ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она решительно шагнула вперед, и Брэд обернулся.

— Лаки?! Что ты тут делаешь?

— Хочу задать вам обоим пару вопросов! — Она даже не старалась скрыть душащий ее гнев.

— Какая-то ты расстроенная, — заметил Джадд, вставая.

Расстроенная?! Да она была сейчас злее самого разъяренного быка!

— В чем дело, дорогая? — спросил Брэд, подступая к ней.

И тогда Лаки выхватила из сумочки пистолет. Брэд остановился как вкопанный и бросил растерянный взгляд на Джадда. Его партнер смотрел на Лаки как ни в чем не бывало, оперевшись о стол, словно перед ним была редкая орхидея, а не женщина с заряженным пистолетом.

— Кажется, леди захотелось кое-что узнать.

— Совершенно верно! — Она навела пистолет на Брэда. — Это ты ударил меня по голове — там, на Мауи? Неужели ты действительно решил убить мать собственной дочери?!

— Не знаю, откуда ты взяла такую чушь! — запротестовал Брэд. — Наверное, ты и в самом деле сумасшедшая...

— Не надо меня оскорблять! Получив необходимые мне ответы, я вызову полицию. После всего, что вы со мной сделали, я с радостью погляжу, как на вас застегивают наручники!

Брэд вцепился в край стола так, что побелели костяшки пальцев, и бросил на Джадда гневный взгляд.

— Я же говорил: пусть остается с Бракстоном!

— Заткнись! Она не успеет прикончить нас обоих: мы отберем у нее пистолет.

— Я без колебаний пристрелю вас, если вы не ответите на мои вопросы! Который из вас ударил меня по голове? Он получит пулю первым.

— Это работа Джадда. — Брэд обессиленно опустился в кресло. — Ты случайно раскрыла нашу схему подделки кредитных карточек. Прожив с нами несколько лет, ты не догадывалась, как мы в действительности зарабатываем деньги.

— Разоблачив нас, ты грозила поднять шум. — Джадд разглядывал Лаки, приподнимая по своей неприятной привычке одну бровь. — Нам ничего не оставалось, кроме как тебя прикончить. Но сначала мы, разумеется, пообещали, что прекратим всякую преступную деятельность. А ты поверила и не стала сообщать в полицию: ведь тебе с дочерью надо было на что-то жить.

— Почему на мне оказалась туфля мертвой женщины?

— По ошибке, — поспешно произнес Брэд. — Мы взяли тебя с собой в экспедицию за экзотическими орхидеями и заманили в лесную хижину. Там Джадд накачал тебя наркотиками и заставил осветлить и завить волосы...

Лаки слушала Брэда, который охотно выкладывал подробности в надежде спасти свою шкуру, и представляла себя в те последние часы. Да, она была эгоцентричной особой с тяжелым характером, но при этом — любящей матерью. Она пыталась преодолеть свое прошлое, не хотела снова оказаться соучастницей преступления...

Каково это — знать, что тебя ждет смерть? Даже находясь под влиянием наркотиков, она, очевидно, сохранила минимум рассудка, если смогла сделать себе перманент и обесцветить волосы. При этом она знала, что скоро умрет.

Наверное, она была в панике, мучительно размышляя, как бы сбежать, как спастись, думала о Джулии... Какой ужас — знать, что дочь будет воспитывать этот кроткий с виду монстр!

— Мы сами тебя одели, потому что ты лежала без сознания, — сообщил Джадд без тени раскаяния в голосе. — Замысел был в том, чтобы придать тебе облик дешевой шлюхи. Я надел на тебя одну туфлю, Брэд — другую. Но Брэд оказался глупцом: он не выбросил туфлю Тельмы, она валялась в шкафу. Этот идиот так разволновался, что напялил на тебя туфлю журналистки! Если бы не эта проклятая туфля, на Мауи вообще бы ни о чем не догадались!

Значит, они запихали ее, бесчувственную, в багажник машины. Лаки представила себе эту ночь ужаса, когда до смерти оставались считанные минуты. Хорошо хоть, что она не пришла в себя в багажнике.

— У женщины, которую вы убили в Сингапуре, была семья, — медленно проговорила Лаки. — У нее был ребенок, которого она любила не меньше, чем я люблю Джулию. Вы задумывались об этом?

Внезапно Джадд осклабился, приподняв бровь, и Лаки с ужасом поняла, что он больше ее не боится. Он обнаружил трещину в ее эмоциональной броне! Женщина из зеркала убила бы их, но Лаки не была способна на убийство. Она стала другим человеком. Лаки блефовала, и Джадд догадался об этом, когда она заговорила о Джулии.

— Знаешь, Брэд, — сказал Джадд очень спокойно, словно речь шла об интересном эксперименте, — по-моему, надо посадить Лаки в камеру со смертоносными орхидеями и отключить вытяжку. Пусть она умрет.

— Да она сейчас сама нас шлепнет!

— Кишка тонка! — усмехнулся Джадд. — Разве ты не видишь, что у нее на уме одна Джулия? Как она ей объяснит, что убила папочку?

— Я скажу, что это была самооборона, — поспешно ответила Лаки. — Джулия все поймет, когда вырастет!

В ее тоне уже не было недавней уверенности, и Джадд сразу это почувствовал. Он кинулся на нее, выбил из руки пистолет и повалил Лаки на пол.

— Стерва! Подумать только, я так тебя любил, что вернул домой!

Лаки лежала на животе, пистолет находился под ней, но она не могла его достать: Джадд упирался ей коленом в поясницу. Оставалось только сжимать в кулаке акулий зуб и молиться об удаче.

Грег позвонил из машины в ФБР, продиктовал агенту, ожидавшему звонка Лаки, адрес склада и помчался в Чайнатаун. Агент обещал прибыть туда без промедления.

Грег ехал по узкой улице, окруженной высокими домами. Чайнатаун в свое время построили китайцы, привезенные в прошлом веке для работы на сахарных плантациях. На домах висели таблички с китайскими иероглифами вместо привычных названий и цифр. Грег надеялся, что агентам ФБР эти кварталы знакомы. Сам он нашел нужную улицу без труда: когда-то его спасательная команда проводила здесь учения.

— Вот и ее машина, — сказал он Доджеру. — Теперь бы еще определить, в какой дом она отправилась.

Припарковавшись рядом с машиной Лаки, Грег выскочил и вдохнул вонь разлагающегося на жаре мусора, к которой примешивался какой-то странный пряный запах. Доджер, и тот наморщил нос. Грег понял, что он уловил запах опиума, доносящийся из квартала красных фонарей.

Эти улочки не имели ни малейшего сходства с туристским раем, зато трудно было найти более подходящее место для незаконной деятельности. Оглядевшись, Грег подумал, что мог бы с равным успехом принять этот город за Гонконг или китайский район Сан-Франциско. С балконов свисало белье, в узких

улочках раздавалась азиатская речь. Здесь явно не было принято задавать вопросы.

Грег не умел читать китайские иероглифы и терялся в догадках, в котором из ближайших зданий размешается фирма «Интернэшнл оркид импортинг». Магазинов поблизости не наблюдалось, спрашивать было некого и некогда. Да и вряд ли он встретил бы здесь знатока английского.

— Ладно, дружок, — сказал он Доджеру и показал ему один палец. — Ищи Лаки!

Пес не был натренирован на поиск следа, зато прекрасно знал запах Лаки. Он уверенно побежал по улице, принюхиваясь.

Здесь не было парковочных площадок, и машины стояли прямо у домов. Грег догадался, что Лаки решила не оставлять машину в непосредственной близости от склада. Они уже достигли края квартала, когда Доджер замер, приподнял одну лапу и заскулил.

Грег погладил его по голове.

— Молодчина, Доджер.

Дом показался ему слишком маленьким для склада, но он знал, что в Чайнатауне внешность часто обманчива. Грег открыл дверь и оглянулся напоследок, надеясь увидеть агентов ФБР, но по улице ползла только древняя, отчаянно дымящая «Тойота». Ждать он не собирался: минута промедления могла стоить Лаки жизни.

На складе было темно, если не считать голубоватого свечения в глубине. Он постоял, поглаживая Доджера и давая глазам привыкнуть к потемкам. Постепенно ему стало ясно, что склад гораздо просторнее, чем ему сперва показалось. Вдоль стен были расставлены ящики, похожие на гробы.

Грег почувствовал, как по спине поползли капельки липкого пота. Почему такая темень? Что они с ней сделали на этот раз?

— Ищи Лаки! — шепотом приказал он Доджеру. Схватившись за собачий ошейник, Грег медленно пошел за Доджером по складу. Подойдя ближе к источнику свечения, он понял, что это компьютерные мониторы. Остальной офис тонул в темноте. Доджер потянул Грега в сторону от офиса, к пирамиде из картонных ящиков.

80
{"b":"25391","o":1}