ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они нашли юриста в той самой библиотеке, где совсем недавно он собрал семью, чтобы сообщить им о завещании старого Хоука. Фред налил себе в кофе изрядную порцию бренди и теперь наслаждался им, сидя на диване.

– Ты уже пообщался с Броуди? – обратился к нему Эллиот.

– Он, наверное, спрашивал тебя, во сколько оценивается доставшаяся ему недвижимость? – выпалила следом за ним Рейчел, прежде чем Уикерсон успел ответить.

– Нет. – Фред сделал еще пару глотков, а затем поставил чашку на журнальный столик. – Броуди интересовало другое: состояли ли его родители в законном браке, и участвовал ли я в их бракоразводном процессе. Однако все это происходило еще до того, как я стал вести дела Джана. – Адвокат кивнул на картину, где была изображена сцена античной охоты. – Я посоветовал ему заглянуть в бумаги, которые хранятся в этом сейфе.

– А с какой стати он задавал такие вопросы?

Рейчел окончательно запуталась. Больше всего она ненавидела те моменты, когда кто-нибудь ставил ее в тупик. Если она понимала человека и знала, чего он добивается, ей было проще нажимать на нужные кнопки и манипулировать им по собственному усмотрению.

– У него возникли какие-то подозрения относительно замужества родителей. – Фред снова взял чашку со столика. – Что ж, он имеет право знать, состояли ли они в законном браке.

– А какая разница: состояли, не состояли?.. – недоуменно спросила Рейчел. – Ведь он же все равно является наследником!

– Да разницы-то, собственно, никакой. Я полагаю, Броуди просто хочет во что бы то ни стало раскрыть тайну.

Рейчел посмотрела на Эллиота, а затем снова перевела взгляд на Фреда.

– Какую еще тайну?

Юрист промолчал, а Эллиот негромко ответил:

– Почему наша мать взяла его, а меня оставила отцу.

– Может, было бы логичнее поставить вопрос иначе: почему ваш отец оставил тебя, а не Броуди?

Эллиот лишь пожал плечами, и Рейчел вдруг показалось, что он завидует брату – тому, что Броуди не пришлось расти, повинуясь железной воле Джана Хоука.

– Почему бы тебе не заглянуть в сейф? – предложила Рейчел. – Ты знаешь комбинацию замка?

– Да, отец заставил меня заучить ее наизусть еще много лет назад. Он говорил, что она понадобится мне после его смерти.

– Так, может, там какие-нибудь секретные документы или ценности! – воскликнула Рейчел, не в состоянии сдержать охватившее ее возбуждение. – Давайте же скорее посмотрим!

К ее великому разочарованию, в старинном сейфе, который был вмонтирован в стену позади картины, никаких сокровищ не оказалось. Там была лишь шкатулка с древними часами и запонками, которым по виду можно было дать лет сто, не меньше, а под шкатулкой находилась стопка бумаг. Это были документы, подтверждающие право владения землей, машинами, а также свидетельство о рождении Эллиота.

– Моя мать здесь значится как Линда Хоук, – задумчиво произнес он.

– А нет ли там свидетельства о браке или, наоборот, о разводе? – спросил Фред, подходя поближе.

– Нет, ничего такого.

– Может, они находятся в каком-нибудь другом месте? – предположила Рейчел.

– Если бы они хранились в письменном столе отца, я бы их давно нашел, – ответил Эллиот. – Не могу понять, для чего ему понадобилось их прятать!

– Что ж, возможно, подозрения Броуди не так уж безосновательны, – многозначительно проговорил Фред. – Не исключено, что ваши родители никогда и не были женаты.

– Но ты же сказал, что это все равно ничего не меняет!

Рейчел старалась говорить как можно более непринужденно, однако в конце фразы ее голос все равно невольно сорвался на визг. Так всегда случалось, когда она находилась в растерянности и не знала, что делать. Вот и сейчас она была буквально вне себя, поскольку никак не могла взять в толк, что происходит.

– Давайте спросим Броуди, что заставляет его думать, будто наши с ним родители не были женаты, – предложил Эллиот.

Именно этого момента Рейчел и дожидалась.

– Вряд ли нам удастся сейчас его найти. Они с Тори куда-то отправились. Впрочем, вернутся же они рано или поздно…

От внимания Эллиота не укрылось, как изменилась интонация Рейчел. Последние фразы были явно сказаны ею не без умысла. Он сказал себе, что не следует придавать этим словам слишком большого значения, – во всяком случае, не реагировать так, как это случилось с ним возле могилы отца, когда он увидел Тори и Броуди стоявших рядом на вершине пригорка. Для ревности нет никаких поводов: такой человек, как Броуди, Тори не нужен.

Эллиот неоднократно беседовал с Тори о ее первом замужестве. Тогда она вышла замуж за профессионального каскадера, которому собственное легкомыслие стоило жизни. Он погиб, пытаясь выполнить какой-то головоломный трюк, хотя его и предупреждали, что это слишком рискованно.

Во время этих разговоров Эллиот много раз слышал от Тори, что теперь ей хотелось бы видеть возле себя человека, который предпочитает размеренную и спокойную семейную жизнь, а не играет в кошки-мышки со смертью, наслаждаясь чувством опасности. Что же касается Броуди, то он как раз относится к числу таких сумасбродов: пока они ехали, брат рассказал Эллиоту кое-что о тех акциях, в которых ему приходилось принимать участие. Но самое поразительное – оказывается, Броуди был намерен вернуться к своей антитеррористической деятельности. Нет, подобный человек не сумеет завоевать сердце Тори.

Если только… Если только в ней не живет подсознательная тяга именно к таким людям – авантюристам, которые привыкли ходить по лезвию бритвы. Может быть, именно этим в свое время покорил ее сердце Коннор Андерсон и теперь то же самое манит Тори к Броуди?

Эллиот осознавал, что женская душа всегда оставалась для него непроницаемой тайной. Красивая внешность и высокое социальное положение, разумеется, притягивали к нему женщин, однако его опыт общения с ними был все же ограничен. Ведь сестер у него не было, а Мария хоть и растила его вместо матери, все же соблюдала известную дистанцию, ни на минуту не забывая о том, что она на самом деле служанка. И вот теперь ему даже не с кем было посоветоваться…

Последние несколько месяцев Эллиот пребывал в растерянности из-за того, что Тори то и дело откладывала дату их свадьбы. Сам он ни секунды не сомневался, что наконец-то встретил именно ту – единственную женщину, которая ему нужна. Эллиоту казалось, что и Тори чувствует то же самое, но по какой-то необъяснимой причине она продолжала тянуть, не решаясь на последний, самый главный шаг.

Эллиот уважал ее решение воздержаться от интимных отношений до того момента, как они станут мужем и женой. У него было слишком много женщин, отдававших себя в первый же день знакомства, поэтому он ценил консерватизм и чистоту Тори. Но только теперь он стал задумываться о том, что, в сущности, не знает истинных причин ее такого поведения. Что, если он просто создал в своем воображении некий образ идеальной жены и этот образ не имеет ничего общего с реальностью?..

Посреди этих раздумий Эллиот бросил взгляд на Рейчел. Она смотрела на него, словно в ожидании чего-то, и Эллиот внезапно разозлился. Теперь, после смерти Джана Хоука, Рейчел, похоже, не терпелось утвердить себя в качестве его партнера. Да, он действительно нуждается в ее помощи, но это не означает, что ему днем и ночью хочется видеть эту женщину возле себя!

В дверь дважды постучали, а затем, не дожидаясь ответа, в библиотеку просунул голову Лоренцо Бардзини. Его, по всей видимости, так и распирало от какой-то новости.

– Угадайте, кто к нам заявился! – воскликнул он. – Братья Корелли!

– О, черт!

Только этого сейчас не хватало Эллиоту – чтобы его главные конкуренты притащились сюда выражать свои соболезнования! Разумеется, этого визита можно было ожидать: пусть даже они враги, но в Виноградной долине существует определенный этикет, нарушать который не позволено никому. И все-таки ему меньше всего хотелось бы сейчас их видеть.

Размашистыми шагами Эллиот направился к двери.

24
{"b":"25392","o":1}