доверяли никому: чем меньше сообщников, тем меньше вероятность попасться.

Курьеры, забиравшие товар или оставлявшие на складе новые контейнеры, наведывались с интервалом в три часа. За это время нужно было успеть умертвить человека и спрятать труп в контейнере — иначе грозило появление нежелательных свидетелей.

69
{"b":"25391","o":1}