ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, еще не успели, – ответила домоправительница безапелляционным тоном, каким привыкла отдавать распоряжения своим подчиненным на кухне. Затем она протянула Броуди руку и добавила: – Добро пожаловать домой.

– Спасибо. – Броуди, казалось, слегка смутился. – Нет ли тут местечка, где мы могли бы спокойно поговорить?

– В буфетной сейчас пусто, – без колебаний ответила Мария, – пойдемте туда.

С этими словами она повернулась и повела посетителей через гигантскую кухню к застекленной буфетной, где стояли многочисленные шкафы с тарелками, супницами и прочей столовой утварью. На большой стойке из полированного черного гранита были выставлены серебряные блюда с маленькими пирожными, которые официанты должны были подать к столу чуть позже, на десерт.

Войдя в буфетную, Мария повернулась и, сложив руки на груди, воззрилась на визитеров. Лицо женщины ничего не выражало, но во всей ее позе было нечто оборонительное. «Ни дать ни взять медведица-мама приготовилась защищать своего медвежонка», – усмехнулась про себя Тори. Впрочем, ничего удивительного. Любой, кто хоть однажды видел, как общаются между собой Мария и Эллиот, сразу понял бы, что между ними существует особая внутренняя связь.

К собственному удивлению, Тори заговорила первой. Возможно, женское чутье подсказало ей, что Броуди не силен в разговорах такого рода – когда необходимо выяснить нечто сугубо личное, не предназначенное для посторонних.

– Мария, не согласились бы вы помочь Эллиоту и Броуди? Все, что произошло в последние дни, стало для них настоящим потрясением. Ведь ни один из них даже не подозревал о существовании другого.

Тут в разговор вступил Броуди:

– Эллиот уже начал знакомить меня с местными достопримечательностями. Он только что водил меня на ваше знаменитое плато и показал «Хоукс лэндинг» с высоты птичьего полета. И рассказывал о том, почему ваши владения названы именно так.

«Хорошо, – подумала Тори, – молодец Броуди. Пусть Мария поймет, что братья стремятся лучше узнать друг друга. Они не должны выглядеть в глазах остальных врагами».

– О чем вы хотите узнать? – произнесла Мария. Было заметно, что напряжение немного отпустило ее.

– О моей матери. Почему она забрала меня, но оставила Эллиота?

– Понятия не имею, – призналась пожилая женщина. – В один прекрасный день Джан вдруг заявился домой с младенцем. Это был Эллиот. Он сказал, что ребенок – его, и заявил, что мать от него отказалась.

– А что он сказал обо мне?

– Ничего, – вздохнула Мария. – Он ни словом не обмолвился, что детей было двое.

«Как странно, – подумала Тори. – Значит, эта женщина, Линда, никогда здесь не жила?..»

– Сколько тогда было Эллиоту? – спросил Броуди.

– Всего несколько дней. Он только что родился.

– Они поженились и тут же развелись? – продолжал спрашивать Броуди.

Последовала короткая пауза, а затем Мария ответила вопросом на вопрос:

– А почему вы думаете, что они вообще были женаты?

– Мне сказали об этом Бардзини.

Мария ничего не ответила, но по лицу ее ясно можно было прочесть, о чем она думает: Джине Бардзини с ее выводком нельзя верить ни в чем. Они будут клясться в чем угодно, если только это отвечает их интересам.

– Почему же Джан не женился на матери своих сыновей? – спросила Тори.

– Если бы он это сделал, жена получила бы законное право на часть владений «Хоукс лэндинг». А Джан скорее умер бы, чем уступил кому-то хоть пядь своих земель. Заметьте, ведь он даже своей сестре завещал смехотворно малую долю виноградников.

Воцарилось долгое молчание, нарушаемое лишь звоном посуды из кухни. Наконец Броуди заговорил:

– Насколько мне известно, именно вы нашли Джана мертвым, и случилось это около часа ночи?

Неожиданная смена темы, казалось, смутила и несколько встревожила Марию. Она молча кивнула, настороженно глядя на Броуди.

– Вам тогда ничего не показалось подозрительным?

– Нет. Я сразу поняла, что произошел несчастный случай.

– Почему вы так уверены в этом?

– Ну-у… Судя по всему, Джан подъехал слишком близко к краю бассейна. Он страдал бессонницей и часто выезжал по ночам из дома на своей каталке. Кстати, с ним уже случалось нечто подобное. Как-то раз он отправился к Альдо, наехал на какую-то кочку и свалился вместе с креслом.

– На дороге, которая ведет к коттеджу Альдо, действительно много кочек, но вокруг бассейна – совершенно ровный бетон, – заметила Тори.

Мария вздохнула.

– Наверное, дело в том, что было темно…

– Значит, вы не видели и не слышали ничего подозрительного? – повторил свой вопрос Броуди.

– Нет, ничего такого.

– А что заставило вас пойти к бассейну в такой поздний час?

– Я шла к Альдо. В бассейне была включена подсветка, и я заметила в нем тело Джана.

«Любопытно», – подумала Тори. Раньше ей и в голову не приходило, что между Марией и Альдо что-то есть, но теперь мысль об этом вовсе не показалась ей странной. Оба прожили в «Хоукс лэндинг» большую часть жизни; Мария никогда не была замужем, а Альдо развелся так давно, что никто уже не помнил, как выглядела его бывшая жена.

– Вы говорите, что в бассейне была включена подсветка. Почему же Джан не заметил ее и не отвернул в сторону? – поинтересовался Броуди.

Мария печально покачала головой.

– После инсульта Джан был наполовину парализован. Он, к примеру, не мог оглянуться или опустить голову, чтобы посмотреть вниз. Я думаю, он просто неверно оценил расстояние от своей каталки до бассейна. Кроме того, бассейн – новый…

– Что вы имеете в виду? – насторожился Броуди.

– Эллиот переделал его только в прошлом году. А ваш отец, конечно, привык к тому, который был тут со времен его детства.

Подумав, Броуди задал еще один вопрос:

– У вас тут существует какая-нибудь служба безопасности? Ну, охранники, собаки?..

– Джан ненавидел собак. Он никогда не разрешал Эллиоту завести щенка или какую-нибудь другую зверушку. – Мария замолчала, видимо, почувствовав, что ее слова звучат слишком горько, а потом снова заговорила, но уже более спокойно: – Единственная охранная система здесь защищает винодельню.

Тори не удержалась, чтобы не добавить:

– Все считали, что Джанкарло слишком скупой, чтобы тратить деньги на охрану.

Броуди быстро взглянул на нее и снова обратился к Марии:

– Что вы предприняли, когда обнаружили тело? Мария на секунду закрыла глаза.

– Джан лежал на дне бассейна, и было ясно, что он мертв. Я побежала за Альдо, и мы вдвоем вытащили тело на берег.

– Если вы были уверены в том, что он мертв, почему вы не оставили его в бассейне до приезда полиции?

Мария изумленно воззрилась на Броуди. Видимо, ее поразил скрытый намек, содержавшийся в его вопросе.

– А вдруг его все-таки можно было спасти? Мы не могли ждать двадцать минут до приезда шерифа!

9

– Я все-таки не понимаю, зачем Джина Бардзини солгала нам, сказав, что отец и мать были женаты, – недоуменно произнес Броуди, когда они с Тори покинули кухонное царство.

– А может, и не солгала? Может, Мария просто об этом не знает – или не хочет говорить?

– Ну, это вряд ли. Мария произвела на меня впечатление прямого и искреннего человека.

С этим Тори не могла спорить. Если Джина всегда казалась ей настоящей змеей, то Мария, наоборот, порядочной и честной женщиной. Возможно, домоправительница заблуждалась, но говорить заведомую неправду она не могла.

Они шли по длинному коридору, направляясь к залу приемов. Броуди задал Марии еще несколько вопросов относительно смерти Джана Хоука, но ей было нечего добавить к тому, что она им уже рассказала.

– Кстати, вы разговаривали с Фредом Уикерсоном, семейным адвокатом Хоуков? – поинтересовалась Тори. – Уж он-то наверняка знает всю правду относительно ваших родителей.

Броуди отрицательно мотнул головой:

– Мы с Эллиотом собирались, но пока не успели.

– Тогда давайте его поищем. Я уверена, что Фред все еще находится здесь.

22
{"b":"25392","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Возвращение в Эдем
Куда летит время. Увлекательное исследование о природе времени
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Прекрасная помощница для чудовища
Любовный водевиль
Двенадцать
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Любовь попаданки